«ОПГ ветеринаров». Когда же дело дойдет до суда?

прочтения: 4511
13.12.2017 13:45

Мы уже не раз писали о т.н. организованной преступной группировке ветеринаров или «ОПГ ветеринаров», как ее прозвали с подачи прокуроров и журналистов (https://news.pn/ru/public/179861). Расследование этого громкого уголовного дела началось еще в 2015 году, а достоянием общественности стало летом 2016 года. Но до суда дело до сих пор так и не дошло, хотя досудебное расследование было полностью закончено еще в начале осени 2017 года.

Напомним, 16 декабря 2016 года прокуратура Николаевщины сообщила о подозрении членам ОПГ, состоящей, по версии следствия, из чиновников-«ветеринаров»: заместителю начальника главного управления Госпродпотребслужбы в Николаевской области Олегу Калнаусу, начальнику управления ветеринарной медицины в Новоодесском районе Александру Страдомскому и начальнице Новоодесской районной больницы ветеринарной медицины Оксане Борисенко. Также в число подозреваемых попал и гражданин Азербайджана Сахиб Мамедов.

5 сентября по четырём подозреваемым объявили о завершении досудебного расследования. Однако когда же, наконец, состоится суд остается непонятным. Больше того, несмотря на подозрении в совершении серьезного преступления, Олег Калнаус продолжает фактически руководить Главным управлением Госпродпотребслужбы в Николаевской области находясь в статусе и.о. начальника данной структуры.

Казалось бы, чудеса, да и только. Но в нашей стране, как известно, нет ничего невозможного.

Череда громких событий началась летом прошлого года, когда в Новоодесском районе Николаевской области была зафиксирована вспышка африканской чумы свиней (АЧС), безвредной для человека, но смертельно опасной для свиней. Вместо того чтобы объявить 40-дневный карантин и уничтожить все поголовье свиней в очаге заболевания, чиновники от ветеринарной медицины (в рамках проходящих на уровне государства реформ управление ветеринарной медицины было объединено с другими контролирующими структурами и преобразовано в Государственную службу Украины по вопросам безопасности пищевых продуктов и защите прав потребителей) попытались скрыть происходящее.

Выяснилось, что представители Новоодесской райгосадминистрации и Госпродпотребслужбы предложили заплатить местной жительнице, заявившей о падеже свиней, 20 тысяч гривень и забрать 11 пораженных животных. После свиней попытались сдать в колбасный цех, но там их брать отказались. И тогда туши тайно закопали, без предварительного сожжения, как положено при АЧС.

Когда тайно захороненные туши, наконец, откопали, диагноз АЧС подтвердился. Но это были только цветочки. Вскоре в прокуратуре заявили, что совместно с сотрудниками полиции разоблачили организованную преступную группу с транснациональными и коррупционными связями, куда входили чиновники-ветеринары. Деятельность ОПГ распространялась на территорию Николаевской и других областей, и была связана с перемещением сельхозпродукции через таможенную границу Украины.

По версии правоохранителей, в состав «ОПГ ветеринаров» входил целый ряд лиц, включая четырех указанных выше фигурантов. При этом важное место в коррупционных схемах ОПГ, якобы, отводилось гражданину Республики Азербайджан Сахибу Мамедову, который с помощью подконтрольных фирм, по версии следствия, незаконно перемещал через таможенную границу партии скота.

По словам прокурора Николаевской области Тараса Дунаса установлено, что «больше 1 тысячи 700 регистрационных карт крупного рогатого скота, который отправлялся якобы на экспорт, являются поддельными». В результате подобных манипуляций, по версии следствия, бюджет потерял значительные суммы. Больше того, азербайджанец, уже в ходе досудебного разбирательства, пытался дать взятку правоохранителям в размере 20 тысяч долларов. Касательно этого факта досудебное расследование также завершено.

В ходе следствия правоохранители провели больше двух десятков обысков по месту жительства и работы лиц, подозреваемых в преступной деятельности. Обыски проводились даже в усадьбе Олега Калнауса на Кинбурне. Были обнаружены документы, в том числе уже подписанные и проштампованные бланки строгой отчетности, которые запрещено выносить с рабочего места, множество бирок для скота, печати предприятий и пачки денег в конвертах с указанием адресатов.

Стало понятно, почему чиновники-ветеринары попытались утаить мор свиней: это могло поломать отлаженную схему зарабатывания денег. Были открыты уголовные производства по нескольким статьям: ст. 191 УК ("Присвоение, растрата имущества или овладение им путем злоупотребления служебным положением"), ст. 358 ("Подделка документов, печатей, штампов и бланков, их сбыт, использование поддельных документов"), ст. 368 ("Получение взятки").

Казалось бы, справедливость восстановлена, и виновные будут наказаны. Однако на деле началось всяческое затягивание следствия, а затем – и ознакомления с материалами досудебного расследования. Фигуранты дела уходили в отпуска, на больничный, не являлись в суд для избрания меры пресечения. Им «прописывали» электронные браслеты, их задерживали и даже арестовывали, но затем, проявив «гуманность», снова отпускали. Больше того, несмотря на серьезные обвинения со стороны правоохранителей, О.Калнаус, в свое время повторивший «подвиг» целого ряда украинских политиков и уехавший из Николаевского следственного изолятора на карете «скорой помощи», до сих пор продолжает работать исполняющим обязанности начальника главного управления Госпродпотребслужбы в Николаевской области.

Виноват чиновник или нет – это нужно доказать в суде. Но почему на время досудебного производства высокопоставленного чиновника даже не отстранили от работы? Добавим, что в ходе досудебного разбирательства стало ясно, что фигуранты дела явно живут не по средствам, хотя они всячески и пытались уменьшить размеры собственного благосостояния, не регистрируя объектов недвижимости, переписывая на родственников дорогостоящие автомобили, погашали долги за родственников в десятки тысяч долларов и т.д. Как показали записи телефонных разговоров, у чиновников даже был свой ветеринарный «общак».

Оригинальный способ затянуть ознакомление с материалами дела избрал Сахиб Мамедов. Он заявил, что не владеет украинским языком и потому потребовал перевести «увесистое» уголовное дело (всего в материалах дела – более полусотни томов) на азербайджанский. К работе пришлось подключать еще и переводчика.

Самое печальное, что общественность это дело, по большому счету особо и не интересует. На шумном информационном фоне «дела Мультика» о нем вообще практически перестали говорить. Может, на это и надеются его фигуранты – дело спустят на тормозах, с судьями и киевским начальством Госпродпотребслужбы можно будет «порешать вопросы» и работать себе дальше, только теперь уже более тонко и изощренно, чтобы вновь не попасться в руки правоохранителей.

А теперь риторический вопрос: можно ли вообще хоть в чем-то доверять ГУ Госпродпотребслужбы в Николаевской области, если ею руководит человек, обоснованно подозреваемый следственными органами в совершении преступлений?

Ответ очевиден, но всем на это почему-то наплевать.