Приватизированное право на помощь или Эффективной ли была «Турбота» от Москаленко?

прочтения: 8808
08.02.2021 15:00

Государство постоянно декларирует заботу о своих гражданах. В основном, эта забота должна быть подвязана под финансовую составляющую, так как основная проблема большинства – маленький доход. В каждом городе Украины есть программа, которая так или иначе направлена на помощь незащищенным слоям населения, в том числе тяжелобольным, пострадавшим в результате катастроф и тому подобное.

Программа «Турбота» Николаевского областного совета была создана еще в марте 2011 года. Изначально в ее задание входила помощь исключительно трем категориям населения – ликвидаторам аварии на Чернобыльской атомной электростанции, людям, воевавшим в Афганистане, и воинам-интернационалистам. Со временем программа обросла новыми обязательствами – помощь воинам Второй мировой войны и АТО. В апреле 2017 года программу дополнили сразу несколькими пунктами, суть которых сводилась к помощи участникам антитерроритической операции и их семьям в разрезе предоставления средств для открытия своего дела.

В декабре 2018 года областной совет голосует за важные дополнения к программе – Порядок предоставления единоразовой адресной денежной помощи жителям Николаевской области на обследование и лечение детей. Позже порядки разделяются – этому очень способствует Виктория Москаленко, давя на то, что вопросы о тяжелобольных детях надо рассматривать отдельно. Также она фиксирует граничную сумму финансовой помощи тяжелобольным детям – до 500 тысяч гривен.

По этому поводу у нее возникают конфликты с департаментом соцзащиты, которые против разделения Порядков и установления такой граничной суммы. Чиновники аргументируют свою позицию тем, что каждого ребенка надо рассматривать отдельно и сумму предоставления помощи тоже нужно определять «адресно», а не на глаз давать по полмиллиона. Но облсовет голосует «за». Поэтому появляются два Порядка – один работает конкретно по тяжелобольным детям, а второй по всем, кто нуждается в финансовой помощи и сумма единоразовой выплаты в таком случае не превышает десяти с копейками тысяч гривен.

Под эти порядки были созданы две комиссии и обеими руководила Виктория Москаленко. Программа «Турбота» стала ее красным флагом, который она гордо поднимала каждый раз, когда ей задавали вопрос, что же она сделала, будучи на своем посту. Особенно это касалось помощи детям, которую она считала едва ли не личным достижением. При этом, стоит отметить, что люди, нуждающиеся в финансовой помощи, могли подать заявку как в областной совет, так и в ОГА. И этот факт стал решающим в ситуации с детьми-диабетиками. Пока главой ОГА был Алексей Савченко, принадлежащий к той же политической силе, Москаленко была тихой и кроткой. Как только в кресло губернатора сел представитель ЗеКоманды Александр Стадник, глава облсовета развернула совершенно бездарную и порой откровенно смешную политическую борьбу. Не смешно стало, когда жертвами пустых амбиций стали дети. Почему так случилось?

Условно говоря, тех, кто обращался к ней в областной совет, Москаленко, пользуясь главенством в обеих комиссиях, рассматривала в первую очередь. Тех же, кто подавал заявку во вражескую облгосадминистрацию, Виктория Викторовна оставляла на потом. Родителям детей-диабетиков не повезло – они подали свои заявки в ОГА. Поэтому 253 ребенка, страдающие сахарным диабетом, ждали больше полугода, когда Москаленко удовлетворит свою спесь. Мало того – помощь они в итоге получили не как тяжелобольные дети, а как «жители, попавшие в сложную ситуацию», что существенно уменьшает ее размер – вместо запрашиваемых 25 тысяч добрая глава облсовета выплатила чуть больше десяти тысяч гривен. Подробнее о том, как это было и почему так случилось, можете прочитать здесь.

Новый депутатский корпус во главе с новой председательницей от «Слуги народа» Анной Замазеевой вернули «Турботе» один порядок по предоставлению материальной помощи как тяжелобольным детям, так и жителям, оказавшись в сложной ситуации. Виктории Москаленко, которая с большими усилиями оторвала собственные руки от провластного руля, было тяжело смириться с новым статусом, поэтому она с удовольствием прыгнула в пучину популизма.

Начались разного рода тезисы, которые сводились к одному – детям больше помогать не будут. Подобное Виктории Москаленко заявляла как в соцсетях, где она успешно присвоила публичную страницу областного совета, так и в интервью. Даже несмотря на то, что начальница департамента защиты населения Николаевской ОГА Оксана Ельчиева на сессии прямо говорила, что программа не закрыта, Москаленко, не изменяя себе, продолжала кричать о «бреде и манипуляциях». А было ли все так классно в последние годы с программой, как об этом говорит сама Москаленко?

