«Ничего личного. Онли бизнес»: как я стала персоной нон грата в клубе депутата Кормышкина наравне с его семьей

прочтения: 36933
20.12.2021 19:25

Этой осенью своим ночным клубом и рестораном в самом центре Николаева обзавелась, пожалуй, одна из самых одиозных публичных личностей нашей области. Депутат облсовета, миллионер, доктор экономических наук и бывший медиамагнат Юрий Кормышкин «купил» у своей супруги заведение на набережной и обозначил свою позицию здесь скромным названием K1st.

Открытие прошло масштабно: были и гости-политики, и танцы, и брудершафт с певицей Солохой. С тех пор в клубе закипела жизнь с вечеринками, караоке и концертами по выходным. Не исключением стало и 17 декабря: «зажечь» пятничный вечер владелец клуба пригласил свою давнюю подругу, известную исполнительницу Анастасию Приходько.

Артистка приехала не одна, а с популярным в Украине TikTok-ером Олегом Машуковским. В канун мероприятия они так активно приглашали всех николаевцев на свой концерт, что мы решили не упускать возможность и посетить его, дабы подготовить публикацию для NikLife об их выступлении и презентации новой песни.

Но нас ожидала неудача. Как только я зашла в заведение, охранники, которые осуществляли фейс-контроль, начали перешептываться. Они открыли мою фотографию из Facebook и начали сравнивать внешность. Как только мужчины поняли, что человек на снимке и рядом с ними – один и тот же, поспешили подойти и сказать, что мне запрещен вход.

— Девушка, вас Анастасия зовут? – говорят мне.

— Да, а что?

— Прошу прощения, но мы не можем вас пропустить в заведение.

— Почему? Что случилось?

— Вам сделали фейс-контроль

— А что со мной не так?

— Это не к нам вопрос. Вам сделали фейс-контроль. Дочке сделали фейс-контроль… Есть целый ряд людей, которые не могут пройти. Вы не пройдете.

— Но, у нас столик забронирован.

— Я ничего не знаю. Сейчас позову администратора.

Администратор также не объяснил мне причину такого ограничения, но уточнил, что запрет мне на посещение заведения – это решение его руководства.

— Здравствуйте.

— Добрый вечер, – отвечаю я.

— Добрый.

— Меня не пропускают. Объясните, пожалуйста, в чем причина.

— У вас фейс-контроль.

— Что не так?

— К сожалению. Это распоряжение вышестоящего руководства.

— Какая причина?

— Мы не объясняем причину. Просто у вас «фейс». Лично у вас. Ваша подруга может проходить, а вы – нет.

— У вас есть моя фотография, по которой вы принимаете решение меня не пропустить?

— Конечно.

— И вы не знаете тому причину?

— А зачем? У вас фейс-контроль. Мы вас не запускаем в заведение.

— Только меня? Или есть ряд людей, которые в запретном списке?

— Вот, именно вас.

— Угу, спасибо.

— Не за что. Извините. Ничего личного, онли бизнес.

Хм, ничего личного, только бизнес…

Неужто Юрий Кормышкин видит во мне угрозу для своей репутации и работы его заведения, веря, что сам ее не портит? Возможно, ему не понравился наш интерес к открытию клуба? Или как он получился на фото в репортаже с этого мероприятия?

Интересно, а какие причины у появления в этом же списке персон нон грата старшей дочери Кормышкина, о котором обмолвился сам охранник? Не связано ли оно с ее недавним заявлением о том, что ее папа незаконно переписал на себя заведение жены во время громкого развода?

Да, казалось бы, только бизнес. А вопросов очень много. И увы, честных ответов на них ожидать от Юрия мне не стоит. Жаль только, что читатели остались без репортажа с концерта знаменитой певицы, которая не так часто радует наш город своими живыми выступлениями.

Блоги
Анастасия Михайлова

редакторка NikLife


«Мы хорошо не живем, и вы не будете»: рашисты пытаются лишить нас всего, и дней рождения - тоже
«Ничего личного. Онли бизнес»: как я стала персоной нон грата в клубе депутата Кормышкина наравне с его семьей
Скрины не горят. Почему Светлана Федорова отказывается от своих слов, а ей продолжают верить?
Раньше было лучше: почему День ВМС в Николаеве показывает, что мы, возможно, не достойны переезда штаба их Командования
Бумага все стерпит. Как партии Шария удалось обмануть власть ради идолопоклонства в центре Николаева?
Искусство требует жертв? Как руководство Николаевского русдрама считает «данностью» гуляющий по театру коронавирус
«Мыльный пузырь» Виталия Герсака
«А вежливости не найдется?»: что не так с узнаваемостью нардепа Артема Черноморова
Альтернатива не/возможна?: как в Николаеве появился первый «мурал» и почему он вызывает вопросы
Угроза журналисту со стороны депутата. В этом ли настоящая сила мандата?
Николаевская «зона отчуждения»: как выглядит улица Лесковая спустя месяц после аварии
Парадокс Сенкевича, или почему я как «богатство Николаева» обладаю «недостатком интеллекта»
«Молодежное управление»: политические игры или игры в политику?