Кредит иногда вредит

прочтения: 6310
12.02.2016 11:50

Чуть ли не каждый день читаю в новостях о восторженные пассажи николаевских чиновников о привлечённых или обещанных кредитах на автобусы, модернизацию водоканала или более экзотические вещи. За годы работы в банке мне доводилось видеть много людей, которые в эйфории брали валютные кредиты на заветные иномарки и прочие предметы роскоши и потом в отчаянии и безысходности расставались с предметами залога.

В 2007 году мне довелось беседовать с коллегой-чехом, которого банк с иностранными инвестициями нанял руководителем кредитного департамента в Украине. Я спросил его, какие особенности работы в Украине ему кажутся необычными. В первый день работы мне прислали заявку на 70 тысяч евро. Двадцатидвухлетний парень хотел купить новенький Lexus в топовой комплектации! - с поднятыми бровями рассказывал банкир. В Чехии председатель правления банка, в котором ему довелось работать, ездил на более скромной машине. И действительно, многие европейские чиновники, приезжающие к нам с бесконечными миссиями МВФ, ЕС и прочих международных организаций удивляются автопарку и коллекциям часов своих украинских коллег.

Представители бизнес-административных групп, оккупировавшие кабинеты в органах власти и коммунальных предприятиях, больше всего радуются двум вещам: субсидиям и кредитам. Субсидии превращают потребителя в попрошайку. А кредиты позволяют набивать карманы за счёт будущих поколений. Воровство в долг! Дополнительным бонусом для чиновников, которые не боятся участвовать в выборах, прилагается возможность за счет кредитов задобрить население социальными выплатами или распиаренным ремонтом объектов инфраструктуры.

Но, справедливости ради, нужно сказать, что кредиты бывают и «хорошими». Недавно я познакомился с одним из руководителей облгосадминистрации, находящимся на пенсии и занимающимся преподавательской работой. Он привел мне пример кредита, который я поддержал бы однозначно. В одном из районных центров на севере Украины упали надои молока. Когда глава ОГА начал разбираться в причинах, выяснилось, что молокозаводы, которые закупали молоко у селян, решили поделить территорию и снизить закупочные цены. Людям стало невыгодно продавать скоропортящийся продукт, и коровы пошли под нож. Для исправления ситуации необходимо было оборудовать холодильник, в котором молоко могло бы храниться до трех дней и продаваться крупными партиями. Совместно с руководством РГА были сделаны соответствующие расчеты, написан бизнес-план, под который был получен кредит на три года. Проект окупился за два с половиной и люди до сих пор благодарны за решение их проблемы.

Аналогичная ситуация была на западе Украины с грибами и ягодами. Сборщики сдавали товар в сезон за бесценок, а предприимчивые поляки покупали, перерабатывали и ввозили обратно сушеные грибы и ягоды с тысячепроцентной наценкой. Пока громада не взяла кредит на сушилку.

В нашей стране кредиты для малого и среднего бизнеса практически недоступны из-за огромных ставок, вводящих европейцев в состояние шока. Зато для коммунальных и государственных предприятий находятся дешёвые деньги. Но есть нюанс. Компаниям, не имеющим валютной выручки, государство запретило брать валютные кредиты. Заботливый законодатель таким образом попытался защитить бизнес от рисков девальвации нацвалюты. Но этот запрет почему-то не касается самого государства, “выручка” которого в виде налогов, сборов и доходов госпредприятий исключительно гривневая. То есть нельзя сказать, что чиновники не знают о существовании валютных рисков. Предпринимателям этот риск брать на себя запретили, хотя предприниматель отвечает перед кредитором собственным имуществом. А за долги государства расплачиваться придется нам и нашим детям.

Поэтому когда в следующий раз увидите светящиеся глаза чиновника, сообщающего о том, что он ценой невероятных усилий благодаря собственному таланту привлёк очередной кредит от Евросоюза, задумайтесь, это “перемога” или, скорее, “зрада”.