Патриот или конъюнктурщик: Почему у Тараса Кремня не получается?

прочтения: 29223
18.08.2021 15:00

«Кого не устраивает наличие уполномоченного по защите государственного языка, языкового закона, кого не устраивает украинское государство - сформулируйте это все перед своей отправкой в другие страны, где, по вашему мнению, вы будете чувствовать себя комфортно»

Это слова Уполномоченного по защите государственного языка Тараса Кремня. И в этих словах чиновник высокомерно ставит знак «равно» между собой – одним из тысяч таких же чиновников, и целой Украиной. Многих удивила такая откровенная наглость со стороны «языкового омбудсмена», но Николаеву и области не привыкать – мы знаем его гораздо больше, чем страна. Так кто же он и почему он так о себе заявляет?

СТАНОВЛЕНИЕ ПАТРИОТА

Тарас Креминь начал свой нелегкий путь в политику с должности пресс-секретаря николаевского «Водоканала». Круто, да? Социальный лифт для таких как Креминь существовал и работал задолго до того, как о нем активно заговорили. Кстати, об этом факте не упомянуто в его биографии на «Википедии», но интернет помнит все. И мы тоже.

В 2010 году он прошел в Николаевский областной совет по списку от фракции «Фронт змін», потом его по политическим договоренностям сначала избрали главой парторганизации, а затем и главой областного совета. Надо сказать, что ни в одной из своих ипостасей особой пользы он не принес. Зато Тарас Дмитриевич очень полюбил камеру, диктофон, фотоаппарат – в общем, все, что могло бы ему помочь в трансляции его идей и мыслей в массы. Однако и идеи эти, и мысли были, хоть и красноречивыми, но достаточно размытыми. Судя по всему, Креминь давно испытывает трепетные чувства к выразительным средствам лексики, но, несмотря на красноречие, на момент 2010-15 годов еще не особо определился ни со своим предназначением, ни с флагом, под которым он «творит историю». К примеру, вот одно из его забавных высказываний в марте 2014 года:

— Как человек, родившийся в Николаеве, живущий в Николаеве и, дай Бог, чтоб с Николаевом была связана вся моя трудовая и профессиональная деятельность, заявляю о том, что несколько дней тому была проведена внеочередная сессия Николаевского областного совета, где мы вместе с коллегами проголосовали и приняли решение о запрете сноса, демонтажа, переноса, любого другого влияния или действий по отношению к памятникам, в частности связанных с Великой отечественной войной, - сказал Тарас Креминь.

Советские памятники, Великая отечественная, запрет на снос… Вы можете себе представить, чтоб нынешний Тарас Креминь говорил подобные вещи? Тот самый Тарас Креминь, который «імплементує державну мову, бо це запорука патріотизму» ну и так далее? Кстати, подобное, скажем так, безразличие к флагам, сразу объясняет недавно раскрытый в медиа, и давно известный в Николаеве факт работы Кремня на экс-президента Украины Виктора Януковича во время избирательной кампании. Создается ощущение, что ему просто все равно.

В общем, побывав депутатом, главой облсовета, и особо не запомнившись ни в одной, ни в другой ролях, в 2014 году Тарас Креминь решает пойти выше и становится народным депутатом в Верховной Раде. Также по списку от фракции «Народный фронт». Говорить об особых заслугах или достижениях? Их нет. Есть все то же сотрясание воздуха. Например, в начале своей парламентской карьеры Креминь заявлял, что хочет стать примером народного депутата – не пропускать ни одного заседания Рады и ездить на общественном транспорте. Через два года стало известно, что Креминь возглавил рейтинг николаевских нардепов, которые чаще всех пользуются служебным автомобилем. Мелочь, а неприятно.

Еще Креминь отчаянно кнопкодавил. Причем, он этого даже особо и не скрывал. Оправдывался, как всегда, со свойственным ему красноречием – мол, есть законопроекты, за которые не стыдно и за коллегу кнопочку нажать. Ну, тут и не поспоришь.

Говорить о том, что Креминь стал первым в списке николаевских нардепов по количеству разных выступлений, я думаю, нет смысла, здесь и так все очевидно. Только что там на счет дел? Дела были – например, своеобразный «Евротур» с коллегами по странам Балтии.

Несколько невыполненных обещаний – например, внесение изменений в Госбюджет по части финансирования ремонта дорог Николаевской области или регистрация законопроектов по контролю за перегрузами. Ничего из этого тогдашний нардеп не сделал. Как говорится «Люди бідкаються…».

Кстати, забавный момент – в биографии Кремня на «Википедии», в разделе о достижениях нардепа на поприще парламентской деятельности, сказано, что он стал одним из 59 депутатов, которые подписали представление в Конституционный Суд об отмене уголовной ответственности за нарушение Закона о незаконном обогащении. В статье сказано, что сделал он это намерено, так как отмена уголовной ответственности якобы входила в договоренности с ЕС.

