КАК ГЕНЕРАЛ МВД ПАВЕЛ ГУЦОЛ НИКОЛАЕВСКОГО БИЗНЕСМЕНА РЕЙДЕРСТВУ «УЧИЛ» - 2

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1621 }}Комментариев:{{ comments || 1 }}    Рейтинг:(975)   

В июне прошлого года на сайте «Орд - человек не терпит насилия» было опубликовано обращение к правоохранительным органам бизнесмена Игоря Откидача по поводу незаконного преследования его генерал-майором МВД Павлом Гуцолом.

По данному обращению была проведена проверка изложенных фактов, но… результат оказался предсказуем - ВБ МВД защитило «честь генеральского мундира». В своем новом открытом письме на «ОРД» Игорь Откидач указывает на умышленное сокрытие следственными органами важных улик, которые при объективном расследовании привели бы генерала МВД на скамью подсудимых!

Июльская публикация на «ОРД» не осталась незамеченной в МВД Украины. По моему обращению была проведена проверка. Но, к сожалению, корпоративная «солидарность» возобладала над объективностью...

Моё уголовное дело по вновь открывшимся обстоятельствам было передано на доп. расследование в следственный отдел Николаевской области. Хочу напомнить, что на момент следствия по делу Павел Гуцол был начальником следственного отдела МВД Украины, и, пользуясь властью, одним телефонным звонком решал вопросы кого «казнить», а кого «миловать». Потому ход моего дела был предрешен заранее - обстоятельства по нему были намеренно искажены!

До сих пор так и не дан ответ на ряд вопросов. К примеру, чем занимался после конфликта со мной пострадавший гр. Дяков до момента своей смерти? Следствию известно, что Дяков и раньше «не дружил с законом» и на момент конфликта со мной имел условный срок за ранее совершённое преступление, связанное с дракой и наркотиками. Кроме того, из материалов дела следует, что в Березанскую ЦРБ он попал с предварительным диагнозом «сотрясение мозга»: при осмотре на голове были две ссадины, но на лице никаких повреждений не было. Как сказано в медкарте, Дяков ушёл из отделения больницы в сопровождении родственников, но в ходе судебного следствия жена и мать Дякова заявили, что Дяков пришёл домой сам и на лице его была опухоль и кровоподтёк, а на голове - две ссадины. На вопрос, что случилось, он ответил, что на стройке на него упал поддон с кирпичами.

Отсюда вопросы, на которые в материалах дела ответов нет:

• с кем Дяков ушёл из отделения больницы?
• где находился Дяков, с того момента как покинул отделение и до момента как пришёл домой?
• откуда у него на лице, за то время как он шёл домой, появились следы побоев?
• при каких обстоятельствах Дяков он получил эти повреждения?
• степень их тяжести?
• как эти повреждения повлияли на развитие его болезни?

Конфликт произошел 15.11.2005г.; падение с высоты - 17.11.2005г.; позже на лице у Дякова появились следы побоев; затем он умер и была проведена экспертиза, которая показала в совокупности результат всех перечисленных травм, полученных Дяковым за этот период. И во всем этом обвинили меня!

По делу так и не был проведён следственный эксперимент. Но, несмотря на это, во внимание взяты показания главного свидетеля Фесуненко. Воспроизвести события конфликта, основываясь на его показаниях, не представится возможным, так как ни один человек не способен сделать то, что описано в его показаниях в данный промежуток времени (весь конфликт со мной продолжался около одной минуты). Тем не менее, в основе обвинения лежат именно эти показания!

Кроме того, не принят во внимание тот факт, что мои действия были вынужденным ответом на противоправные действия Дякова и Фесуненко, которые в тёмное время суток, через забор, проникли на охраняемую территорию подотчётной мне базы отдыха и в ответ на мой вопрос: «Кто Вы и зачем сюда залезли?» напали на меня: бросили в меня стеклянную бутылку, затем за ноги стянули со строящегося балкона и принялись избивать. Какие телесные повреждения при этом получил я следствию не интересно…

Также при отправке дела на экспертизу не был освещён факт, что после конфликта Дяков чувствовал себя нормально и продолжал работать, и то, что именно после падения с лестницы он не мог подняться с земли и лежал там до приезда скорой помощи.

