Снег кружится в память Юры Петерсона

прочтения: 9551
04.12.2022 12:16

Поезд мчался на всех парах из Одессы в Ригу. В купе трое путешествующих налегке студентов и четвертый – серьёзный латыш в майке, потертых джинсах и кедах. Он сразу представился – Юра Петерсон из Риги. На что мы, эгоистичные студенты, никак не отреагировали – Петерсон и Петерсон, что с того. Это немногим позже мы про него прознали подробности биографии и карьеры…

Затем, сославшись на усталость, Юра завалился спать на верхней полке. А мы, устав бороться с голодом, уселись трапезничать холодной курицей, огурцами и пирожками с капустой, запивая кушанья холодным лимонадом.

В молодости все легки на подъём и день заканчивается ранним утром. На чашку обалденного кофе не лень съездить в Рахов, а за мясом молодого барашка, запеченного в горшочках, смотаться в ресторан Беркут на Яблуницком перевале. Или затеряться в узких улочках Вильнюса, кося под заблудившихся поляков.

В старые добрые времена, когда билет на самолет стоил немногим больше билета на поезд, путешествия зависели только от любви к перемене мест. И на счет жилья не было никакого беспокойства, всегда можно было пристроится к братьям студентам в общагу, или снять уголок у старой, глухой хозяйки в историческом особняке с высокими потолками и коврами, набитыми молью и пылью.

Петерсон проснулся под вечер, в то самое время, когда солнце собралось завалиться за горизонт. Он ловко сиганул с полки вниз, обмотанный как индус большим желтым полотенцем с попугаями, и убежал мыться-бриться. Вернулся таким свеженьким, надушенным не одеколоном Шипр, а IVE Eau De Cologne – моднейшим тогда сирийским ароматом цитрусовых с тонким вкраплением цветочных (признаю, я перепробовала почти все французские духи – натуральные, а не поддельные – но этот сирийский аромат был невероятен).

- Никаких отказов, товарищи попутчики, идем пить кофе.

Остаток вечера и ночь мы провели в вагоне-ресторане за легким ужином, кофе и вкуснейшим сливочным пломбиром Каштан.

По праву старшего, потягивая коньячок, говорил Юра. Дознавшись, кто мы, откуда и куда направляемся, он переключился полностью на родную Ригу.

- Буду хвастаться родителями, они у меня мировые,-начал он делово, - папа Леонид Петерсон первейший в Союзе мастер по изготовлению мундштуков для саксофонов. Не скажу, что лучший саксофонист, но потягаться в игре с Уейни Шортером сможет запросто. Моя мама певица Наталья Мелихова. А это о многом говорит. У неё родовые схватки начались в поезде, они как раз возвращались с гастролей по Украине. На первой же станции её отправили в роддом. Так, что в свидетельстве о рождении числится вовсе не Рига, а забытый Богом белорусский городок Барановичи.

- Понятно, что моё будущее представлялось без вариантов – музыкант. Родители отдали меня в спецшколу при Рижской консерватории по классу кларнета. Но, друзья, я в школьных стенах овладел искусством игры на саксофоне, флейте, гитаре, фортепиано. На этом мое образование сошло на нет.

Двое из нас немного подергались по той простой причине, что в детстве Мишку и меня обучали игре на музыкальных инструментах. Автора, т.е. меня, заставляли осваивать игру на аккордеоне. Мама подарила мне настоящий немецкий аккордеон Hugo Rauner, перламутровый, темно-синий.

Почему аккордеон? Да просто на нем играл местный виртуоз аккордеонист Виктор Иванович Гранишевский. Он давал мне уроки музыки 2 года, однако ничего путного из меня не вышло. Я давно забросила аккордеон. Но музыка навсегда вошла в мою жизнь, и равным образом в ней остался Юра Петерсон с вечной песней «Снег кружится»…

А Мишкины родители даже определили его в музшколу по классу фортепиано. Правда, со школы Мишку быстро турнули за прогулы и грубость.

Модно было учить детей игре на музыкальных инструментах. Следует признать, обучение было просто супер, и сегодня отсутствии такой моды большой культурный пробел.

- Мне было всего 16 лет, когда я дебютировал в ресторане «Таллин» с сольным концертом. Публика пришла в полный восторг. Долговязый нескладень, я прописался «Таллине». Зарабатывал очень неплохо. Купил мотоцикл, кожанку. Но все эти прелести быстро наскучили, ресторанный певец не карьера.

- На свет появился ансамбль с загадочным именем «Комбо».

На этой высокой ноте Юра завершил свой рассказ. К нему подбежал молодой человек, заговорил по латышски и увел нашего попутчика за собой.

Петерсон вернулся в купе только тогда, когда за окнами нарисовался пригород Риги. Тот же молодой человек подхватил его чемоданы, а он неторопливо расцеловал каждого из нас.

И ушел…

Только спустя некоторое время, мы узнали, что Юра Петерсон солировал в ВИА «Пламя». Перед тем были «Веселые ребята» и «Самоцветы».

Юра Петерсон умер 5 сентября 2019 года. Он похоронен на Хованском кладбище в Москве. Там же покоится старший брат моего мужа – полковник Владимир Филиппович Кабашный. И песней «Снег кружится» я поминаю сразу два имени – Юры и Володи.