Итак, сухие цифры. Как я уже говорила, ранее в программе «Турбота» существовал порядок по предоставлению единоразовой финансовой помощи тяжелобольным детям. За 2019-2020 годы (как раз активное «правление» Москаленко приходится на 2020) в общем, через этот порядок детям было выделено 14 миллионов 781 гривну. Эти деньги выделили 57 представителям детей, в 2019 – 12, в 2020 – 45. Из 12 семей по 500 тысяч получили девять, одна семья получила 150 тысяч, два представителя – от 93 тысяч и меньше.

По результатам мониторинга, который проводили в департаменте защиты населения, те, кто получил деньги в 2019 году, на данный момент потратили их только наполовину. Из 12 семей полностью средства использовали лишь трое. Еще пятеро потратили 50,3% денег, трое вообще не использовало ни копейки, деньги так и лежат у них на счетах.

Идем дальше. 2020 год – облсовет выделил в общем 10 миллионов гривен 45 семьям по Порядку помощи тяжелобольным детям. Из 45 человек по 500 тысяч гривен получили 12, еще 13 – от 400 до 100 тысяч, и остальные 20 – по 100 и меньше тысяч гривен. Сегодня процент использования этих денег – 30,5. Из 45 человек только семеро полностью использовали деньги, еще 11 человек потратили 56,5% от суммы, а 26 семей в принципе никак не отчитались о потраченных средствах.

При этом, те же дети-диабетики – 253 ребенка, использовали полученные в общем 2,5 миллиона (по 10 тысяч 130 гривен на каждого) на 94%. Это те дети, которых Москаленко решила даже не рассматривать на комиссии по Порядку помощи тяжелобольным детям, а внесла на комиссию «всем-всем».

Теперь же Порядок один и он включает в себя детей. Мало того, в нем прописаны два важных тезиса, которые умножают на ноль все гневные восклики бывшей главы областного совета – помощь по Порядку в первую очередь предоставляется тяжелобольным детям и взрослым, а в отдельных случаях сумма помощи может быть увеличена.

Вот и все. Да, безусловно, помогать необходимо, это неоспоримый факт. Вопрос только в том, насколько эффективна помощь и насколько она своевременна. Например, вот эти 50% средств, которые до сих пор не потратили с 2019 года, могли бы быть уже потрачены. Могли бы спасти чью-то жизнь или качественно ее улучшить. Те же дети, страдающие диабетом, запаслись бы всем необходимым не на полтора месяца, а на год. Продумать подобное называется заботой – обычной бытовой, не выборочной заботой.

Можно сколько угодно пафосно рассуждать о «цветах жизни» или хвататься за грудь в праведном возмущении после вопроса: «А когда семья отчитается о потраченных средствах?», выкрикивая хорошо поставленным фальцетом: «Как вы смеете, это ведь дети!», но факт черствый и сухой – средства распределены неэффективно.

Я не хочу сейчас делать никаких обвинительных выводов, тем более, не имею достаточных доказательств. Пока. Мы взрослые люди и определенные догадки напрашиваются сами. Я хочу, чтоб вы, посмотрев цифры, не велись на манипуляции никакого рода. Я хочу, чтоб вы были вооружены против плохой актерской игры и знали правду. А за лицедейством лучше сходить в театр.

Блоги
Юлия Акимова

корреспондент интернет-издания "Преступности.НЕТ"


«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?
Приватизированное право на помощь или Эффективной ли была «Турбота» от Москаленко?
Светлана Федорова, а оно того стоило?
Регламент, Солтыс, берегиня: Как прошла вторая сессия обновленного Николаевского облсовета
Сколько николаевец заплатил за презентацию отчета Москаленко и почему она решила это скрыть?
Мы пахали - я и Госбюджет: Чем похвасталась глава Николаевского облсовета Москаленко в 13 пунктах своего отчета
Ни здравого, ни смысла: Как кандидат от «Слуги народа» в хозяйственные споры лез
Как два депутата решили, что николаевскому аэропорту не нужна техника на 50 миллионов
Кто вы, мистер Герсак?
Так отправляла ли письма послам Москаленко?
Николаевские дороги имени Амирханяна
Команда губернатора Стадника и антикризисный план для Николаевщины – почему другие области смогли, а мы нет
Возьми кредит и смотри YouTube: «Антикризисный план» от вице-губернатора Стахевич
Хотели в штаб, попали в штангу: Хроники «противодействия» коронавирусу в Николаевском облсовете
«Своими силами» за бюджетные деньги – как Москаленко решила вопрос подвоза медиков