Нам же в комментариях он заявил, что он – Тарас Креминь хотел, чтоб Конституционный суд просто объяснил, что там за норма такая.

— Это не значит, что Креминь поддерживает незаконное обогащение. Креминь за то, чтобы Конституционный суд дал толкование. Это абсолютно нормально и логично. Это могло быть любое решение по любому другому закону или документу. Вы знаете, Конституционный суд в принципе для того и создан, чтобы давать толкование. Всегда Конституционный суд выражает ту или иную позицию, но это не значит «за» или «против», - отметил сам Креминь, говоря о себе в третьем лице.

Подобная неразборчивость в позиции или же ее полное отсутствие – отличительная черта нашего «мовного омбудсмена», и это очень важно понимать.

Примечательно, что в ходе своей парламентской карьеры Креминь не забывал и о делах научных. В 2018 году он решил попробовать свои силы в выборах ректора Николаевского университета имени Сухомлинского, в котором, и не только в нем, до этого преподавал. В ходе кампании он опубликовал свою предвыборную программу и там уж Тарас Дмитриевич показал всем мощь своей фантазии и красноречия – и Smart University, и 3D галерея, и целый университетский городок с транспортной развязкой. А какие слова, какие речи? Например, вот: «Создание компетентной лидерской среды, благоприятной для развития патриотических, мотивированных, конкурентоспособных, критических, инновационных, предприимчивых, финансово грамотных, творческих соискателей образования по соответствующим образовательно-научным уровням, профессиональным траекториям, личным приоритетам, инклюзивным особенностям». Ничего непонятно, но очень глубоко.

Выборы нардеп проиграл и в теплом кабинете не осел. Но с подобным набором качеств оформление Кремня в чиновничью среду с хорошей зарплатой стало вопросом времени.

НА ОСТРИЕ АТАКИ

В июле 2020 года Тараса Креминя назначили «мовним омбудсменом». Он занял эту должность сразу после Татьяны Монаховой – преподавательницы Черноморского национального университета имени Петра Могилы. Уходя с должности по собственному желанию, Татьяна Монахова не сразу раскрыла истинные причины своего решения, но бросила в медиа одну фразу, которая сразу и многое объясняет: «Нужно вовремя понимать, что двери, которые просто нарисованы на кирпичной стене, не открываются».

Позже она объяснила свои слова. Все получилось достаточно прозаично – под Уполномоченного необходимо было создать Секретариат, на который в течение полугода «не было политической воли». Нет Секретариата – нет финансирования. Монахова пронесла вопрос о создании соответствующего органа сквозь все возможные бюрократические ловушки и в итоге положила его на стол Парламенту. Нардепам оставалось только проголосовать. Але не так сталося – вопрос был снят с повестки. Логично, что Креминь зашел в среду, где все было готово – вопрос о Секретариате уже «висел» в повестке и в ближайшем времени должен был быть проголосован. Однако, несмотря на то, что почва была заготовлена его предшественницей, Креминь не преминул у себя в годовом отчете за 2020 год сообщить обществу, что Монахова уволилась, потому что ей «так и не удалось создать Секретариат и начать работу как Уполномоченной». А ему, молодцу, удалось. Подобная мелочность не делает чести пану Кремню.

Ну а дальше началось то, что в народе обычно называют «имитацией бурной деятельности». Бесконечные эфиры, ток-шоу и Фейсбуки с Твиттерами стали постоянными площадками обитания Тараса Дмитриевича – там ведь можно заявлять до бесконечности.

Обычно перед зрителями возникает обеспокоенное лицо омбудсмена – обеспокоенное, безусловно, делами насущными. Ведущая спрашивает его что-то вроде: «Как же имплементировать украинский язык в народные массы?» и начинается поток сознания:

«Я хочу, чтобы языковой вопрос перестал быть политическим»;

«Невыполнение закона о языке в подавляющем большинстве случаев - постколониальная инерция предыдущей языковой практики»;

«Для Украины путь укоренения украинского языка - это путь Моисея»

Неожиданно для самого себя Тарас Креминь оказался в идеально подходящей среде – здесь можно драматично заявлять об «имплементации», периодически читать выдержки из Закона о государственном языке и светиться везде, где успеешь. А что Тарас Креминь сделал, собственно, для самой имплементации украинского языка в массы?

