Евгения Бош красная дворянка из Очакова

прочтения: 26908
24.02.2022 13:18

Серия ЖАЗ. Евгения Майш (Бош в замужестве) родилась 11 августа 1879 года в Очакове. 5 января 1925 года в своей московской квартире она выстрелила себе в висок, избавившись от невыносимых болей с помощью наградного пистолета, с которым она никогда не расставалась.

Между Очаковом и Москвой - днем рождения в жаркий августовский полдень и вьюжной ночью ухода – вместились неполные 46 лет авантюрно-романтической жизни, пассионарии большевистского переворота 17 года и гражданского противостояния в Украине.

Рождение Пассионарии /увлекающей, возбуждающей, разжигающей страсть/

Очаков, август 1879 года. Розовощекий молодой доктор Шварц вымыл руки над тазом, пригладил рыжую копну волос, и осторожно взял на руки новорожденную дочку Марии Круссер и Готлиба Майша. Девочка внимательно и умно посмотрела своими коричневыми глазами прямо в глаза удивленного доктора.

- В большого человека вырастит, - смущенно пробормотал немец Шварц. – А имя ей какое дадите?

- Евгения, - слабым голосом отвечала измученная родовыми болями Мария.

- Что означает – благородная. Простолюдинкам таких имен не дают, только дворянкам!

Тем временем в прихожей раздался шум, и на пороге вырос костлявый, жилистый хозяин в шёлковом жилете и белой рубахе, при массивных золотых часах в нагрудном кармане.

Сияющий как медный грош, Майш первым делом крепко обнял своего друга Шварца. Нежно поцеловал счастливую жену, и подхватив на руки новорожденную, закружился по комнате.

- Слава Богу, что счастливо все разрешилось, дорогой Шварц, без рюмки водки я вас не отпущу.

Проголодавшийся доктор охотно согласился, тем более, что по дому пополз замечательный запах жаренных свиных колбасок, и, наверняка, к столу подадут соленую очаковскую осетрину и приготовленных по особому рецепту Майша кинбурнских мидий.

Хозяин немец имел небольшую рыбацкую артель, на досуге солил мелкую рыбешку, не доверяя искусство приготовления местным, и бочками отправлял на продажу в Вознесенск, и, далее, в Первомайск.

Мужчины удалились праздновать. Мария уснула. А Евгения под присмотром няньки еще долго не смыкала глаз, и на удивление лежала тихо, впитывая в себя энергию окружающего мира.

Все действительно начиналось счастливо, если учесть простую статистику Российской империи того времени, которая упорно твердила о том, что каждый четвертый умирал в младенчестве, а каждый второй житель Империи не доживал до 25 лет.

Если на счетах прибавить 100 лет от того августовского дня, то уже в советской медицине смерть новорожденного считалась большим ЧП, а продолжительность жизни рванула далеко за 70.

Современных жителей Николаевщины мучает ковид. А в те далекие годы свирепствовала чахотка и круп. Еще ученые головы не придумали лекарства, и люди мучались от неутолимых болей.

Семейство немца-колониста Майша

Очаков врос в землю. Маленькие окна подозрительно глазели в мир, где зимы были вьюжными и снежными, а летом немилостиво жарило солнце. Самой большой проблемой в холода было тепло в доме, сапоги и шапка.

Немец-колонист Майш родом из королевства Вюртенберг, что в Швабии, переселился в Очаков сравнительно недавно. Перед тем он долго работал на сахарных заводах механиком, скопил денег для покупки земли в Херсонской губернии.

Какой немец не мечтал о земельных владениях в Украине? Со времен Екатерины Великой за долгие десятилетия они обжили и тщательно изучили Причерноморье. В обозах переселенцев ехали ботаники с микроскопами, геологи с кирками и картами, инженеры и механики с чертежами новейших машин, правительственные шпионы и сетевые агенты.

Да, секретов не было – Германия примерялась к южным землям России и Крыму, как к будущим колониям.

Разбогатев, упорно трудясь, немец Готлиб удачно женился на бессарабской дворянке Марии Круссер. И вовсе не из-за богатства, а по причине родовитости и благородного происхождения.

Молдавская ветвь Круссеров дала Империи и революции блестящего пропагандиста, красного командира, чекиста, член РСДРП(б) с 1913 года Александра Семеновича Круссера, приходившегося племянником Марии и двоюродным братом Евгении, и её братьев участника обороны Порт-Артура, капитана 2-го ранга Георгия, офицера Николая, военного юриста, книгоиздателя Константина Пафнутьевича Круссера, инженера-технолога Василия.

Родовитость всегда подталкивала честолюбивую Пассионарию в спину вперед к известности и успеху!

Кстати, многие ошибочно причисляют ремесленника Петра Боша, первого мужа Евгении, к еврейскому роду. Отнюдь! Бош был обрусевшим немцем…

Это эссе из серии ЖАЗ – жизнь авторитетных земляков. Начало серии «Дело «кремлевских волчат».

Немец-колонист Готлиб Майш тоже наш земляк. Его хозяйственная деятельность как зернопромышленника – часть экономической истории причерноморского региона. Итак, вперед по болотам и топям летописи Северного Причерноморья.

Комментарии и предложения https://www.facebook.com/elena.