«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?

прочтения: 12467
11.05.2021 13:41

Больше двух недель назад на предприятии «Николаевский облавтодор» началась процедура банкротства. Такое решение принял Хозяйственный суд Николаевской области. Банкрот – для многих слово неприятное, но, на самом деле, чаще всего эта процедура необходима, чтобы, так сказать, «оттолкнуться от дна».

А облавтодор Николаевской области пристал ко дну уже давно. За пять лет на предприятии сменилось более десяти начальников, и один был краше другого. Чего только стоит Денис Харлан и его нехитрые схемы с техникой райавтодоров, которую он сдавал в аренду частным фирмам, выходящим на торги, а самим филиалам в тендерах участвовать запрещал.

Я не буду утверждать, что все начальники нашего многострадального «облавтодора» были, так скажем, не особо вдохновлены желанием восстановить предприятие. Попытки, возможно, и были, но сложно что-то сделать, когда само предприятие, как вид, становится вымирающим. За последние годы «Николаевский облавтодор» накопил долгов. 9,7 миллионов гривен – это только зарплаты перед сотрудниками предприятия по оценке OpenDataBot. 21,7 миллионов – налоговый долг. Банкротство было вопросом времени и это время настало. Только насколько это выполнимо сегодня?

Еще в октябре 2019 года Парламент проголосовал за Закон Украины «Про визнання таким, що втратив чинність, Закону України «Про перелік обєктів права державної власності, що не підлягають приватизації». В нем конкретно описаны изменения, которые касаются процедуры банкротства государственных предприятий, а именно – на предприятиях, 50% капитала которых составляет государственное имущество, запрещается проводить санацию и последующую ликвидацию. То есть, по сути, процедура банкротства может быть начата, но не может быть закончена. Тут нужно отметить, что закон, все же, позволяет довести процедуру банкротства до конца, но только в одном случае – подать в суд о признании себя банкротом может только само предприятие. Ни кредиторы, ни отдельные сотрудники, ни кто-либо другой. Только владелец.

Что получается? Наш облавтодор не признают банкротом. Это решение опровергнет любой суд. И это не просто утверждение – дело в том, что такой прецедент уже был.

В 2019 году, уже после принятия изменений в закон, в Днепре была начала процедура банкротства местного облавтодора. Сам процесс довольно простой – назначается арбитражный управляющий, который становится полностью ответственным за то, что происходит на предприятии. Он отвечает за проведение инвентаризации, оценку имущества, создание реестра кредиторов, очередь, по которой им нужно будет выплачивать долги, последующую санацию и ликвидацию.

Тогда в Днепровский облавтодор, как и полагается, зашел арбитражный управляющий. Через несколько месяцев в Высший хозяйственный суд было подано ходатайство от Юго-Западного управления Минюста о прекращении процедуры банкротства, поскольку она незаконная. Не хочу вдаваться в подробности дела, но нужно выделить несколько основных факторов. Во-первых, в суд о признании банкротом облавтодора подал не владелец предприятия, а один из кредиторов. И на этом уже можно было бы ставить точку, так как по новым изменениям в закон, процедуру довести до конца нельзя. Далее – арбитражный управляющий и представитель облавтодора затянули проведение инвентаризации, выйдя за законные сроки, а именно – 170 дней.

То есть, им не хватило почти полугода, чтобы оценить имущество предприятия. Или хватило?

Параллельно с судебным процессом, который по итогу закончился удовлетворением иска Минюста, свое расследование по делу о банкротстве Днепровского облавтодора начала Служба безопасности Украины. И что они выявили? Они выявили, что руководители облавтодора искусственно начали процедуру банкротства с одной простой целью – прибрать к рукам все, что плохо лежит.

«На основании искусственно созданной задолженности коммерсанты инициировали дело о банкротстве «Днепропетровского облавтодора». По версии следствия, целью этих действий было завладение производственными базами, имуществом, оборудованием и техникой государственного предприятия», - идет речь на одном из местных сайтов.

Именно поэтому на инвентаризацию им не хватило 170 дней. Предполагаю, что схема в данном случае достаточно простая – сначала под эгидой арбитражного управляющего все, кто имеют отношение к процедуре банкротства, создают свой «неофициальный» список имущества, быстренько его куда-нибудь продают, а потом уже законно «инвентаризируют». По итогу, в официальный перечень имущества предприятия попадает полтора трактора и две швабры. Что продавать? Как расплачиваться с долгами? Кого это волнует.

Теперь же процедуру банкротства начали у нас и пока она на 101% похожа на то, что начиналось в Днепре, как минимум одним, но очень важным фактором – наш облавтодор просят признать банкротом не владелец в лице ДАК «Автомобильные дороги». Иск в суд на наше предприятие подал один из кредиторов – ДП «Сумской облавтодор». Уже сейчас можно говорить о том, что процедура провалится, потому что законного способа довести ее до конца нет. Но что будет происходить, пока об этом молчат?

Наш облавтодор, как минимум, владеет двумя асфальтными заводами – это уже имущество. Сколько у райавтодоров техники, оборудования? Не знаю точных цифр, но можно вспомнить хотя бы один из тендеров, где около 20 единиц техники самого облавтодора передали в аренду частной фирме. Я ни в коем случае не хочу нагнетать. Я не знаю, насколько честен Юринец Арсен Владимирович, которого назначили арбитражным управляющим, я не знаю, будет ли нынешний директор облавтодора Александр Колосовский скрупулезно инвентаризировать каждый железный ковш – возможно все так и будет. А возможно и нет. Стоит ли надеяться на совесть и профессионализм?

Глава Николаевской ОГА Виталий Ким, глава Николаевского облсовета Анна Замазеева, начальник управления СБУ Дмитрий Неведров, начальник ГУНП Сергей Шайхет, стоит ли зарывать голову в песок? Ведь за последствия будете отвечать именно вы. Это под вашими окнами работники облавтодора, с которыми так и не рассчитаются, будут выкрикивать разные неприятные слова. Это ваши фамилии будут написаны на плакатах. Это с вас спросят, когда уже будет поздно. Может, стоит уже сейчас начать контролировать процесс, чтобы поздно так и не настало?

Блоги
Юлия Акимова

корреспондент интернет-издания "Преступности.НЕТ"


Как нынешний «мовний омбудсмен» Креминь брал взятки, преподавая в педине – рассказ экс-студентки
Патриот или конъюнктурщик: Почему у Тараса Кремня не получается?
Реформа от Авакова: Посмотреть, как в Японии, а сделать, как получится
«Правоохранители», а что там по справедливости у нас?
Что это было – сессия Николаевского горсовета или школьная дискотека?
«Мы открываем бизнес, мы будем делать бабки»: Как возможный вице-мэр Степанец ресторатором хотел стать
«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?
Приватизированное право на помощь или Эффективной ли была «Турбота» от Москаленко?
Светлана Федорова, а оно того стоило?
Регламент, Солтыс, берегиня: Как прошла вторая сессия обновленного Николаевского облсовета
Сколько николаевец заплатил за презентацию отчета Москаленко и почему она решила это скрыть?
Мы пахали - я и Госбюджет: Чем похвасталась глава Николаевского облсовета Москаленко в 13 пунктах своего отчета
Ни здравого, ни смысла: Как кандидат от «Слуги народа» в хозяйственные споры лез
Как два депутата решили, что николаевскому аэропорту не нужна техника на 50 миллионов
Кто вы, мистер Герсак?