Допустим, что травма, как описано в заключение последних двух экспертиз, получена во время конфликта 15.11.2005. Тогда как повлияло падение Дякова с лестницы второго этажа 17.11.2005 на развитие болезни? Этот вопрос экспертам не был задан. Тогда каким образом эксперты могут определить степень тяжести травм, полученных Дяковым 15.11.2005 во время конфликта и падения с высоты 17.11.2005?

Так же в деле отсутствует оценка правонарушений, совершённых руководством строительной компании: как можно допустить к управлению большегрузным автомобилем человека, который получил сотрясение мозга, у которого был эпилептический приступ, и он не прошёл курс лечения? Ведь именно действия руководства строительной компании способствовали тому, что бы Дяков, не пойдя курс лечения, приступил к работе. Это обстоятельство и привело к развитию болезни в более тяжёлую форму. Почему старший на строительстве у генерала не отреагировал на отказ Дякова выйти на работу ввиду плохого самочувствия? Дяков целый день пролежал в комнате практически невменяемый, а вечером его без сознания занесли в автобус и повезли домой?

Ответ на эти вопросы прост: строительство велось незаконно и вызов скорой помощи мог привлечь внимание таких служб как «Охрана труда», что вызвало бы серьезные проблемы у руководителей строительной организации. Поэтому вполне очевидно, что Дякова решили отвезти домой, чтоб снять с себя ответственность, поскольку скорую помощь вызывали бы тогда не с объекта, а из дома…
Насколько мне известно, были опрошены свидетели, которые видели и подтвердили факт падения Дякова с лестницы второго этажа. Но, несмотря на это, по делу была проведена 4-я - «независимая» экспертиза, которая показала, что травма, отсутствие лечения которой и привело к смерти Дякова, получена от многочисленных ударов ногами по голове. Результат этой «независимой» экспертизы полностью противоречит материалам следствия, где установлено: Дякову во время драки я нанёс два скользящих удара пластмассовой рукоятью газового пистолета по голове и, вырвавшись из его захвата, отбежал в сторону. С момента начала конфликта и до окончания, Дякова ногами никто не бил ни по голове, ни по другим частям тела!

Так же эта «независимая» экспертиза противоречит результатам 3-х ранее проведённых экспертиз, на основании которых она и делалась. Первые две показали, что травма, повлекшая смерть, произошла от падения с незначительной высоты и удара головой о плоскость.

На многочисленные жалобы и требования семьи потерпевшего Дякова оформить пенсию по потере кормильца, директор строительной фирмы СМУ-8, где работал Дяков, отреагировал так. Заручившись поддержкой от генерала МВД Павла Гуцала он «поспособствовал» проведению третьей экспертизы, которая и дала нужный ему результат, а именно: показала, что травма потерпевшим получена от 2-х ударов рукоятью пистолета по голове.

Закономерность действий предпринимателя понятна. Ведь для оформления пенсии по потере кормильца нужно признать факт производственной травмы на незаконном строительстве, что приведет к серьёзным последствиям как для фирмы в лице её директора и ряда ответственных за строительство лиц, так и для его заказчика - Павла Гуцола.