Для того, чтобы понять это, я, помимо всего прочего, просмотрела раздел «новости» сайта Уполномоченного. Там-то уж скрывать всю ту кучу достижений Тараса Кремня не станут. Новости поразили воображение:

Судя по летописи Уполномоченного, Креминь занимается тем, что постоянно обсуждает с кем-то возможность имплементации Закона об украинском языке. Это все, конечно, классно, но не кажется ли вам, что вопрос соблюдения Закона и контроль этого процесса – занятие правоохранителей? Да, Тарас Креминь регулярно сообщает общественности о том, что сериалы, и фильмы, и спектакли в театрах в Украине должны быть на украинском, государственные служащие должны говорить на украинском, в школах и университетах должны говорить на украинском. И что? Об этом говорит Закон, зачем нам Тарас Креминь? Чтоб читать нам выдержки из Закона на камеру?

То есть, можно просто взять Закон и прочитать его, а, даже если вы этого не сделали и продолжаете говорить на русском (или любом другом) там, где этого делать нельзя (например, будучи учительницей, вы ведете уроки не на украинском языке) – это нарушение Закона, за которое вы, в любом случае, будете нести ответственность, прочитал вам об этом Креминь в эфире телеканала «Украина» или не прочитал.

Соответственно, возникает мысль, что обязанности Уполномоченного по защите государственного языка несколько шире, чем слежка за соблюдением Закона. Это, в первую очередь, о попытке ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ рядового русскоязычного украинца в изучении украинского языка. А не разозлить его, выписывая штрафы и предлагая уехать из страны, если ему вдруг не понравился Тарас Креминь. На мой субъективный взгляд, человек, которого назначили защищать наш язык, должен, в первую очередь, говорить о языке, используя позитивную коннотацию, а не «нагайку». Это может быть что угодно – флешмобы для молодежи, фестивали, концерты с акцентом на этнику, ярмарки, бесплатные курсы украинского, любой качественный украинский медиа-продукт. Где это все? Я специально искала и не нашла. Никаких фестивалей, никаких ярмарок, никаких флешмобов. В большом перечне заголовков и цитат уполномоченного на его же сайте я нашла один реальный флешмоб – мовознай.

Знаете, что это такое? Это тебе надо зайти на украинскую Википедию, найти там ошибку, исправить ее с хештегом «мовознай». Тебе за это, кстати, ничего не будет и это ЕДИНСТВЕННОЕ, что я нашла из каких-либо активностей, инициированных Уполномоченным ко Дню Независимости Украины. Ну что, заинтересованы?

Что делает Тарас Креминь для «имплементации украинского языка», кроме нудного вычитывания Закона, наглых заявлений из разряда «чемодан-вокзал» и попытки размножить себя по регионам? Неужели этот человек, у которого, как минимум, есть представление о тех, кто живет на Юго-Востоке Украины, не понимает, что своими действиями он не приводит к позитивному разрешению вопроса? Он делает все, чтоб украинский язык, который, к моему личному сожалению, для многих жителей южного и восточного региона не является тем, на котором думаешь, стал ассоциироваться с его безразличным лицом, высокопарными фразами из методичек СССР и канцелярскими выдержками из Закона. Никакого позитива, никакой подачи, никакой заинтересованности – ничего.

Единственные, для кого подойдет Тарас Креминь – это те, кто и так разговаривает на украинском, и для них имплементация языка уже давно состоялась. Скажем так, Креминь им просто не мешает. Он просто говорит о чем-то из экранов телевизоров, читает из каких-то бумаг, и получает за это деньги из Государственного бюджета. Кстати, что там о деньгах?

Несколько украинских медиа заинтересовались вопросом, сколько же получает наш «мовний омбудсмен» за свою деятельность, и выяснили один неприятный для многих украинцев факт – человек, который периодически обращается к вам со словом «имплементация» и «наратив» с экранов телевизоров, получает за это, в среднем, 70-80 тысяч в месяц. В общей сложности, лишь за 9 месяцев работы на посту Уполномоченного Креминь получил 792 тысячи гривен. Неплохо, да?

Если вам интересно, то на Секретариат, который, как вы помните, без Кремня бы не открылся, из Госбюджета рассчитано 15,8 миллионов. А на Национальную Комиссию, которую сейчас так активно защищает наш «мовний омбудсмен», рассчитали 33,6 миллионов. Тоже из ваших карманов, да. Кстати, Нацкомиссия могла бы и без этих средств обойтись, судя по размеру «благотворительной помощи». По словам главы исполнительного комитета Нацсовета реформ Михеила Саакашвили, Нацкомиссия требует от 200 до 2 тысяч долларов взятки с тех, кому необходимо получить от них сертификат о знании украинского языка для своей дальнейшей работы. Реакция от Кремня? Ее нет.

Представьте себе, вы платите зарплату человеку за то, что он читает вам из экрана, встречается с иностранными делегатами, обсуждает с ними, сколько в их стране людей говорят по-украински, а еще смотрит телевизор и фиксирует, сколько каналов не вещают на государственном языке и в каком временном промежутке. Причем, не просто платите – вы очень интенсивно ему платите. Вы начисляете ему премии, благодарите его за труд «копеечкой», вы его хвалите. Вы реально видите его работу? Я нет.

Иными словами, Креминь – это такой себе типичный чиновник-конъюнктурщик. У него нет особых принципов, партийной принадлежности или собственных идей. Он штрафует, но делает это ровно до той черты, которая позволена. Он заявляет – но ровно так, чтобы заявление не вышло за установленные рамки. Он поступает законно – как настоящий бюрократ, но ни шагу в сторону. Там, в стороне, холодно, неуютно и надо активно работать головой. А зачем это ему, если 70 тысяч платят за выразительное чтение?

ВМЕСТО ВЫВОДА

Когда мне было 12 лет, мы летом с классом поехали в Запорожье, и сразу на Хортицу. Я зашла на остров и обомлела – передо мной стояла сторожевая башня, от которой тянулся деревянный мост. Нам сказали, что Запорожскую Сечь реконструировали и то, что мы сейчас видим – это копия той настоящей казацкой Сечи, которая была раз в двадцать больше и мощнее. Нас повели вдоль домиков, церкви, конюшней, показали островок Байда, мы не могли оторвать глаз от полноводного синего Днепра и сочной зелени, которой заполнена Хортица. Потом нас рассадили в небольшом амфитеатре. В какой-то момент на нас буквально выпрыгнули казаки на лошадях. Они гасали как сумасшедшие, казалось, танцевали в своих седлах, махали шашками, кричали, свистели, срезали огурцы в полете и едва ли не головы друг другу. Каждое их движение, свист, крик – все отзывалось.

Само пребывание на острове длилось часов 8, но я запомнила их навсегда. Для меня – 12-летней девочки из многонациональной семьи, это было первое знакомство с тем, что называется «живая история». Тем же летом я призналась в любви Украине окончательно и бесповоротно. Я хочу сказать, что 15 минут представления конного театра и 8 часов на Хортице сделали со мной то, что у Кремня не выйдет никогда и ни с кем – меня влюбили в мою страну, потому что мне показали, какая она древняя, какая она сильная, какая она мощная. Была, есть и обязательно будет. «Океан Ельзи» и ONUKA влюбляют в свою страну. Хорошие фильмы влюбляют, и хорошие книги. Стихи и ярмарки, исторические реконструкции. Экскурсии по огромному количеству потрясающих украинских мест. Львовские улицы, киевская суматоха, одесская еда, харьковская деловитость, черниговская суровость – вот что влюбляет в Украину.

Лично у меня никогда не было вопросов относительно украинского языка - я его знаю с детства, и меня саму очень удивляет реакция украинцев на то, что украинский - единственный государственный язык. Для меня это норма, так и должно быть. Но так уж исторически сложилось, что Юг и Восток нашей страны мало говорят по-украински, наш кровожадный сосед в виде империи и советов приложил к этому множество усилий, приказов и биллей, но сейчас нельзя просто сказать «Или говори по-украински, или ты не любишь Украину». Оно так не работает, Тарас Дмитриевич, единственное, что работает в системе человеческих ценностей – это искренние чувства. Вы, кстати, тоже их вызываете. Одно единственное чувство – раздражение. И на нем имплементировать, увы, ничего не удастся.

Блоги
Юлия Акимова

корреспондент интернет-издания "Преступности.НЕТ"


Патриот или конъюнктурщик: Почему у Тараса Кремня не получается?
Реформа от Авакова: Посмотреть, как в Японии, а сделать, как получится
«Правоохранители», а что там по справедливости у нас?
Что это было – сессия Николаевского горсовета или школьная дискотека?
«Мы открываем бизнес, мы будем делать бабки»: Как возможный вице-мэр Степанец ресторатором хотел стать
«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?
Приватизированное право на помощь или Эффективной ли была «Турбота» от Москаленко?
Светлана Федорова, а оно того стоило?
Регламент, Солтыс, берегиня: Как прошла вторая сессия обновленного Николаевского облсовета
Сколько николаевец заплатил за презентацию отчета Москаленко и почему она решила это скрыть?
Мы пахали - я и Госбюджет: Чем похвасталась глава Николаевского облсовета Москаленко в 13 пунктах своего отчета
Ни здравого, ни смысла: Как кандидат от «Слуги народа» в хозяйственные споры лез
Как два депутата решили, что николаевскому аэропорту не нужна техника на 50 миллионов
Кто вы, мистер Герсак?
Так отправляла ли письма послам Москаленко?