9 мая - победобесие или страшная правда цены той победы?

прочтения: 5424
12.05.2020 17:23

Эта траурная (как по мне) годовщина давно превратилась в метод пиара, используемый всяческими старыми и новыми политпройдохами. Подло, цинично и с одной только целью - пролезть к корыту, обрабатывая доверчивый охлос своими фальшивыми имитациями любви к ветеранам, вспоминаемым ими только в этот день (в лучшем случае) и лживых переживаний за народ, который выстоял.

И на фоне всего этого рождается уже какое-то коллективное безумие - бесконечно далекое от истины и горькой правды той страшной войны и цены победы.Посему в моей картине мира никак не укладывается назвать эту годовщину "праздником".

И в дополнение статья Шаміла Шаміловича

С Днём памяти, тех кто знает историю. Тех кто осознаёт, какую цену заплатили люди за Победу.

А эти фото смотреть тем, для кого этот день - "праздник". Для кого война - это танки на улицах Берлина и знамя над Рейхстагом. Для кого жуковы, ворошиловы, ватутины - "гениальные полководцы", "маршалы и генералы победы".

На этих фото - бойцы 2-й ударной армии Волховского фронта. Армии которой командовал Власов. В истории Второй мировой были и более массовые убийства командованием Красной армии своих бойцов. Это и Киевская оборонительная 42-го года, и Харьковская наступательная операция 42-го, и Ржевская наступательная операция того же года и почти все другие, но болота Ленинградской области навсегда останутся местом наибольшего проявления ненависти и презрения высшего командования, а после войны и советского правительства к своим бойцам и офицерам.

Чем страшны именно эти места? В попытке прорваться к Ленинграду, в январе 42-го, советское командование создало прорыв в который ввело три армии. Пройдя вперёд 25-30 километров по заболоченным лесам, армии выдохлись и остановились. И далее, до самого конца в эти болота посылали новые и новые силы. Солдаты спали в воде, ели в воде, припасы доставляли то же, в основном пешком по воде, ибо автомобили не могли ехать по болоту. Поскольку выкопать нормальные окопы не было возможности, бойцы делали брустверы из тел своих убитых товарищей. И лежали на уложенных телах, что бы не лежать в воде. Продуктовое довольствие было меньше чем в блокадном Ленинграде. Началось массовое истощение бойцов. И сейчас поисковики находят ремни убитых солдат застегнутые так, что обхват бойца в талии на момент смерти был 30 см. Все сёла находившиеся на возвышенностях были укреплены немецкими войсками и в попытки отбить их закончились тем, что окрестные поля усеяли трупами, по свидетельству очевидцев - "в четыре слоя". Из нескольких сёл, которые удалось отбить, приказали эвакуировать местное население, но на этот момент (спустя 4 месяца), коридор в тыл немцы сузили до 800 метров и доставка боеприпасов и продовольствия превратилась в коридор смерти. В прямом смысле этого слова. 800 метров в ширину и 4 километра в длину. И в болотах оказалось кроме 70 тысяч бойцов и командиров ещё и 12 тысяч женщин и детей.

Ели трупы, ели кору на деревьях. Когда в мае получили приказ на выход из окружения, из находившихся в "котле" 40 тысяч вышли... 5500... Выходили по "коридору" шириной уже аж 400 метров. Простреливаемому в упор. Первыми пустили 13 тысяч раненных. Вышло около 3000. Первые ряды выкашивали огнём. Следующие шли по трупам. Выжившие ветераны рассказывали, что на трёх речушках даже не намочил ног. Прошли по своим...

За всё время наступления в болота загнали около 380000 человек. В болотах осталось по разным подсчётам осталось от 95 до 158 тысяч погибших. Местных жителей погибших в болотах никто не считал.

И вот тут начинается основная часть нашей истории. Про "низабудим", "спасибо деду за победу" и прочий пафосный бред. Про погибших просто забыли. Местные в сёлах, расчищая огороды, посгребали сотни тел убитых в кусты (не заморачивайся на захоронения), бумажки из смертных медальонов с именами растащили на самокрутки и стали жить дальше. Болотистые поля, заваленные убитыми, портили глаз автомобилистам на проложенных после войны дорогах и местное партийное начальство просто... Засадило обочины деревьями. С глаз долой из сердца вон. И ведь знали все про то, что просто на поверхности, на десятках квадратных километрах лежать десятки тысяч непохороненных солдат и офицеров. Отправляли в эти места сапёров на разминирование территории и доклады их читали. Но... Все в архив, подписку о неразглашении и забыть. Через двадцать лет в эти леса пришли первые поисковые отряды. Начали собирать и хоронить. Первые "вахты памяти" поднимали по 3-4 тысячи бойцов. Кто хочет - поищите в интернете воспоминания. Горы костей. Десятки грузовиков. Сотни гробов. Без имён, без званий. И так до нашего времени. Сейчас уже не поднимают тысячами. Но десятками всё ещё. И за всё это время поднимают только энтузиасты. Государство, которое возвело "уважение к подвигу ветеранов" чуть ли не на уровень общенационального фетиша, в гробу видело и ветеранов и их подвиг. Да и те их рядовых людей, кто на 9 мая ходит с цветами, "георгиевскими лентами", вечерком громко бухает и кричит о "памяти" и "победе" ничего не делают. Сколько ветеранов они взяли под опеку? Сколько погибших "подняли" и предали земле?

Поэтому для меня это не праздник. Это память о забытых и брошенных. Своим командованием, своим правительством, своими гражданами.

Ну а для кого праздник... Мне вас жаль.