«Де тут моє?»: Почему вопрос о терробороне в приграничной Николаевщине обсуждали 40 минут?

прочтения: 38618
15.02.2022 18:19

«В собравшемся на сей раз совете очень заметно было отсутствие той необходимой вещи, которую в простонародье называют толком».

В последние несколько недель Украину откровенно штормит от заявлений о возможном вторжении нашего кровожадного соседа. И если раньше эти заявления были точечными и одинокими, сейчас это шквал. Наши (не)союзники отзывают домой своих дипломатов, забирают военных инструкторов и сыплют информацией собственной разведки, которая, кажется, еще немного, и опубликует состав нападающих батальонов поименно.

В контексте этой ситуации в Украине, помимо прочего, резко возрос интерес к территориальной обороне. Сейчас выяснять, кто прав, кто виноват, поздно и не к месту – нужно адекватно действовать. А поскольку само понятие «адекватности» не вписывается в систему координат большинства «избранников» на всех уровнях самоуправления, мы имеем возможность наблюдать за тем, как политика жрет мозги и достоинство наших «элит». Пока в Парламенте уже максимально откровенно меряют, у кого больше (зашли хотя бы кулуары), в местных советах оторвали голову от оливье и спросили: «Терроборона?». В Николаевском облсовете прошла сессия и это было омерзительно. Почему?

Потому что называться оппозицией – это не значит «мы просто против всего, не знаем зачем». Владимир Фроленко, будучи на комиссии по бюджету, предложил вначале рассмотреть его вопрос. Он касался выделения средств на онкобольных детей. Вопрос важный и это не поддается никакому обсуждению. Депутат предложил – коллеги поддержали. Потом обсудили вопрос выделения двух миллионов на терроборону, 20 раз спросили, на что идут деньги, семь раз сказали, что надо больше, сошлись на двух миллионах и отправили вопрос на сессию.

Метаморфозы с заместителем главы облсовета стали происходить на Президиуме. Во-первых, его предложение надо обсудить ПЕРЕД вопросом о терробороне. Потому что вам что детей не жалко? Ответы по типу: «Конечно, жалко, но давайте мы хотя бы поймем, где взять деньги, которые вы предложили выделить», Владимира не устроили. Что значит где? Берите, где хотите. Вы когда хотите, тогда берете. Обстановка накалилась – Владимиру напомнили, что он работает в областном совете и так-то должен понимать, что свои неожиданные и, безусловно, очень благородные порывы надо оформлять юридически верно. Иначе ничего не получится. «Желание это множество возможностей, а нежелание – это множество причин», - произнес в ответ Фроленко, чем вогнал половину присутствующих в экзистенциальную тоску.

В итоге, строптивому замглавы и его верным однопартийцам уступили, дав поручение облгосадминистрации подготовить информацию и понять, где взять деньги.

Но и этого оказалось мало. Показать, кто в доме хозяин, требовалось, главным образом, на сессии – там больше зрителей. Сначала депутаты долго не могли разобраться, чье политическое заявление наиболее политическое, а чье наименее, не отдав, по итогу, голоса ни за одно. Потом свое сказал Фроленко – его вопрос должен быть первым в повестке дня. Если сначала депутаты обсудят выделение денег на терроборону в преддверии ожидаемых дат, а потом выделят деньги на детей, он такую наглость терпеть не намерен.

Начался полнейший идиотизм – вдумайтесь, в области, которая, по идее, стоит прям совсем недалеко от границы с РФ, депутаты не поддерживают с первого раза повестку дня с вопросом о терробороне. Депутатов надо уговаривать, увещевать и молить. Депутатам говорят – мы проголосуем за детей, тем более, мы не против, но, пожалуйста, можно нам голоса на терроборону? Это ли не готовый сценарий для «Не смотрите вверх-2»?

При этом, было очевидно, что вопрос несчастных детей, которые обязательно вылечатся от болезней, интересовал многих кричащих постольку, поскольку. Татьяна Демченко увидела в нем очередную возможность красиво выйти к трибуне и рассказывать, как все плохо, Олег Солтыс в свойственной ему манере обратился к депутатам: «Ребят, шо вы тут собралися?», Виктория Москаленко вышла в эфир.

Потому что, давайте честно, вспоминать об онкобольных детях в тот момент, когда вас просят дать голоса за несчастные два миллиона на подразделения территориальной обороны, это все равно что сказать: «Ну и кто ваш папочка?». Последняя сессия была в декабре, прошел январь и половина февраля, где вы были, депутаты от «ОПЗЖ»? Почему не инициировали заседание, на котором надо выделить два, больше двух, не меньше двух, 32 миллиона гривен на онкобольных детей.

Кстати, вопрос по детям, в итоге, прописали следующим образом: «Выделить … не меньше двух миллионов гривен». Хороший будет диалог с казначейством. Недолгий.

Стоит ли говорить о том, что в «ОПЗЖ» так и не дали голосов на терроборону? Даже учитывая заявления щедрого Солтыса о том, что два миллиона, которые область хочет выделить на подразделения, - это «в ресторан сходить».

Мы, наверное, когда-нибудь придем к тому, что будем в достаточной степени политически грамотными, и перестанем выбирать не тех. Будем выбирать тех. Сократим количество тех до допустимого минимума и заседания будут проходить спокойно, адекватно и конструктивно. А пока нам называют даты, время и количество залпов, олигархи истерично бегают по иностранным аэропортам, а кто-то смалодушничал и поменял гривну на рубли, вы – адекватные и спокойные украинцы, не смотрите вверх. Не смотрите вниз. Закройте глаза, выдохните и откройте. Все будет хорошо.

Блоги
Юлия Акимова

Журналистка "Преступности.НЕТ"


россия – это нацистская Германия
«Я возьму себе собаку и рожу ребенка»: Планы николаевцев после победы
Всем, кто уехал и кому очень горько
Мы не просто не братья. Мы - две совершенно противоположные нации
Сплоченность. Давайте сначала выгоним мразей с нашей земли
«Де тут моє?»: Почему вопрос о терробороне в приграничной Николаевщине обсуждали 40 минут?
Как нынешний «мовний омбудсмен» Креминь брал взятки, преподавая в педине – рассказ экс-студентки
Патриот или конъюнктурщик: Почему у Тараса Кремня не получается?
Реформа от Авакова: Посмотреть, как в Японии, а сделать, как получится
«Правоохранители», а что там по справедливости у нас?
Что это было – сессия Николаевского горсовета или школьная дискотека?
«Мы открываем бизнес, мы будем делать бабки»: Как возможный вице-мэр Степанец ресторатором хотел стать
«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?
Приватизированное право на помощь или Эффективной ли была «Турбота» от Москаленко?
Светлана Федорова, а оно того стоило?