«Очнувшись в реанимации, услышала разговор о врачебной ошибке. Тогда я поняла - это обо мне…»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 5924 }}Комментариев:{{ comments || 16 }}    Рейтинг:(3592)         

Долгожданный ребенок

Наталье Ивченко 29 лет. Возраст для рождения детей, прямо скажем, немного запоздалый, однако подходящий по всем природным параметрам. Учитывая, что у Натальи несколько лет назад на третьем месяце беременности произошел выкидыш плода, эту беременность супруги Ивченко, образно говоря, блюли как зеницу ока. Да и беременность, в принципе, проходила гладко: осложнений и патологии не было, анализы были в норме, плановые ультразвуковые исследования плода, а их было три, показывали, что ребенок активен и развивается хорошо. Наблюдалась беременная у гинеколога по месту проживания - в 5-й женской консультации. За месяц до ожидаемого срока родов супруги стали определяться, в каком роддоме рожать, ведь сегодня по желанию, на коммерческой основе можно выбирать любой городской роддом, законодательство это позволяет. Хотя по месту проживания будущая роженица относилась ко второму роддому, она выбрала все-таки роддом №1, мол, условия там лучше.

- Долго тогда пришлось нам побегать за главным врачом роддома Евгением Павловичем Волоховым, чтобы дал согласие на роды в его роддоме, - вспоминает Наталья Ивченко. - Мы ознакомились с их расценками, хотя они были и немалые - пребывание в одноместной палате расценивалось от полутора до пяти тысяч гривен в зависимости от предоставленного комфорта, но мы, конечно же, соглашались на любые условия. Думали, может, внимания больше будет, ведь деньги - не главное в жизни. Как сказал нам Евгений Павлович, все расчеты будут производиться после родов.

Дежурный врач по вызову

Подошло время рожать: и по медицинским показаниям, и по личным подсчетам самой беременной. Перед родами с 16 сентября Наталью, как и многих других рожениц, направляют в роддомовскую поликлинику на обследование:УЗИ - ультразвуковая диагностика, анализы и т.д., предупредив, что такие у них правила.

- Там меня приняла врач Ежова, осмотрела и сказала, что все нормально и что еще неделю похожу, и отпустила домой, - рассказывает Наталья. - В субботу, 19 сентября около 3 часов дня у меня дома начались схватки, и мы с мужем поехали в первый роддом. Дежурный врач Зубарева, осмотрев меня, сказала, что схватки ложные, и предложила нам ехать снова в поликлинику. Несмотря на то, что схватки усиливались, мы с горем пополам добрались до поликлиники, но там врача не оказалось, из медперсонала была только санитарка, которая сказала нам, что в субботу и воскресенье здесь врачей, как правило, не бывает. Санитарка сказала, что врач в роддоме и будет здесь только в восемь вечера на обходе. Мне ничего не оставалось, пришлось ждать врача.

- Когда я приехала к дочке в поликлинику, она сидела в коридоре, корчась от боли, было уже около восьми часов вечера, - вспоминает Наташина мама Вера Григорьевна, - врача еще не было. Не сдержавшись, я стала кричать на санитарку, чтобы быстрее позвали врача и оказали дочери помощь. Вскоре пришла дежурный врач Луцкая и, осмотрев мою дочь, сказала, мол, если вы хотите, чтобы было быстрее, то подождите, пока я сделаю обход, и тогда вместе на вашей машине поедем в роддом, а если нет, то я пойду пешком, и вам еще долго придется там меня ждать. В общем, дождались мы ее с обхода и вместе поехали в роддом: мы - рожать, она - на дежурство в роддом.

«У ребенка сплюснулась головка, а уши были фиолетового цвета…»

В роддоме Наталья быстро прошла все процедуры, необходимые перед родами: клизма, анализы и прочие процедуры. Рожать разрешили с мамой, как партнерские роды, та, в свою очередь, сдала соответствующие анализы.

Поместили их в уютную предродовую палату под номером 13. Зашла акушерка и сделала роженице, стонущей от боли, какой-то укол, при этом сказав, что он обезболит немного.

