Не словом, а делом

прочтения: 19170
13.12.2022 14:39

Николаев и Николаевская область по по-прежнему находятся в тяжелых условиях. Остается только поражаться мужеству наших отважных воинов и стойкости всех николаевцев.

Я вырос в этом городе, знаю каждую его улочку, каждый дворик. Пять созывов, более двадцати лет, я был депутатом Николаевского городского совета. Меня знает практически весь микрорайон Водопой, Ингульский район. До сегодняшнего дня люди обращаются ко мне за помощью и мне сложно отказать в их просьбах. В то же время я являюсь еще и советником мэра. Для меня выполнение просьб людей – это часть нашей общей работы в команде Александра Сенкевича.

…Последний медонос в моем фермерском хозяйстве на Кинбурнской косе пришелся на 2021 год. Ныне прекрасная пасека, дававшая экологически чистый кинбурнский мед, полностью уничтожена рашистами. Честно, я просто отказываюсь понимать их звериную ордынскую дикость. Ладно, если бы была какая-то военная целесообразность. Но нет, у них просто существует необъяснимый инстинкт тотального разрушения: всё вокруг себя, всё, что создано трудом и заботливыми руками других людей, уничтожить и загадить.

Именно так вышло с пасекой: то ли забавы ради, то ли в силу каких-то клинических причин, которые смогут объяснить разве что опытные психиатры, они закидали ульи ручными гранатами и всё вокруг уничтожили. Ничего, мы вышвырнем эту нечисть с нашей земли, будет у нас и мир, и мёд, и всё остальное. Но сейчас – немного о другом.

Так вот, целебный кинбурнский мед я не продавал – я раздавал его николаевским школам, детским садам, медицинским учреждениям. Нынешний год не стал исключением. Последние запасы моего кинбурнского меда направились в николаевские больницы. Также я решил завезти мед в областной гериатрический пансионат, расположенный на окраине Николаева, на ул. Казарского.

Как оказалось, здесь работает сплоченный коллектив профессионалов – людей очень добрых по отношению к своим подопечным и очень скромных, поскольку они редко обращаются за помощью, предпочитая полагаться на собственные силы и возможности.

Меня поразили царящие здесь чистота и порядок, искренняя любовь и уважение к проживающим тут людям преклонного возраста. А живут в пансионате 163, як кажуть у нас в Україні, особи похилого віку. И у каждого – своя судьба, своя бесконечно долгая история. «На віку, як на довгій ниві», – любила повторять моя бабушка.

Мне нелегко понять, как можно по тем или иным причинам оставить родителей, дедушек и бабушек на попечение чужим людям. Но жизнь есть жизнь. Главное, что старики тут не чувствуют себя брошенными, одинокими, живут в душа в душу, словно одна большая семья – присмотренные, накормленные, в достатке, мире и согласии, общаются, радуются каждому прожитому дню и не падают духом.

Да, именно так, – не падают духом! Несмотря на старость, болезни, несмотря на то, что даже до этой городской окраины долетали смертоносные российские ракеты!

Вообще, наверное, мало кто перенес столько горя, невзгод и испытаний, сколько николаевцы – и стар, и млад. Скажу прямо: я горжусь тем, что имею честь быть потомственным николаевцем, что всю жизнь провел под жарким солнцем замечательного южного города.

Вот и наши старики не сдаются, стойко перенося испытание войной, выпавшее на их долю. Удивительно, но в дни войны здесь даже появилась новая семейная пара: дедушка и бабушка решили пожениться. Кому-то это может показаться забавным, чуть ли не старческой блажью, но я не соглашусь. Не зря в народе говорят: любви все возрасты покорны.

За воротами пансионата – серые будни, война, кровь и безысходность. А тут – словно иной мир. Коллектив живет жизнью своих подопечных, вместе они проводят досуг, выращивают овощи, пропалывают грядки, стараются по возможности самостоятельно себя обеспечить. Поинтересовался снабжением, оказалось, у них есть и говядина, и курятина, и много чего еще. Одним словом, люди не голодают. Хотя, конечно, и от сторонней помощи не отказываются.

Мой визит пришелся на начало осени, было еще достаточно жарко. Поинтересовался у директора пансионата Ольги Сивопляс, как обстоит ситуация с питьевой и технической водой? Оказалось, она тут привозная. Так почему бы не сделать скважину? Отвечает: «Вокруг столько проблем, что мы просто не хотим никого напрягать своими просьбами. И без скважины справляемся».

Справляются-то справляются, но со скважиной им было бы намного проще и комфортнее содержать обширное хозяйство, – решил я. И, поскольку гериатрический пансионат – областное учреждение, я отправился к председателю Николаевского областного совета Анне Замазеевой.

Я знал многих глав облсовета ещё с советских времен. Это были разные люди, у каждого свои плюсы и минусы. Но такого груза ответственности, какой с началом полномасштабной войны России против украинского народа свалился на плечи Анны Владимировны, не доводилось пережить никому из них. Эта внешне хрупкая, но на самом деле сильная, волевая женщина с железным характером даст фору любому! Тут и высокая должность, заставляющая выкладываться без остатка, и интенсивная общественная деятельность, и работа её благотворительного фонда «Світлі справи».

…Точно знаю, что когда закончится война, когда все мы дружно крикнем: «Ура! Победа!» – у этой самой победы тут же появится невиданное количество отцов. Подтянутся герои какого-нибудь «закарпатского фронта», понаедут наши бравые мужики, всю войну отсиживавшиеся за границей, и начнут заливать, как они героически защищали родину, сидя в горном шале или на приморской вилле.

А реальные герои – они здесь, не только на фронте, но и в самом Николаеве. Анна Замазеева – как раз из числа таких вот настоящих героев.

Несмотря на занятость, она приняла меня безотлагательно: «Какой у вас вопрос?» – «Да вопрос пока только один, – отвечаю, – надобно помочь с водой старикам, которые живут у нас в гериатрическом пансионате». – «Ну что ж, постараемся помочь».

Анна Владимировна нашла время, сама побывала в этом учреждении, изучила ситуацию на месте, объяснила, к кому обратиться, с кем связаться для решения проблемы, дала мне необходимые контактные телефоны.

В скором времени вопрос был закрыт. В интернате появилась своя вода.

Могу привести и пример противоположного характера. В свое время, когда председателем облсовета была небезызвестная Татьяна Демченко, я договорился о визите к ней вместе с известным священнослужителем, к глубокому сожалению, ныне отошедшим в мир иной, отцом Михаилом (Шполянским). Вопрос был важный – реконструкция храма Святого Духа на Кинбурне. Вместе с отцом Михаилом мы решили заняться восстановлением этого храма, пребывавшего не в лучшем, мягко говоря, состоянии. Вдвоем нам сделать это было сложно. Вот мы и собрались просить помощи председателя облсовета.

С Кинбурна до Очакова добирались катером (регулярного сообщения с косой не было). Как назло, погода стояла ненастная, разыгрался сильный шторм, при котором в море выходят только самые отчаянные смельчаки. Днепро-Бугский лиман мы пересекли с огромным риском. И все ради благородного дела – реконструкции храма.

Ровно в назначенное время были в приемной председателя облсовета. Часы тикают, время уходит, а мы сидим и терпеливо ждем. Наконец в дверях кабинета появляется Татьяна Васильевна собственной персоной. И со словами: «Я занята, принимать никого не буду», – гордо разворачивается и быстро удаляется. Мы с отцом Михаилом в молчаливом изумлении посмотрели друг на друга: и ради этой безответственной чиновницы мы чуть ли не с риском для жизни добирались до Николаева?!

До сих пор мне стыдно за поведение тогдашнего председателя облсовета!

Ну да Бог с ней, с Демченко. Ушла, да и ушла. Зато история с Анной Замазеевой – это яркий пример того, как нужно работать!

В трудную минуту мы оказались сильными. А почему? Да потому что объединились, отложили политические споры, межличностную конкуренцию, обиды и дрязги. Мы, украинцы, показали пример того, как можем сплотиться. Мы стали совершенно другими.

Вот, казалось бы, сегодня мы живем под лозунгом «Всё для фронта, всё для Победы!». Кому во время войны нужны старики?! Они с их надоедливыми проблемами в приоритетах областной военной – заметьте! – администрации по сегодняшней жестокой логике войны должны были бы находиться где-то на почетном предпоследнем месте. У наших врагов в России так, кстати, и происходит. Там живут по принципу курятника: «столкни ближнего, нагадь на нижнего».

Но украинцы – другие! Забота о ближнем, в том числе и о людях преклонного возраста, – одна из основ нашего существования. Кто не уважает старость, тот не уважает самого себя, копает яму под своё будущее. И большинство из нас понимает это.

Так что давайте заботиться друг о друге, давайте вместе бороться с оккупантами и обеспечивать нормальную жизнь в тылу.

Наступила зима – время суровых испытаний. Враг, не сумев победить на поле боя, трусливо сбежав с Николаевщины и со Правобережной Украины, пытается подло мстить. Рашисты устраивают массированные обстрелы энергетической инфраструктуры, чтобы лишить украинские города и села света, тепла, воды, чтобы уморить холодом мирное население – стариков, женщин и детей. Если сравнивать со Второй мировой, это практически та же блокадная зима Ленинграда, только во всеукраинском масштабе.

Но не отчаивайтесь! Мы пережили Голодомор, пережили нацистов – переживем и рашистов. Местная власть ни на мгновение не забывает о вас, насколько позволяют силы и ресурсы, старается заботиться о каждом.

Верьте, Победа будет за нами! Убежден, что уже в следующем году вы сами в этом убедитесь.

Быть добру!