Еще сильнее мы тогда, когда держим друг друга за руки

прочтения: 14311
15.09.2022 15:32
Моей маме, которая в канун своего дня рождения летом вернулась в Николаев, соседи устроили праздник. Прямо во дворе жилой многоэтажки некогда незнакомые друг с другом люди выставили столы, совещались, кто купит помидоры, а кто крымский лук, мариновали мясо. Из ниоткуда появились литры домашнего вина, чьи-то запасы коньяка. Мужчины дарили цветы. Шашлыки получились очень вкусными, как говорит мама.

В первые недели войны, в какой-то из дней волонтеры бросили клич – все в ДОФ, делать коктейли Молотова. Мы поехали. Вокруг Дома в тот день было очень много машин, люди тащили огромные мешки с ветошью, гремели бутылками, шутили. В самом Доме сильно пахло бензином. Когда начало темнеть, кто-то поставил здоровенные фонари по периметру холла. Если бы не терроборона с ружьями вдоль ДОФа, можно было подумать, что мы участвуем в каком-то постмодернистском театре теней. Готовые бутылки сразу же забирали и везли к башням из шин на перекрестках города.

А потом сообщили, что р*сские вошли в город. Началась суматоха. Мы с Аленой и Машей взялись за руки, выбежали из Дома и поняли, что нам не на чем ехать. Парковка моментально опустела, осталась одна старенькая Лада, в которую уже садились трое парней. Они увидели нас: «Вам куда? Хотя неважно, садитесь бегом». Пока мы ехали по городу друг у друга на руках, Николаев окончательно потемнел. Где-то гремели взрывы. Ребята развезли всех нас под подъезды - в разные части города.

Моя знакомая Катя прожила пару месяцев войны в одном из городов на западе Украины. Как-то раз шла в центр, к ней подъехала машина, в машине сидели пожилые мужчина и женщина со свертком. Мужчина попросил подсказать, где ближайшая ветеринарная клиника, а Катя визуально помнила, но объяснить не смогла. Ее попросили сесть в машину. Пока они ехали, сверток слабо шевелился и иногда очень громко и коротко мяукал. Клиники были закрыты – Катя набирала одну за одной, пока в последней по списку не сказали, что сегодня работают, но до закрытия осталось полчаса. Сверток начал стонать, как раненый человек.

Мужчина, пролетая на красный, в какой-то момент обратился к Кате: «У меня тут знакомая бабушка, я ее подвожу иногда, она в больнице. Она сейчас ждет лекарств. А мне надо кота отвезти. Я могу дать тебе денег, ты купишь ей лекарства и отдашь? Я возле больницы тебе остановлю».
Мужчина позвонил бабушке, сказал ей, что лекарства ей передаст его давняя знакомая, остановил машину. Дал Кате 5 тысяч гривен. Она купила в аптеке лекарства и подошла к крыльцу онкологического отделения. Бабушка вышла, положила коробки в большой помятый пакет, улыбнулась и сказала: «Я знаю, что ты не давняя знакомая Сережи. Ты просто хорошая. Кстати, мы с ним тоже толком не знакомы, он просто подвозит меня сюда с моего села, когда мне нужна химия. И от денег отказывается».

Женщина со свертком тоже не знала Сережу. Когда ее кот упал на бок, стал тяжело дышать и закатывать глаза, она завернула его в полотенце, выбежала на улицу и подбежала к первой попавшейся машине.

Украина – это ваши соседи, которые накрывают вам стол на день рождения. Это молодые ребята, которые развозят трех незнакомых девочек по разным частям громыхающего города. Сережа и моя знакомая Катя, помогающие бабушке, коту и еще бог знает кому.

Украина - это каждый, кто чистит картошку на обеды для ребят на блокпостах. Каждый, кто отвез свои вещи в гуманитарный штаб. Каждый, кто задонатил. Каждый, кто не осудил.

Не теряйте этого, пожалуйста. Не злитесь, не разделяйтесь. Мы, правда, невероятно сильные люди. Но еще сильнее мы тогда, когда держим друг друга за руки.
Блоги
Юлия Акимова

Журналистка "Преступности.НЕТ"


Еще сильнее мы тогда, когда держим друг друга за руки
Терракт в Еленовке: Красный Крест жмет плечами или жмет руку ладимиру ладимирычу?
россия – это нацистская Германия
«Я возьму себе собаку и рожу ребенка»: Планы николаевцев после победы
Всем, кто уехал и кому очень горько
Мы не просто не братья. Мы - две совершенно противоположные нации
Сплоченность. Давайте сначала выгоним мразей с нашей земли
«Де тут моє?»: Почему вопрос о терробороне в приграничной Николаевщине обсуждали 40 минут?
Как нынешний «мовний омбудсмен» Креминь брал взятки, преподавая в педине – рассказ экс-студентки
Патриот или конъюнктурщик: Почему у Тараса Кремня не получается?
Реформа от Авакова: Посмотреть, как в Японии, а сделать, как получится
«Правоохранители», а что там по справедливости у нас?
Что это было – сессия Николаевского горсовета или школьная дискотека?
«Мы открываем бизнес, мы будем делать бабки»: Как возможный вице-мэр Степанец ресторатором хотел стать
«Николаевский облавтодор» хотят обанкротить. Почему эта затея незаконна и в чем опасность?