Независимая экспертиза проводилась в г. Херсоне, а это чуть больше 60 км от Николаева, что, я считаю, также повлияло на ее результаты, поскольку Николаевская и Херсонская области смежные регионы. На моё ходатайство о проведении экспертизы в другом регионе я получил необоснованный, с точки зрения законодательства, отказ. Хотя проведение настоящей независимой экспертизы - просто необходимо: результаты Херсонской экспертизы противоречат собранным в деле материалам! Поскольку ногами Дякова я не бил - это установлено следствием и подтверждено показаниями свидетелей. А согласно заключению этой «экспертизы», травма была нанесена многочисленными ударами ног... Взяв во внимание эти факты - с меня должны полностью снять обвинения! Но увы, это далеко не так… Этой липовой экспертизой заинтересованные лица пытаются усугубить мою вину, не оставляя мне шанса на справедливое рассмотрение дела в суде! Их мотивы понятны - на кону стоит репутация двух высокопоставленных лиц - директора крупной строительной компании и замначальника транспортной милиции Украины. Более того, эти лица не хотят терять действующую базу отдыха на берегу Чорного моря, которая стоит немалых денег и приносит хороший доход, вот только не истинному её хозяину, а действующему генералу-майору МВД Украины Павлу Гуцолу.

Потому и проверка, проведённая ВБ МВД Украины по моему первому заявлению, была такой «лояльной» по отношению к генералу. Ведь на многие вопросы, возникшие в ходе проверки, не боясь последствий, мог ответить только я один. Остальные свидетели, понимая, во что им «выльется» недовольство генерала, побоялись дать объективные показания.
ВБ МВД так и не ответило:

• Каким образом проект на строительство 4-х этажного спального корпуса на территории базы отдыха «Винница», который заказала и оплатила наша фирма, попал в руки к генералу?
• На каком основании СМУ-8 вело строительство на нашей территории, без каких либо согласований и разрешений?
• Почему на проведение незаконных строительных работ (при отсутствии разрешительной документации) вовремя не отреагировали органы местной власти?
• На какие средства генерал смог построить дорогующую базу отдыха, ведь зарплата чиновника не так велика?
• Каким образом генерал купил корпус, ранее взятый им в аренду, по цене гораздо меньшей, чем себестоимость самого строения?
Ответы на эти вопросы очевидны: использование служебного положения Павлом Гуцолом в собственных корыстных целях. И для того, что бы это понять - совсем не обязательно быть дипломированным следователем ВБ МВД, которые по результатам проведённой проверки дали ответ:

Шановний Ігорю Васильовичу!

Згідно зі ст. 19 Закону України "Про звернення громадян", 15 - м ВВБ (у Миколаївській області) СВБ ГУБОЗ МВС України Ваше звернення щодо неправомірних дій з боку колишнього начальника УМВС України в Миколаївській області Гуцола П.І. розглянуто.
Під час проведення перевірки між Вашими свідченнями, свідченнями Гуцола П.І. та іншими свідками вказаної події виникли суттєві протиріччя, у зв'язку з чим матеріали перевірки для прийняття остаточного рішення направлено до прокуратури Миколаївської області.
У разі незгоди з прийнятим прокуратурою рішенням, Ви маєте право оскаржити його до вищих органів прокуратури та суду.

З повагою начальник

В.П. Матвієнко

Сейчас директор СМУ-8 и генерал-майор МВД Павел Гуцол, чтобы избежать наказания за свои незаконные действия, различными способами препятствуют моему возвращению в Украину для дачи мною весомых показаний против их деятельности. Не важно за что, но меня хотят посадить! А попав в ряды заключённых, я попаду под контроль и влияние генерала. И если вдруг у меня не пропадёт желание свидетельствовать против него, то, я думаю, со мной вполне может произойти ранее обещанный им несчастный случай…

Хочу обратить Ваше внимание на то, что я не пытаюсь избежать наказания за совершённые мною действия, но нести наказание за ряд правонарушений, совершённых высокопоставленными должностными лицами, которые все свои грехи возложили на меня - я не обязан!
Я надеюсь, что этому моему заявлению будет дан должный ход и будет проведена повторная проверка выше изложенных фактов.

с ув. Откидач Игорь Васильевич,
в данный момент, постоянного
места жительства не имею

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность