Нелюбовный треугольник

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 886 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(531)   

Любовный треугольник - одна из древнейших и популярнейших тем в литературе, театре и кинематографии, она присутствует и в драмах и в комедиях. Но если люди могут расстаться, не встречаться и даже разъехаться по разным городам, то куда сложнее государствам, особенно государствам-соседям.


Отношения трех стран - Украины, Румынии и Молдовы - сложно назвать любовными. С одной стороны, в силу своего географического расположения они обречены если не на союз, то как минимум на плодотворное сотрудничество. С другой - изобилие противоречий, начиная с исторической памяти и заканчивая экономическими интересами, делает сколько-нибудь прочный альянс, даже альянс по расчету, весьма проблематичным. Ведь даже в любовном треугольнике отношения хотя бы до поры до времени строятся на определенных уступках и компромиссах. К сожалению, пока что на уступки идет, причем довольно серьезные, в основном Украина. Это позволяет говорить о том, что медленно, но верно наша страна теряет свои позиции на Дунае, а в перспективе и в Черноморском регионе. А ведь совсем недавно Украина вполне небезосновательно делала заявку на региональное лидерство в Причерноморье.


Наверное, стоит еще раз напомнить: то, что происходит сегодня в «нелюбовном» треугольнике, дает понять - у Украины нет второстепенных внешнеполитических направлений. Каждый из векторов по-своему важен. И игнорирование этого факта чревато необратимыми последствиями для страны.


Украина - Молдова: «дружить там, где есть интерес»

Надо сказать, что украинско-молдовские отношения имеют давнюю историю. Женитьба сына гетмана Богдана Хмельницкого Тимоша и дочери молдавского правителя Василия Лупу Руксан­ды была осознанной попыткой властей Украины «войти в Европу» путем удачного династического брака.

После обретения независимости в начале 90-х годов отношения между Украиной и Молдовой также складывались непросто. Прорумынская ориентация молдовского руководства не могла нравиться украинским политикам, равно как и вспыхнувший в непосредственной близости от украинской границы приднестровский конфликт.

Дальнейшему сближению во многом способствовала общность интересов.

Нынешняя политика молдовского руководства до боли напоминает политику украинского руководства «эпохи Кучмы» - лавирование между Россией и Западом. Украина же, стремящаяся найти себе союзников в Черноморском регионе, во многом становилась заложником молдовской политики.

Это наиболее ярко прослеживается на судьбе объединения ГУАМ. Каждый раз Кишинев проявлял интерес к этой организации именно в период обострения отношений с Москвой и утрачивал его, как только эти отношения улучшались.

В конце февраля нынешнего года президент Молдовы Владимир Воронин заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что в ГУАМ «за все годы не был проявлен ни один проект, ни один интерес, ради которого мы бы засучили рукава и начали активно работать». И добавил: «А выстраивать проекты и позиции против кого-то (мы очень маленькое государство) нам не только неинтересно, но и опасно. Нам надо дружить, искать там, где есть интерес Молдовы, а не наоборот».

С молдовским президентом сложно не согласиться как касательно ГУАМ, так и в отношении необходимости «дружить там, где есть интерес».

Тем более что все это происходит на фоне постепенного вытеснения Украины из переговорного процесса по приднестровскому урегулированию.

С прошлого года именно Россия играет первую скрипку в переговорах, в то время как Украина интересуется урегулированием, да и вообще юго-западным вектором внешней политики скорее по инерции, чем руководствуясь реальными расчетами. А тем временем ситуация на юге складывается далеко не в нашу пользу. Мне уже доводилось писать о проблемах украинского Придунавья («Южный ключ к европейским дверям», «ЗН», 24 февраля - 2 марта 2007 г.).

За два года, прошедших с момента написания той статьи, обстановка стала еще сложнее, что вызвано как минимум двумя факторами - дальнейшим развитием молдовского порта Джурджулешты на Дунае и строительством Молдовой новых железнодорожных путей.

Работы по строительству меж­дународного свободного портового комплекса Джурджулешты начались в 2005 году при поддерж­ке инвесторов из Бельгии и Азер­байджана на территории, которую Молдова получила от Ук­раи­ны якобы в обмен на семь километров автотрассы Одесса - Ре­ни.

Вначале был пущен в строй нефтяной терминал, недавно открыт первый пассажирский порт. Ожидается, что в ближайшее вре­мя начнет работу зерновой терми­нал. Благодаря портовому комплексу Джурджулешты Молдова получила выход к морю. Молдов­ская сторона также заявляет, что в дальнейшем необходимо принимать меры по развитию инфраструктуры, связанной с работой порта. В частности, должна быть построена автомагистраль, которая свяжет Джурджулешты со всей страной, а также аэропорт и промышленный парк. В августе 2008 года было открыто движение по 50-километровому железнодорожному участку Кахул-Джурджулешты, связывавшего порт Джурджулешты с национальной железнодорожной сетью и транспортными артериями Украины и Румы­нии. Тем самым мы получили конкурента для дунайских портов, в первую очередь порта Рени.

Молдовская железная дорога (МЖД) является артерией, через которую осуществляется транзит грузов в дунайский порт Рени. Значительная часть грузов идет через станцию Бендеры, рас­положенную на территории непризнанной ПМР. На своем протяжении до порта Рени эта магистраль несколько раз пересекает украинско-молдовскую границу, что сказывается и на стоимости грузов, и на эффектив­нос­ти транзитных перевозок. В августе 2004 года, в период очередного обострения отношений меж­ду Тирасполем и Киши­невым, непризнанная Приднест­ров­ская рес­публика создала государст­вен­ное унитарное предприятие «Же­лезная дорога Приднест­ровья», которое вышло из состава Молдовской железной дороги.

И в 2004 году, и в 2006-м в ответ на блокаду (или самоблокаду) приднестровцев Кишинев прекращал движение составов, в том числе транзитных грузов, по приднестровскому участку к станции Рени-порт через станцию Кучурган и принимал пассажирские и грузовые составы только через север - пограничный переход Могилев-Подольский - Волчинец. В обоих случаях серьезнейшие убытки несли «Укрзалізниця» и порт Рени.

Но если Молдова обрела страховочный вариант на случай очередного обострения отношений с ПМР, построив железнодорожный участок в обход приднестровской территории, то у Украины он полностью отсутствует. Поэтому для молдовской стороны поддержание движения по южному участку Молдовской железной дороги, проходящему через Приднестровье и далее идущему на юг к порту Рени, превращается скорее в политический, чем в экономический фактор. При желании она сегодня может перенаправить маршруты транспортировки грузов так, как это выгодно ей, и, заметим попутно, не выгодно Украине.

Украинские же порты, помимо появления нового конкурента, сталкиваются с проблемой надежного транспортного сообщения. Молдова продолжает демонстрировать отсутствие желания идти на уступки Украине в вопросе передачи в украинскую собственность земельного участка под автомобильной дорогой Одесса - Рени в районе села Па­ланка. Комплексной программой развития украинского Придунавья предусматривалось строитель­ство этой автомагистрали в обход молдовской территории. Но финансирование программы было свернуто в 2005 году. Указом президента Украины от 15 января 2008 года «О неотложных мерах по развитию юго-западной части Одесской области» также планировалось создание этой автотрассы, но, увы, за год было сде­лано крайне мало. Дорогу предлагается строить на условиях концессии. Идет поиск инвесторов, что связано также с определенными трудностями.

Столь же печальными выглядят и перспективы строительст­ва украинского участка железной дороги Измаил - Рени.

Важнее всего то, что под угрозой оказывается перспектива включения Украины в систему международных транспортных коридоров. В соответствии с решением 2-й Критской конференции 1994 года об определении основных транспортных коридоров, переход Кучурган - Новоса­вицкая находится в девятом международном транспортном коридоре. А автотрасса Одесса - Рени по идее должна стать частью кольцевой магистрали вокруг Черного моря.

В последнее время ситуация на приднестровском участке Молдовской железной дороги вызывает озабоченность со стороны Европейского Союза. В ноябре прошлого года Тирасполь посетили европейские эксперты в области железнодорожного движения, которые отметили на встрече с официальными лицами Приднестровья, что «при­днестровский участок железной дороги входит в состав IX панъевропейского транспортного коридора, поэтому в возобновлении полноценного движения здесь заинтересовано не только Приднест­ровье, но и Украина, Россия и Евросоюз».

А время идет. И наши конкуренты, как видим, не стоят на месте. Отсутствие прогресса в деле строительства автотрассы Одес­са - Рени может в итоге при­вести к тому, что она пройдет по другому маршруту, например через ту же Молдову, на что, кстати, рассчитывают в Румынии.

Тем временем в отношениях с Румынией для Украины также наступает момент истины.

Украина - Румыния: любовь без взаимности

Решение Международного суда ООН в Гааге, что под юрисдикцию Румынии отошло более 79% спорных территорий в Черном море, должен был стать холодным душем для правящей вер­хушки Украины. И хотя украинские дипломаты и секретариат президента говорили о «победе здравого смысла», о «положительном значении» данного решения для развития сотрудничества между двумя государствами, о «справедливом решении», «общей украинско-румынской победе» и т.п., достаточно было просмотреть заголовки румынских газет, чтобы понять - речь идет именно о поражении Украины.

Проблема даже не в том, есть ли на отошедшем к Румынии участке континентального шельфа нефть и газ. Проблема в принципе. Судебное решение по остро­ву Змеиному продемонстрировало главное: абсолютный провал на юго-западном направлении национальной внешней политики. Фактически украинская дипломатия была готова закрыть гла­за на резкие заявления румынских политиков, которые слабо согласовывались с духом До­говора о добрососедстве и сотрудничестве между Украиной и Ру­мынией от 2 июня 1997 года.

На мой взгляд, без адекватной жесткой реакции осталось заявление президента Румынии Траяна Бэсеску в апреле прошлого года: «Если в Киеве строят пла­ны по присоединению Приднест­ровья к Украине, там должны учитывать и необходимость возврата Молдове территории Южной Бессарабии и Северной Буковины».

Спор о принадлежности Бессарабии, в том числе ее южной, украинской, части, длится не одно десятилетие. Конечно, никто не говорит о том, что Румыния завтра же официально предъявит территориальные претензии к Украине. Но уже сама постановка вопроса должна была бы вызвать как минимум настороженность. Ведь высказался по данному вопросу не какой-нибудь маргинальный политик (у нас, к сожалению, таких тоже хватает), а глава государства.

К слову сказать, Республика Молдова всегда довольно жестко реагирует на заявления со стороны румынских официальных лиц, в которых содержатся призывы к «объединению двух румынских государств», а равно и на активность Румынии по усилению своего политического и культурного влияния в республике. Увы, в Украине какие-либо резкие заявления румынских политиков вызывают резонанс только среди общественности.

Зато украинский МИД оперативно и весьма болезненно реагирует на высказывания российских дипломатов или политиков. Можно ли критиковать «двойные стандарты» в мировой политике, если аналогичные двойные стандарты успешно используются и украинской дипломатией?

Чем вызвана подобная лояльность со стороны украинской правящей верхушки к Румынии, на мой взгляд, также очевидно. Официальный Бухарест неоднократно заявлял о готовности выступить «адвокатом» Украины в НАТО. Этому не помешал даже шпионский скандал между двумя странами.

В то же время решение Международного суда ООН рассматривается сегодня румынской стороной как правовой прецедент, который можно использовать для блокирования возобновления судоходства в украинской части дельты Дуная. Канал этот, как известно, подрывает монополию Румынии и может дать новый импульс развитию дунайских портов и Украинского дунайского пароходства (УДП).

Ситуация в УДП ныне крайне сложная. Убытки пароходства за прошлый год составили 65,3 млн. грн. Отсутствие внимания со стороны государства к проблемам морской отрасли, кадровая политика, направленная на вытеснение профессионалов, уже дорого обошлись УДП.

В этих условиях государство должно дать четкий сигнал как внутри страны, финансово поддержав программу обновления флота и приложив усилия по развитию транспортной инфраструктуры Придунавья, так и заняв более жесткую позицию по отношению к действиям наших южных соседей.

Никто не говорит о том, что нужно враждовать с Румынией. С соседями нужно дружить, даже более чем с родственниками. Для этого есть все условия и даже необходимый инструментарий в виде Еврорегиона «Нижний Дунай», в который кроме Одес­ской области входят также приграничные регионы Молдовы и Румынии. Но дружба эта должна, прежде всего, опираться на прочный экономический фундамент и четкое понимание национальных интересов в данном регионе. К сожалению, пока что ни того ни другого нет.

Об экономическом фундаменте мы уже говорили. Что же касается понимания национальных интересов, то достаточно обратиться к официальным документам, например к Стратегии национальной безопасности, утвержденной Указом президента Украины от 12 февраля 2007 г. В ней отмечалось, что основными приоритетами регионального сотрудничества в Балто-Черноморско-Каспийском регионе являются:

«- утверждение демократии и безопасности в регионе, расширение и углубление сотрудничества в форматах Содружества Демократического Выбора и Ор­ганизации за демократию и экономическое развитие - ГУАМ;

- расширение двустороннего и многостороннего сотрудничества со странами региона относительно формирования совместной энергетической политики, в частности в сфере транзита энергоносителей;

- активизация взаимодействия с европейскими региональными организациями и участия в реализации двусторонних проектов, формирования субрегиональных систем коллективной безопасности в интересах всех государств региона;

- Украина должна оставаться активным участником процессов урегулирования «замороженных» конфликтов в регионе, прежде всего в Приднестровье».

Даже беглый обзор приоритетов свидетельствует о том, что они никоим образом не соответст­вуют современным задачам, которые стоят перед Украиной в Черноморском регионе. Эпоха романтизма во внешней политике, когда украинское руководст­во опиралось на абстрактные идеалы «демократического выбора», должна уйти в прошлое. В «нелюбовном» треугольнике, как и в целом на юго-западном направлении, должен восторжествовать прагматический подход к решению внешнеполитических вопросов. Украине нужна стратегия сохранения и усиления своих позиций на Дунае. Ее ключевым направлением должно стать создание мощного экономического фундамента, своего рода трех китов - современного флота, развитой транспортной сети и глубоководного судоходного хода Дунай - Черное море.

Автор: Сергей ГРИНЕВЕЦКИЙ (первый заместитель председателя комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны)

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность