Роман Забзалюк рассказал о работе следственной комиссии ВР по расследованию инцидента с Ю. Луценко

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1392 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(835)         

Как известно, инцидент, который произошел с Министром внутренних дел Украины в аэропорту Франкфурта, расследуют сразу две следственные комиссии Верховной Рады. Возникают вопросы, не перегрызлись ли между собой «следователи» и есть ли у страны шанс узнать, как все было на самом деле?

Один «следственный коллектив» возглавляет неистовый «регионал» (и давний антипатик Юрия Луценко) Нестор Шуфрич, а деятельностью другого руководит нардеп от БЮТ Роман Забзалюк. Обкому удалось пообщаться с председателем одной из этих комиссий - народным депутатом Украины, руководителем николаевской областной организации БЮТ Романом Забзалюком.

- Роман Емельянович, ваша комиссия уже провела первые заседания?


- По законодательству, временная следственная комиссия обязана провести первое заседание в трехдневный срок со дня ее создания. И это заседание должно быть легитимным в плане наличия кворума. В случае с возглавляемой мною комиссией такое заседание было проведено, кворум имел место. Что касается параллельной, так называемой «альтернативной» ВСК, то здесь я не могу предоставить вам никакой информации, хотя хочу подчеркнуть, что в эту комиссию были включены те же депутаты - причем без их согласия и без согласования с фракциями. На мой взгляд, это уже определенное нарушение регламента.

Однако на данный момент председатель Верховной Рады подписал эти постановления, это его видение ситуации. Наша комиссия работает, план ее работы утвержден. В соответствии с этим планом разосланы запросы в МИД, Генпрокуратуру, СБУ, МВД - для того, чтобы получить в распоряжение комиссии первые базовые документы. Потому что - я хочу это подчеркнуть - нельзя рассматривать столь важные вопросы, оперируя лишь материалами, размещенными в Интернет-изданиях. Материалы, которыми пользуемся мы, должны, в первую очередь, носить официальный характер. Следовательно, должно быть обращение ВСК, и в ответ на это обращение мы получим из компетентных структур интересующие нас документы.

- Отправляла ли ваша комиссия запросы немецкой стороне?


- В соответствии с междуародным правом и законодательством Украины и учитывая то, что между Украиной и Германией не подписано соглашений о взаимодействии в сопровождении уголовного права, эти вопросы - после нашего обращения в Министерство иностранных дел - МИД и обязан решить.

- Ваша комиссия уже определилась со сроками, в которые вы намерены сделать окончательные выводы по проделанной работе?


- Опять-таки, в соответствии с законом и регламентом, в постановлении четко указан максимальный срок работы ВСК. В нашем постановлении о создании временной следственной комиссии по инциденту, который произошел в аэропорту Франкфурта-на-Майне, определен срок в три месяца. Это, конечно, не означает, что у ВСК этим сроком связаны руки, она вправе выступить с предварительным отчетом намного раньше - в том случае, если все материалы собраны, а выводы - сделаны. Обсуждая этот вопрос на первом заседании, мы задались целью на протяжении первых двух-трех недель уже сделать предварительный отчет - но, опять-таки, руководствуясь исключительно материалами, которые ВСК получит в свое распоряжение.

- Роман Емельянович, по вашим словам, вы негативно относитесь к тому, что по инциденту во Франкфурте-на-Майне созданы и работают сразу две комиссии. Вместе с тем, они наделены равными полномочиями. Однако, бытует такая точка зрения: комиссия, которую возглавляете вы (как представитель правящей коалиции), будет выгораживать Луценко, ВСК же под руководством Шуфрича - наоборот, «топить». Могут ли эти комиссии помешать друг другу в проводимой работе?


- Это действительно законодательная коллизия, ибо законом опять-таки выписано: нельзя создавать по одному и тому же вопросу две ВСК. Потому что в их работе будут естественно возникать шероховатости и трудности. Ну, например, представьте себе: министру иностранных дел поступают два идентичных запроса на получение такой-то информации. И какого мнения будет министр о Верховной Раде? Согласитесь, при такой ситуации в какой-то мере подрыватся авторитет парламента.

