«Инфекционка» и кислород

прочтения: 23364
03.02.2021 09:30

«Не могу спокойно смотреть на происходящее, но и публично заявить не могу, так как не наделен такими полномочиями». Приблизительно с таким текстом мне передал пакет документов один из чиновников, который захотел остаться неназванным. Произошло это после того, как появилась информация об аварии в системе отопления в КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний». И, как вы понимаете, этот пакет документов касается этого медицинского учреждения.

Как оказалось, «эффективный менеджмент» предприятия едва не допустил еще одно ЧП в ноябре прошлого года. И последствия этого ЧП могли быть весьма и весьма плачевные, ведь речь идет о системе подачи кислорода. Достаточно вспомнить хотя бы взрыв кислородной будки в больнице Челябинска. Но по порядку.

Как вы все помните, силами «Нибулона» 5-е отделение больницы было капитально отремонтировано, и также оснащено системой подачи кислорода (91 дополнительная точка в палатах). Компания потратила почти 37 миллионов собственных денег.

4 ноября 2020 года Светлана Федорова отправляет письмо на имя Алексея Вадатурского, в котором сообщает о том, что система подачи кислорода была спроектирована с недочетами, и после снижения температуры атмосферного воздуха (в конце октября - начале ноября температура была плюсовой) произошло неоднократное обморожение элементов системы, и дважды была прекращена подача кислорода. Письмо занимает одну страницу А4 и кроме Федоровой ее подписали также Ольга Прохорова и Игорь Гаврилишин. К ним мы вернемся немного позже.

В своем ответе на 13 листах А4 с 20 листами дополнений Алексей Вадатурский приходит к выводу, что причиной сбоев в работе системы стала неправильная эксплуатация кислородного оборудования работниками больницы.

«Таким чином, виявлене обмерзання вузлів обладнання можливе тільки за дуже суттєвого понаднормового споживання кисню, що і підтвердили спеціалісти лікарні. Обмерзання частин обладнання та спровоковані цим порушення герметичності з’єднань елементів рампи викликані виключно неправильним режимом експлуатації мережевого кисневого обладнання, яке викликає надмірне неконтрольоване споживання кисню станцією та підвищує концентрацію кисню в приміщеннях лікарні, що є прямим порушенням пожежних норм. Образно кажучи, кисень зі станції виходить у повітря», – говорит в своем ответе Вадатурский.

Среди рекомендаций «Нибулона», которые в конце своего ответа перечислил Алексей Вадатурский, я обратил внимание на ту, где идет речь об ответственных за эксплуатацию системы лицах: «рекомендує призначити або змінити, або підсилити відповідальних за належну експлуатацію кисневої мережі посадових осіб не з числа лікарів. Лікарі повинні лікувати пацієнтів, а не займатись технічним обслуговуванням обладнання. Натомість технічний працівник повинен контролювати і нести відповідальність за належний технічний стан вже трьох кисневих станцій та мереж, своєчасність заміни деталей та вузлів, правильність експлуатації з метою недопущення аварійної ситуацій».

Я не буду делать выжимку со всего письма, просто рекомендую его прочитать. В нем все достаточно понятно расписано, не обязательно быть технарем.

После изучения письма мы отправили информационный запрос в больницу с вопросами о том, кто отвечает за систему подачи кислорода, за ее эксплуатацию и обслуживание. Как ни странно, ответ мы получили в отведенные законом пять дней. Видимо, потому, что подписан он и.о. директора КНП Ефремовой. Согласно документу, ответственным лицом за исправность системы и правильную ее эксплуатацию назначена и.о. замдиректора больницы по вопросам АХЧ Ольга Прохорова. Два врача-анастезиолога – Крыжановский и Гаврилишин, и слесарь-ремотник Леник допущены к эксплуатации оборудования. При этом в праздничные и выходные дни осмотр оборудования производят именно врачи-анестезиологи. Я не знаю, эксперты они, или нет, есть ли у них соответствующее образование и навыки, или нет. Пусть этим занимаются соответствующие органы. Единственное, на что обращу внимание, за это врачи получают надбавку к заработной плате. К слову, мы ранее запросили информацию о заработной плате Игоря Гаврилишина, но получили ожидаемый отказ.

Судя по ответу, при этих должностных лицах и произошли выше упомянутые сбои в работе системы подачи кислорода. Я не знаю, какие были в итоге предприняты меры, и были ли предприняты, прошли ли обучение ответственные лица, и не возникали ли подобные ситуации с того момента. На КНП есть, кому за это отвечать. Но факт остается фактом. Только за последние полгода в больнице произошли два ЧП, причиной которых вполне вероятно является неэффективное управление предприятием. И, что немаловажно, в обоих случаях последствия этих ЧП ликвидировали за свои средства подрядные организации и «Нибулон», а не КНП, на балансе которого и находится все это имущество.

Зачем я это все выношу на публичное обсуждение? Во-первых, чтобы сделать эти документы публичными и обратить на них внимание депутатской комиссии, которая будет разбираться с происходящим в «инфекционке». А во-вторых, меня к этому подтолкнули сторонники Светланы Федоровой, в том числе и действующая врач больницы Алевтина Демьяненко. В комментариях к публикации Юрия Кормышкина о поджоге автомобиля мужа Светланы Федоровой они начали выдвигать версии, что после нашего запроса кислородная установка попросту взорвется, а наш запрос – ни что иное как подготовка к подрыву. Я не хочу обсуждать адекватность пишущих, для этого есть специалисты с соответствующими медицинскими дипломами. Пусть мой материал будет превентивной мерой каким-либо спекуляциям на этой теме. Ведь, как показал опыт общения со Светланой Федоровой и ее сторонниками, ожидать можно, чего угодно.