«Белый Аист» и 5 стволов. Милицейские хроники

прочтения: 6353
05.03.2020 16:08

«Каждая история ждет своего часа». Энтони Берджесс

«Воруют! Воруют много!» - смело умозаключил свое последнее слово в суде гуманист-похититель Деточкин из рязановского фильма «Берегись автомобиля» (1966 год).

Действительно, философия бытия у советских украинцев была азбучной: «Государство большое. От него не убудет!» или «Сам живешь, дай жить другим!»

Поэтому тащили всё. На заводах и фабриках рабочие несли домой продукцию и сырье, со строек пёрли кирпич, цемент и доски, в магазинах недовешивали, и не докладывали, торговали дефицитом налево и направо из-под прилавка, обогащались в ломбардах и комиссионках, отливали бензин, занижали километраж, мошенничали на базах и складах… Суемудрие сводилось к убеждению – красиво жить не запретишь за счет социалистической собственности.

Милиция исправно ловила как тех, кто покушался на госимущество, так и других, тех кто воровал частное добро. Суды ревностно нарезали сроки. Тюрьмы приветливо открывали свои двери, готовые «перековывать» воришек и несунов в честных тружеников. Таков был круговорот в природе общественных отношений.

Нашим гидом по истории николаевской милиции 60-х годов прошлого века остается подполковник Котов Николай Корнеевич, которого именитый летописец внутренних органов Николаева Владимир Зацеркляный нарёк титулом – «Легенда криминального розыска» (НАЧАЛО).

Дело №2. «Поездошники». Операция «Белый Аист»

В 1963-64 годах полыхнула эпидемия краж в поездах дальнего следования на участке железной дороги в Николаевской области. Добычей поездных воров, или поездошников, становились чемоданы, верхняя одежда, деньги и предметы роскоши пассажиров. Дело в том, что по Николаевщине поезда следовали глубокой ночью, в то время, когда пассажиры видели десятый сон, не исключением были впадающие во внезапную спячку проводники.

Самой пиковой потерей для путешественников были одежда и обувь. В те далекие времена, пища насущная ценилась дешево, огромный пирожок с мясом стоил 5 копеек, а вот носильные вещи причислялись к разряду дорогих и дефицитных. Пальто с каракулевым воротником или бобровая шуба доставались по наследству от мам и пап. Покупка красивой и удобной обуви чешской фирмы «Цебо» приравнивалась к большому жизненному успеху.

Картина маслом!Пробуждается пассажир в Николаеве, или в Симферополе, а пальто на вешалке испарилось, ушли в неизвестность теплые ботинки, улетучились шапка, шарф и перчатки, а за окном вагона мороз под 30 градусов, снега до крыш намело. Поставьте себя на место несчастного, который вынужден добираться домой в полосатой шёлковой пижаме, домашних тапочках, и без подарков из столицы.

Жалобы от разгневанных пассажиров полились не рекой, а целым океаном. Ловить «неуловимых» решили на «живца». В поезда под видом пассажиров подсаживались оперативники. Одной из таких групп руководил молодой и зеленой лейтенант Котов.

Он играл роль транзитника-лопушка. На столике купе Николай театрально бросил недопитую бутылку коньяка «Белый Аист», начатую банку с рижскими шпротами, половину батона докторской колбасы высшего сорта (в то время для приготовления на 100 кг. этого продукта необходимо взять 70 кг. свинины в/с, 25 кг. говядины в/с, 3 кг. яиц куриных, 2 кг. молока коровьего сухого цельного). На вешалке лейтенант небрежно оставил шикарное кожаное пальто-реглан (одолжил у знакомого летчика из Леваневского), шапку, в проходе «гостей» манил хром стильного чемодана. Пройти мимо такого жирного улова не представлялось возможным.

И рыба клюнула!

Николай боролся с дремотой стоически. Его спасало то, что на верхней полке, тонко завывая, храпел мужик в рваных носках. Бог сна Морфей то безжалостно накатывался, то пугливо, шурша мягкими крыльями, отлетал. И вдруг, каким-то особым чутьем, опер поймал легкую, безглагольную тень и настороженный взгляд. Руки «тени» потянулись к реглану, мастерски снятый с крючка, реглан элегантно опустился на плечо долгожданного гостя. И в то же самое мгновение железные руки опера сжали ловкие щупальца поездного злодея.

На шум подоспели коллеги и проводница с испуганным лицом. На запястьях «поездника» торжественно щёлкнули наручники.

Жуликом оказался Виктор Ч., работник железнодорожной станции Явкино. Он воровал и выкидывал добычу из вагонов, а подельник подбирал награбленное. Одежду, золото и другие предметы сбывали барыгам в Николаеве.

При осмотре жилища Виктора Ч., оперативники обнаружили огромное количество паспортов, партийных и комсомольских билетов, даже санаторные путевки и книжки. Вор, отпираясь, рассказывал байки, дескать документы были утеряны, а он, по доброте душевной, собирался их отослать владельцам почтой.

Операция николаевских милиционеров завершилась успешно! Оперативники надолго отбили охоту воровать в поездах.

Дело № 3. Взломщики-ударники из спец/порта «Октябрьск»

Немного информации. Во второй половине 20 века в сферу влияния сверхдержавы СССР входили государства Дальнего и Ближнего Востока, Африки и Латинской Америки. Многие из этих государств нуждались в поставках советского оружия.

Для обеспечения внушительного объема грузооборота военного имущества был необходим специальный порт, расположенный в европейской части СССР: вблизи крупных баз хранения вооружения, с хорошей логистической развязкой, имеющий свободный доступ к морским транспортным коридорам.

Важным требованием к порту в связи с секретностью информации об оружейном экспорте была удаленность от открытых для международного судоходства морских портов.