Но раз уж создался такой прецедент, и председатель Верховной Рады подписал оба постановления, то мы теперь должны найти взаимопонимание и скоординировать нашу работу - чтобы не выглядеть посмешищем в глазах фигурантов по делу и министерств, к которым мы будем обращаться.

И в отношении объективности. Во-первых, решение в комиссии не должен принимать один человек, как мы имели удовольствие наблюдать в случае с г-жой Богословской. Это же человек-оркестр: одна проводила изучение материалов, одна написала постановление и лично его зачитала! Это недопустимые вещи! Нет, должно быть квотированное заседание, на нем должно присутствовать большинство членов комиссии. Далее идет голосование по проекту постановления, и через голосование уже принимается конечное решение.


- Ваша комиссия уже определила те ключевые документы (или если угодно, поставленные вопросы), которые станут базовыми в определении вами итоговой позиции?


- Если отвечать на ваш вопрос сжато, то однозначно нужно попытаться получить информацию и материалы ото всех фигурантов этого конфликта. Тогда можно будет вынести объективное и правильное решение. То есть пообщаться и с немецкой стороной, и с нашей стороной, и с фигурантами по обе стороны конфликта. К этому мы и будем стремиться.

- Вы планируете вылеты в Германию с тем, чтобы пообщаться с фигурантами с немецкой стороны - стюардессами, полицейским и пр.?


- Мы рассматривали эту возможность, но еще раз говорю: народные депутаты - и тем более в таких важных делах - не должны допускать правового нигилизма. Просто выехать и вести там свое расследование наш представитель не имеет права, это будет частная беседа, которую нельзя будет приложить к материалам дела. Такие действия должны происходить в официальном порядке. Официальный порядок - это то, что мы уже сделали: первое обращение отправили в МИД. В дальнейшем будем планировать общение с немецкой стороной. Но только после того, как МИД проведет соответствующую работу.

- А как быть с комиссией Шуфрича? Вы же одновременно являетесь и членом его комиссии. Присутствовали ли вы на заседании другой ВСК?


- Послушайте, вы тоже являетесь членом этой комиссии.

- Я?! Почему?


- А почему я должен там быть?

- Просто любой человек может зайти на сайт Верховной Рады и ознакомиться там со списками обеих ВСК по делу Луценко. Согласно этим спискам, вы возглавляете одну комиссию и являетесь членом другой…


- …Вас лично спрашивали, хотите ли вы быть в ВСК? Нет. А меня кто-то спрашивал? Как можно взять и просто так, принудительно, записать депутата - и тут же говорить о демократии и законности?!

- Но вы же общаетесь с членами своей комиссии, и большинство из них входят и в ВСК Шуфрича. Они участвуют в ее работе? Или ваша комиссия, получается, - базовая?


- Ну, если придерживаться нормы закона, то наша комиссия - базовая. Потому что в ней присутствуют представители и Партии регионов, и других фракций, которые делегированы официальным документом для работы в этой комиссии и присутствовали на первом заседании. Но я не хочу поставить под сомнение объективность Шуфрича. Я к нему нормально отношусь, но мне кажется, что в этой ситуации он латентно стал заложником чисто политических амбиций, которые идут вразрез с элементарными нормами - даже такими, как формирование ВСК.

- Вернемся к вашей ВСК. Она уже встречалась с г-ном Луценко?


- Мы наметили встречу с Юрием Витальевичем Луценко только тогда, когда у нас будут базовые материалы. По нашему предварительному плану, приглашение Луценко на заседание комиссии состоится через неделю.

- Вы уже получили какие-либо ответы на запросы, которые направили в перечисленные вами госструктуры?


- К сожалению, нет, потому что прошло всего четыре дня.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность