Сороковины со дня кончины Виктора Чередника …или «Закат «эпохи «Тазика» из цикла «Каждая история ждёт своего часа»

прочтения: 11232
11.10.2021 16:05

Николаевская Эпоха «Тазика» длилась более 35 лет. Срок солидный. 4 сентября 2021 года Виктор Алексеевич Чередник скончался в одной из николаевских клиник от неизлечимого недуга.

Приближаются 40 дней после его ухода. Что означает эта дата для души почившего и его близких? Они могут тянуться бесконечно долго или пролететь мгновенно.

У всех людей по-разному проходят стадии переживания горя. Но душа человека на 40-вый день после смерти встречается с Отцом Небесным. И мы, живущие, в силах помочь душе усопшего пройти посмертные испытания, помня и говоря о его добрых делах.

Чтобы отдать дань добрым делам, совершенным покойным при жизни, организуются поминки, где близкие усопшего могут вспомнить хорошие поступки человека, найти слова утешения друг для друга.

6 сентября, в день похорон Виктора Алексеевича, я присутствовала в Храме на отпевании, на погребении и тризне.

А ныне тихонько помяну его в своем блоге, написанном за моим рабочим столом, среди икон и книг. Поставлю старую кассету Высоцкого с рвущими душу стихами:

За меня невеста отрыдает честно,
За меня ребята отдадут долги,
За меня другие отпоют все песни,
И, быть может, выпьют за меня враги.

***

90-е в Николаеве были страшные и нищие. Власть бросила украинский народ на произвол судьбы. Зарплаты не выплачивали, безработица зашкаливала. Вспоминаю это время не по наслышке, мою семью тоже достал настоящий голод, была пара недель когда супчик я варила из бульонного кубика и заправляла его укропом. Этот умопомрачительный вкус помнится до сих пор. Дочь и сын месяцами не видели конфет, а чайные пакетики заваривали по 4 раза сряду.

В больницы попадать и вовсе была катастрофа. Государство не могло обеспечить ни продуктами для питания больных, ни лекарствами. Горько шутили в Николаеве, что болеть нельзя, лучше сразу в гроб.

А в БСМП у главврача Анатолия Леонидовича Ярового имелся надежный спонсор – Виктор Чередник, друг по юности и боксерской груше. Благодаря Виктору Алексеевичу в те труднейшие времена, заболевшие николаевцы получали трехразовое питание и бесплатную медпомощь.

С осени машины с луком, картофелем, буряком и капустой тянулись к больничным продовольственным складам. В тарелке столовского борща оголодавшие горожане вылавливали не укропчик и Галину Бланку, а мясо.

На деньги Чередника-«Тазика» закупались медицинские инструменты, необходимые лекарства, оказывалась материальная помощь докторам и младшему медицинскому персоналу, не получавшему месяцами зарплат.

Виктор Алексеевич избегал похвал и благодарностей за свою помощь. Нынешний главврач БСМП Александр Евгеньевич Демьянов третьего дня рассказал мне такую историю. Как-то раз, он провожал, зашедшего к нему по делу, Виктора Чередника. Шли по коридору, разговаривали о чем-то легком и необязательном. Вдруг до них донесся надрывный плач. На облезшей лавке, обхватив голову руками, громко рыдала женщина. Виктор Алексеевич нахмурился, чего он никогда не мог выносить, так это женских слез.

Дело оказалось простым и обыденным, мужу несчастной требовалась операция, а финансов на лекарства не было.

Не раздумывая, Виктор Алексеевич вынул бумажник, не глядя и не считая, сунул пачку денег в руки горожанки. Он быстро ушел, не оглянувшись, а она растерянно застыла с громким вопросом на лице: кто помог, как его имя? Доктор Демьянов положил ей на плечо руку, и сказал: Человек не хочет называть свое имя, помолитесь за его здравие…

Торопливо записывая эту историю, я припомнила о тех многочисленных благодетелях, которые помогут на копейку, а кричат на все 100 долларов, и напрашиваются на благодарность, как на индульгенцию от грехов, унизительно и навязчиво.

***

Он строил Храмы. Дело Богоугодное. Но об этом пусть говорят священники.

Виктор Алексеевич безоглядно любил свою семью, дочерей, зятьев. Он был любящим и заботливым дедом для своих чудесных внуков.

Безусловно, он был коллективистом. Обожал своих пацанов. Знал о них все, и помогал им, их женам и семьям не только добрым словом. Пацаны отвечали ему взаимностью. На похоронах крепкие, молодые люди, в черном, украдкой смахивали слёзы.

Мое присутствие их смущало, но в ресторане на поминках они ко мне уже приспособились, а я привыкла к ним. Виктора Алексеевича, наверняка бы, потешило мое киношно-литературное наличие на церемонии. Он был весёлым и остроумным человеком… Однако он обратился ко мне через мистическое падение портрета…

Да, он был крут, но справедлив.

Я зажигаю свечу в память… Перейдем через рубеж 40 дней и поговорим – и это всё о нём…

Сны про то, как выйду, как замок мой снимут,

Как мою гитару отдадут.

Кто меня там встретит, как меня обнимут

И какие песни мне споют?

Высоцкий допел…

Блоги
Елена Кабашная

Гражданский журналист, издатель экологического вестника "Гражданин знающий"


Николаевская метрополия. Лекции по расширению границ полиса от Юрия Ицковского
Партизанская война маршруточников против мэра Николаева и горожан
Сороковины со дня кончины Виктора Чередника …или «Закат «эпохи «Тазика» из цикла «Каждая история ждёт своего часа»
С днем Учителя! Раньше детей учить было трудно, а нынче и вовсе невозможно
Цикл «Полуостров Сенкевича»: Lyon и Николаев. Диалоги с Ю.И. Ицковским
Блатные начинают и проигрывают
Болезненный неуспех по ЗНО-2021
«Сжечь! Пол Джонс». Диалоги с Дюминым
Опция «Отмщение» или ключи от справедливости
Полуостров Сенкевича. Нам и не снилось!
Кто громче всех кричит – того и услышат
У нас с немцами большая общая история
Отстаивайте свои права с неистовством и энтузиазмом
ПРИСЯГА не божба на заборе
Связи политико-бизнесовых элит с криминалом 90-х (5)