«Закрытый» Николаев подходил к этим требованием идеально. Вскоре начали строительство порта и несколько лет спустя приказом Министерства морского флота СССР от 12 февраля 1966 года №29 ему присвоили название «Октябрьск».

Порт закрыли высоким забором с колючей проволокой, территорию прикрывали смотровые вышки и бункеры. Единственный въезд — под вооруженной охраной. В порту стояли тяжелые краны, необходимые для загрузки танков и ракет.

Контроль над портом «Октябрьск» полностью и всецело находился в ведении КГБ СССР.

1979 год, декабрь. Народ готовится к новогодним праздникам. «Достает» дефицитную красную икру, сёмгу, финский сервелат, натуральный цейлонский чай «Три слона» с «рук» у портовиков, мандарины и бананы.

А оперативным сотрудникам области на улице Свердлова не до праздника. По дипломатическим каналам поступила срочная «молния», что в контейнере с вооружением, отправленным в одну из стран Ближнего Востока, не достаёт 5 единиц боевого оружия - пистолетов ТТ.

Одна из выдвинутых версий была следующей: оружие пропало на территории спецпорта, и причастны к этому работники, осуществлявшие отправку контейнеров.

Майор Котов и его оперативная группа срочно отбыли в порт. Там им сообщили, что обработку контейнера вела бригада Владимира Д., состоящая из пяти человек. Все докеры на хорошем счету, ударники коммунистического труда, защищают честь порта в соревнованиях по футболу. Сам Владимир Д. солист-вокалист, поет не хуже Ободзинского, любимчик коллектива…

«Не могут они совершить кражу оружия. Залезли в контейнер моряки,» – морозились комитетчики.

Котов решил опросить каждого члена бригады отдельно и одновременно. Для разговора майор пригласил худенького, чернявого паренька, с тревожным взглядом. Тот отнекивался недолго, и понимая тяжесть содеянного, сознался, и рассказал, что каждый взял себе по пистолету.

Выяснилось, что Владимир Д. был сыном известного одесского «шнифера», который «колол» сейфы как орехи. Правда, отец семью бросил давно, однако успел выучить наследника науке вскрытия любых замков, говоря, что знания за «плечами не носят», в жизни всё пригодиться. Каким таким образом Владимир Д. прошёл спецпроверку, осталось для оперативников «тайной за семью печатями».

Майор Котов особо подчеркнул, что беспорядок и халатность на важном спецобъекте были заметными невооруженным глазом.

По ходу дачи пояснений, члены бригады сознались в краже кожаных курток, предназначенных лётчикам в Сирии.

Перед оперативниками встала задача срочно отыскать оружие. Первый пистолет добровольно сдал худенький паренёк с тревожными глазами. Четыре успели «уйти» - два к официанту из ресторана «Белая акация» в Корабельном районе, и два ТТ купила «золотая» цыганка Нателла Мунтян.

С официантом было проще. Испуганный мужчина принес пистолеты в оружейной смазке сам, и добровольно. А цыганка Мунтян заварила плутовскую кашу. Котов хорошо знал Нателлу по её бурной коммерческой деятельности возле магазина «Золото». Не раз имел с ней дело, и знал подходы к хитрой коноводше «роты рыжья». Он по полочкам разложил последствия, подкрепив убедительными статьями Уголовного Кодекса. Нателла дрогнула и сдалась.

Майор Котов был человеком слова, и никогда не нарушал своих обещаний. Важно, чтобы шумная, с ног до головы в рыжье Мунтян сдала оружие добровольно. И Котов под честное слово отпустил цыганку в Октябрьское (Корабельный район). К её дому час спустя подъехал милицейский «бобик».

Помпезный двор Нателлы принимал гостей из Запорожья. У ворот теснились 4 люксовые «Волги». Важные цыганские гости восседали за столом, заставленным всевозможными яствами и винами.

Нателла сдавала стволы как хлеб-соль. А майор Котов не скрывал своей радости – ни один ТТ не выстрелил.

История спецпорта «Октябрьск» с 1991 года воплотилась в настоящий детектив, требующий тщательного расследования. Именно с этой таинственной точки пригорода Николаева отправляли военную технику, зброю и другое военное имущество , вывезенное из ГДР, в Югославию, страны Африки и Ближнего Востока. Время спустя, там разгорались межнациональные, этнические вооруженные конфликты и войны. Несколько лет государство Украина полностью потеряло контроль над торговлей оружием, а инициативу перехватили преступники – оружейные бароны. Но это совсем другая история.

Дело № … Убийство филателиста Фукельмана

Продолжение будет…

Замечание и претензии на https://www.facebook.com/elena.kabashnaya

Блоги
Елена Кабашная

Гражданский журналист, издатель экологического вестника "Гражданин знающий"


Уроки падения Ачи-Кале. Диалоги с Анатолием Дюминым
Николаев - люлька украинской полиции нравов
Хозяин Буга и лоция горожанам: не покупай!
Как будто не все пересчитаны звезды. Диалоги с Анатолием Дюминым
Люди и маски. Варваровка в красках
Похоже, что пора вводить «хлебные карточки»?
Корона-кризис – время нагреть руки. Детям до 16-ти не смотреть…
«Проклятие фараонов» для президента, убийство филателиста. Милицейские хроники
«Белый Аист» и 5 стволов. Милицейские хроники
Смерть коллекционера. Милицейские хроники
Обмен Гагарина на Олийныка
Анатомия любви к мальчику Саше
Акварелевая вечность города Адмиралов. Наши
Разговор с гражданином и поэтом Владимиром Пучковым
Гибель Орлана. Обращение к губернатору Александру Стаднику