Бюджетный кодекс имени Москаленко

прочтения: 7942
04.12.2019 16:36

Сегодня каждый из нас может наблюдать явный кризис в Николаевском областном совете. До конца года остался месяц, вопрос по перераспределению перевыполнения бюджета так и не решен. Почти 48 миллионов зависли в воздухе и не направлены на решение проблем, как это у нас часто бывает. Баталии повсеместны – та, что не держится за кресло, три раза выносила на сессию вопрос о снятии своего заместителя Андрея Кротова, которого обвиняет в ПМЖ на этаже облгосадминистрации. А те, кто «искренне хочет» решить бюджетные вопросы, несколько дней по несколько часов собирают голоса за снятие главы облсовета. Вставать на чью-то сторону и не хочется, потому что от действий обеих групп рука невольно закрывает лицо во всем известном жесте facepalm.

Но вот что примечательно – за несколько недель до старта «боевых действий» Виктория Москаленко начала активно проталкивать идею так называемых «депутатских» денег. Это средства, которые по идее должны предоставляться депутатам на выполнение ими поручений избирателей.

В апреле 2018 года тогда еще заместитель главы Николаевской облгосадминистрации Александр Кушнир поставил в этом вопросе жирную точку, опубликовав ответ от Министерства финансов Украины, в котором было сказано – Бюджетным кодексом не предусмотрено учета подобных средств.

Депутатов это заявление возмутило до глубины души. Как же теперь заботу к избирателю проявить? Микропроекты, предложенные тем же Кушниром, категорически отмели. Сначала. Потом кто-то втянулся, кто-то нет, а микропроекты по факту реализовывались.

Слово «депутатские» снова всплыло несколько недель назад. На одной из комиссий Виктория Москаленко предложила якобы найденные ею 11 миллионов неипользованных денег с программы «Электронная Николаевщина» перекинуть на выполнение депутатских полномочий.

При этом, найденную сумму на бюджетной комиссии решили распределить на ангиограф и программу соцзащиты «Турбота». Но что значит бюджетная комиссия в масштабе великодушия главы облсовета?

Радости депутатов не было предела. Сумму округлили до 200 тысяч каждому депутату, которых у нас 64 осознанных человека, поэтому общая стоимость депутатских полномочий на сегодняшний день составляет 12,8 миллионов гривен. Можно долго и нудно рассуждать, нужны ли депутатские, учитывая рабочий механизм микропроектов, можно еще более нудно рассказывать о патриотизме депутата на округе (да, это сарказм, но, думаю, не обо всех), но меня возмутило другое. То, о чем несколько депутатов, кстати, из так называемой «группы Москаленко», говорят уже несколько дней. То, от чего сотрудники облгосадминистрации берутся за голову. Виктория Москаленко не просто возродила тему «депутатских». Она хочет раздать их сама. Как говорится, не поддержки ради, а избирателей для. Свое намерение глава облсовета закрепила порядком «Надання субвенцій», а точнее добавленным с ее подачи в порядок пунктом №4, который гласит:

«Распределение субвенции осуществляется согласно распоряжению председателя областного совета по представлению депутатов областного совета в соответствии с предложениями городских голов (городов областного значения), председателей райгосадминистраций (глав городов районного значения, сельских, поселковых советов), голов объединенных территориальных общин, главных распорядителей средств областного бюджета с обоснованием объема и необходимости в выделении средств, по согласованию с постоянной комиссией областного совета по вопросам регионального развития, планирования, бюджета, финансов и инвестиций», - сказано в порядке.

То есть как это обычно происходит – на планово-бюджетной комиссии решают дать себе немножко денег, оформляют это в документ, подают его в облгосадминистрацию, та его соглашает, проект решения выносится на сессию, где за него все радостно тянут руки. Потому что распорядителем средств является именно облгосадминистрация или исполнительный комитет местных советов. И это то, о чем сказано в пункте 8 статьи 23 Бюджетного кодекса Украины:

Хотела бы подчеркнуть - глава облсовета может распоряжаться деньгами. Но только в пределах своего же аппарата - выделять сотрудникам премии, например. Субвенциями же, как и другими статьями бюджета, распоряжается либо облгосадминистрация, либо исполнительный комитет, которого у нас, как известно, нет. Если бы депутаты, к примеру, забрали полномочия у ОГА и создали исполком, дело приняло бы другой оборот.