- Сразу же после укола дочь стала какой-то вялой, сонной, схватки успокоились, - рассказывает Вера Григорьевна, вспоминая недавние события, - я испугалась, побежала к врачу. Луцкая мне сказала, мол, не переживайте, она скоро будет рожать. Я чувствовала, что что-то не то, ведь я тоже когда-то рожала Наташу и знаю, что такое роды.

Около 3 часов ночи у Наташи отошли воды, они были темного цвета, я испугалась, снова побежала к врачу. Она успокоила меня, сказав, что ничего страшного, такое бывает, что скоро должна отойти светлая жидкость. Так и было, когда Наташу смотрели на гинекологическом кресле. Потом ее куда-то повели, я думала - в родзал, но ошиблась, как оказалось, в приемный покой, и там, положив на кушетку, ее слушали два врача, рядом была акушерка.

- Когда я поднялась с кушетки, у меня снова начались сильные потуги, - вспоминает Наталья, - я чувствовала, как ребенок упирается ножками с правой стороны живота. Мне сказали идти во 2-й родзал, а для этого нужно преодолеть две лестницы и холл. Потихоньку я, можно сказать, доползла туда. Меня положили на стол и пошли к маме, чтобы та дала письменное согласие на кесарево сечение. Чуть позже мне сказали, что мама отказалась подписывать бумагу, попросили, чтобы я расписалась сама. Я это сделала, так как не было сил больше терпеть боль.

- Да, я действительно отказалась подписывать бумагу, потому что уже не верила врачам, просила показать мне дочку, стояла возле родзала, но мне ее не показывали, - рассказывает Вера Григорьевна. - Я плакала и молила Бога, чтобы все обошлось хорошо, ведь у дочери схватки длились почти 14 часов, она была обессилена. А когда из родзала вышла врач и сказала, что там проблемы, я чуть не потеряла сознание. Чуть позже мне сказали, что Наташу прооперировали и достали мертвого ребеночка - девочка весом 3 кг 200 г. У ребенка сплюснулась головка, а уши были фиолетового цвета. Я присутствовала при вскрытии, врач тогда мне сказал, что ребенок был вполне доношенный, просто роды были неудачными.

Вместо послесловия

В редакцию газеты Наталья Ивченко и ее мама Вера Григорьевна пришли не только для того, чтобы предать огласке вопиющий факт недобросовестного отношения врачей к выполнению своих обязанностей, они возмущены тем, как с ними поступили после случившейся трагедии в этом роддоме.

- Как ни странно, главврач Волохов нас не желает принимать. Бесцеремонно выгоняет из кабинета, как какую-то скотину. Когда я наконец-то прорвалась к нему и стала высказывать свои претензии, он с пренебрежением ВЫЗВЕРИЛСЯ: «Не брызгайте на меня слюной!». Скажите, ну разве это врач? - с болью в сердце спрашивает Вера Григорьевна.

С другой стороны, сегодня Евгений Волохов - уважаемый в городе человек. Он носит звание «Заслуженный врач Украины», является депутатом горсовета. Возглавляемый им роддом пользуется авторитетом, роженицы с удовольствием и за любые деньги идут туда рожать. Почему же с Натальей Ивченко у него получилась «осечка»?

На звонок журналиста «НБ» Евгений Павлович ответил лаконично: «Я не буду ничего комментировать, пока не закончит работу комиссия по проверке этого факта и не будет заключения патологоанатома. Тогда я и вам, и на всю Украину скажу, что же случилось…»

Пока комиссия не сделала выводов по этой трагедии, акценты расставлять, действительно, еще рано. Вполне возможно, что медики захотят защитить честь своего мундира и сгладят острые углы в данной ситуации, примеров таких предостаточно. Поэтому Наталья Ивченко и ее родители намерены провести независимую экспертизу причины гибели ребенка. Это вовсе не соперничество - кто кого, а желание узнать правду.

И последнее. Когда в родильных домах гибнут дети, согласитесь, это уже ЧП не областного масштаба.

Татьяна ФАБРИКОВА

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность