«У каждого украинца свой фронт»: интервью с нардепом Чорноморовым об обороне Вознесенщины, работе гуманитарного штаба и будущем

прочтения: 19523
06.05.2022 13:15

Безусловно, сегодня, когда в Украине продолжается война, рано подводить какие-то итоги. Вместе с тем, для понимания того, с чего начиналось движение героического сопротивления украинского народа, важно владеть информацией.

Одним из первых городов, в которых проходили серьезные боевые действия в границах Николаевской области, стал Вознесенск. В короткой беседе с народным депутатом Украины Артемом Чорноморовым, который представляет в Верховной Раде интересы Вознесенского района, узнали, благодаря чему и как удалось отбить атаку российской армии, поговорили о работе штаба нардепа, обсудили то, какие основные вызовы стоят сегодня перед Украиной и затронули тему того, каким должно стать наше будущее, чтоб не допустить подобное вторжение вновь.

– За несколько дней до начала войны, Вы провели заседание в Вознесенской РГА, на которое пригласили представителей местной территориальной обороны. Зачем?

– Прежде всего, мне было важно понимать настроения глав ОТГ Вознесенского района. Два месяца подряд наши зарубежные партнеры, озабоченные скоплением войск на границах страны, заявляли, что рф планирует атаковать Украину. На уровне области звучали только какие-то декларативные сообщения о поддержке местных ТРО. Выделялись какие-то смешные суммы, в масштабе ситуации, на обустройство работы представительств теробороны. Понимания хоть какой-то логистики, плана действий ни у кого не было. Тогда я приехал в Вознесенск, чтобы составить «дорожную карту», на случай, если то, о чем говорили наши западные партнеры окажется правдой.

– Было ли тогда ощущение, что рф решит открыто напасть на Украину?

– Каждый украинец, до того самого утра 24-го февраля, жил надеждой, что полномасштабной войны не будет. Надежда не оправдалась и нам пришлось буквально за считанные часы разворачивать оборону наших городов. Уверен, что та встреча, которая была проведена в Вознесенской РГА, помогла разбить врага, когда он пытался пройти через Вознесенск. Нас спасло то, что мы, после той встречи за несколько дней до нападения, понимали, к кому и за какой помощью можем обратиться. Например, у Херсона и приграничных районов, такой возможности не было.

– Почему сдержать врага не удалось в Херсоне?

– Я не военный эксперт, но даже не посвященному человеку ясно, что у Херсона, к сожалению, попросту не хватило времени для того, чтобы среагировать. Плюс, к большому сожалению, среди руководства самого Херсона, оказались предатели, которые открыто помогли оккупантам, так сказать, открыли двери, российским солдатам. При этом, сами херсонцы, как и остальные жители временно оккупированных территорий, которые несмотря на угрозу жизни продолжают выходить на митинги за Украину, не могут не вызывать восхищения. Уверен, что все предатели, в скором времени понесут ответственность, после того, как наши ВСУ вернут контроль над украинской Херсонщиной. Об этом говорит и наш Главнокомандующий – Владимир Александрович Зеленский.

– Как думаете, возможен ли подобный сценарий со сдачей города в Николаеве?

– Если бы он был возможен, то оккупанты были бы уже здесь. Вспомните, как в первые дни полномасштабной войны, в разных частях города сообщали о задержании ДРГ. Почти в центре Николаева даже был бой. Вертолеты с десантом. Я думаю, что если бы у врага была поддержка среди горожан, то, возможно, город был бы сейчас оккупирован. Этого не произошло. При этом, допускаю, что в Николаеве могут оставаться затаившиеся симпатики «русского мира», которые ждут поражения Украины. Но это вопрос нашей Службы безопасности. Это их задачи, которые они, надеюсь, решают. У Николаева сейчас очень важная роль – не допустить сухопутного прорыва в Одессу. Уже более двух месяцев Николаев с этой задачей справляется, за что и получил звание города-героя.

– На той встрече с главами ОТГ в Вознесенске, о чем именно шла речь?

– Я попросил глав громад подготовить мини-дорожные карты для местных жителей: куда бежать, где будет вода, где будут продукты, что делать, если не будет связи. Элементарно, мы должны были знать, у кого можно взять песок, для оборудования блокпостов, транспорт для его перевозки и прочее. Понятное дело, что не все успели проработать эти моменты, потому что встреча была в выходной день, но несмотря на это, каждый из участников того совещания, отчетливо понимал, на какие вопросы им надо найти ответы. По факту, тогда в Вознесенске, мы проработали дорожную карту для глава ОТГ. Уверен, это помогло многим.

– Насколько был подготовлен Вознесенский район к обороне? Было ли оружие? Средства связи?

– В Вознесенске было так же, как и везде. Все запускали с колес. Главное, что было – это желание людей защищать свое, стоять за свое до конца. Ведь в отличие от россии, наши люди имеют свободный доступ к информации, они видят, что в рф нет никакой свободы. Наш же народ свободолюбивый. Что-то не нравится – Майдан. Можете такое представить на россии? Поэтому, когда этот «русский мир» хотел захватить Вознесенск, то очень много людей вышли, чтобы сказать ему «нет».

В военное время, Верховная Рада работает в постоянном режиме. Это значит, что все нардепы должны в течение очень короткого времени собраться в сессионном зале. В первые дни полномасштабной войны мне звонили представители местных тероборон, просили помочь с оружием. Было некое непонимание того, как все будет работать. Президент и Главнокомандующий Владимир Зеленский тогда публично говорил, что оружие надо выдавать всем, кто записался в ряды ТрО. Проехал тогда по всем громадам, дал разъяснения. Вскоре стали раздавать оружие. То же касалось и вопросов средств связи, защитной экипировки, аптечек и сотни других вопросов, с которыми никто ранее не сталкивался.

– Бои за Вознесенск. Как это все было?

– Прежде всего, хочу подчеркнуть, что важно понимать, что сам Вознесенск вряд ли был интересен русским. В свете захватов атомных электростанций, было понятно, что целью рашистов была наша теперь уже Пивденноукраинская АЭС. Поэтому мы готовились и к обороне атомной станции. Десятки людей готовили коктейли Молотова, строили защитные сооружения.

О том, что готовился захват нашей АЭС прямо говорят российские солдаты, взятые в плен в Вознесенском районе. Плюс, через Вознесенск идет дорога на Киев, который российские войска хотели захватить за два дня. Вознесенск им не удалось взять под свой контроль. За город стояли вознесенцы. К счастью, мы успели вооружиться, получить поддержку наших героических военных. При помощи местного бизнеса, удалось за считанные часы оборудовать защитные сооружения. Да, не обошлось без потерь, но ВСУ и вознесенцы выгнали рашистов с нашей земли.

Вознесенск стал одним из первых населенных пунктов, который так сильно разгромил рашистскую нечисть. Уверен, что мы стали примером для многих других городов. Думаю, в Вознесенске они стали убеждаться, что блиц-криг провален. Сейчас, единственное, что остается врагу – трусливо обстреливать нас ракетами.

– Удалось ли Вознесенску вернуться к обыденной жизни?

– Пока не закончится война, ни о какой обыденной жизни речи идти не может. Что же касается налаживания жизнеобеспечения, то насколько мне известно, сейчас в Вознесенске есть все, что необходимо. Так же дела обстоят и по всему Вознесенскому району. Большая заслуга принадлежит волонтерам и обычным жителям, которые помогают друг другу и своим громадам. Не хочу сейчас называть фамилии, чтобы кого-то не забыть и не обидеть.

– По Вашему мнению, какие вызовы сейчас стоят перед Вознесенским районом и Украиной в целом?

– Сейчас главные вызов – переориентация нашего сельскохозяйственного сектора. Из-за блокировки наших портов, удара по мосту в Одесской области, атак на объекты «Укрзализницы», разрушенной инфраструктуры значительно усложнился вопрос экспорта нашей продукции. Значит нам надо в сжатые сроки, пока идет восстановление нашей страны, решить, что мы будем делать с нашей продукцией. Веду много переговоров с нашими международными партнерами, нашими фермерами, правительством, чтобы разработать экстренный план помощи нашим аграриям. Если мы поможем нашему агросектору – мы спасем нашу Украину. Президент это тоже понимает. Вместе с нашей командой дипломатов ему удалось достичь большой победы – были отменены квоты и пошлины для украинского экспорта. Поэтому сейчас крайне важно наладить логистику. Большая часть работы моего штаба сейчас сосредоточилась именно на этом вопросе.

– Чем еще сейчас занимается ваш штаб?

– Мы сосредоточили свои усилия на гуманитарной помощи. Лично я много времени уделяю работе на дипломатическом фронте. Есть отчетливое понимание, что сегодня, когда наши международные партнеры продолжают поставки вооружения, то в первую очередь должен стоять вопрос сохранения жизни нашим военным. Их обучение занимает достаточно большое количество времени. Их подготовка и опыт ведения боевых действий – это наше самое основное оружие. Соответственно, мы работаем над тем, чтобы найти самое лучшее обмундирование для наших защитников, самые действенные медикаменты. Параллельно с этим, мы помогаем и местным жителям, многие из которых ведут невероятную работу в тылу. Сегодня у каждого украинца свой фронт. И как я сказал с трибуны Верховной Рады за несколько дней до войны, шага назад не будет. Это наша земля и мы будем стоять за наш Дом до конца.

– Что по Вашему мнению нужно сделать после войны, чтобы не допустить подобного вновь?

– В конце февраля весь мир увидел насколько мотивирован наш народ. Не только армия. Каждый украинец, за исключением предателей, сделал и продолжает делать свой вклад, в победу Украины. На днях появилась информация о женщине из Мотыжина Киевской области успешно наводила артиллерию ВСУ на российскую технику. К сожалению, героизм женщины стоил ей жизни. Благодаря ее наводке ВСУ уничтожили около 100 единиц техники рф и продвижение оккупантов было остановлено.

Или история в нашем Вознесенске, где местные с Болгарки просто выгнали со своего двора вооруженных солдат рф. А теперь представьте, если бы у нас, как в ряде стран, где после прохождения военной службы, украинцы, прошедшие армию, могли хранить свое оружие дома? Тогда, на развертывание сил местной обороны ушли бы часы. Думаю, что и Херсон был бы наш. И многие другие оккупированные города и села избежали бы такой участи.

Второй момент – это проведение спецслужбами Украины аналога всемирно известной операции Моссада «Гнев Божий». Мы должны найти каждого, кто был причастен к убийствам, пыткам и насилию над жизнью и свободой украинцев и привлечь их к ответственности. Уверен, что найти профессионалов для такой спецоперации в Украине не составит труда.

Беседовала Полина Захарова

    Фотофакт