Но Москаленко, в лучших традициях судьи Дредда, крикнула «I am the law!» и заявила в комментариях нашему изданию, что вообще-то все не так, она зачем-то следует примеру Ивано-Франковска и сама решила распоряжаться деньгами.

Зачем ей это? Могу только предполагать, что ситуация будет выгодной для главы областного совета в любом случае. Несмотря на явную и огромную трещину в коре областного совета, разделившую депутатов на две команды, денег хотят все, а 200 тысяч гривен "за красивые глаза" не раздают. Если на бюджетной комиссии, заседание которой должно состояться завтра-послезавтра, этот вопрос «пропустят», Виктория Москаленко вынесет его на сессию. Если за него проголосуют, деньги, перенимая городские традиции, зависнут, потому что распорядителем средств должна выступать ОГА и это закон. Тогда глава областного совета может записать прямой эфир, в котором обрушится с яростными обвинениями на сотрудников облгосадминистрации. Там можно будет говорить все, но свести к одному: «Дорогие депутаты, вас люблю только я, вернитесь в семью, мы что-то придумаем вместе».

Если же депутаты на бюджетной комиссии не пропустят этот вопрос, либо за него не проголосуют на сессии, Виктория Москаленко может записать прямой эфир, где поименно озвучит тех, кто не голосовал, предположив, что в ОГА им наверняка запретили это делать или предложили суммы побольше.

Я еще раз хотела бы подчеркнуть – становиться на чью-либо сторону не хочется. То, как топорно группа депутатов, по явным и косвенным признакам ведомая главой ОГА Александром Стадником, хочет убрать Москаленко, очень утомляет. То, как сама Москаленко ведет войну с четвертым этажом, трижды ставит «кадровые» вопросы на сессию, утомляет ничуть не меньше.

А от сворованных урн, часовых «закрытых» совещаний, взаимных обвинений, и слезных фраз: «Главное – это люди», бросаемых с обеих сторон, хочется купить билет в один конец и больше никогда сюда не возвращаться. Но когда глава облсовета, называющая себя юристом, смотрит в глаза, закатывает свои, кладет руку на грудь и со вздохами сообщает, что Бюджетный кодекс позволяет ей распоряжаться субвенцией для депутатов, это уже не просто абсурд, это абсурд, идущий вразрез с законодательством.

После событий последних недель хотелось бы обратиться к депутатскому корпусу облсовета, к Виктории Москаленко и к логике – перестаньте использовать понятие «здравый смысл» не по назначению, читайте Закон, распределяйте нераспределенное и оставьте свои баталии на следующий год. Хватит говорить об интересах избирателей – следуйте их интересам. А, как говорили на сессии, «помериться размером собственных политических амбиций» вы еще успеете. Если захотите.

Блоги
Юлия Акимова

корреспондент интернет-издания "Преступности.НЕТ"


Команда губернатора Стадника и антикризисный план для Николаевщины – почему другие области смогли, а мы нет
Возьми кредит и смотри YouTube: «Антикризисный план» от вице-губернатора Стахевич
Хотели в штаб, попали в штангу: Хроники «противодействия» коронавирусу в Николаевском облсовете
«Своими силами» за бюджетные деньги – как Москаленко решила вопрос подвоза медиков
Больше, больше штабов!
«Очень красивая партия»
Как вся областная власть решила «похайпиться» на теме коронавируса
Пир во время чумы
Тариф на отопление и двойные платежки за газ: Почему так и кто в этом виноват?
Спикер в Николаеве: Штамповый визит или все «по делу»?
Новые тендеры по старым правилам: сейчас достаточно прозоро, Игорь Петрович?
«Я из Вологды, ты из Костромы»: Почему хедлайнером на новогоднем празднике в Николаеве стал советский ВИА?
«Старая гвардия», радость «Нашего края» и частый гость московских эфиров – как прошли выборы в ОТГ на Николаевщине
Бюджетный кодекс имени Москаленко
Денис Харлан и невидимый тендер: как в торгах участвуют «частники», а работы делает облавтодор