В милиции признали, что особо рьяные правоохранители выбивают показания силой

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1941 }}Комментариев:{{ comments || 10 }}    Рейтинг:(1188)   

В МВД уже не скрывают, что особо рьяные правоохранители выбивают показания силой.



Камера пыток. В этой комнате человека заставляли писать явку с повинной при помощи электротока. Фото МВД Украины

Разительные перемены происходят в украинской милиции. Еще год назад ее высшее руководство категорически опровергало любой намек на незаконные методы следствия и дознания. Жалобы на угрозы, применение физического и психологического воздействия к задержанным, подозреваемым, свидетелям воспринимали в штыки, поднимали на смех - мол, у нас такого не может быть по определению, все это выдумки и клевета, попытки опорочить доблестных стражей порядка. Помнится Юрий Луценко даже обвинял один из телеканалов в «кампании против милиции» за цикл передач о пытках в МВД (правда, впоследствии, он этот канал поблагодарил за помощь в выявлении «оборотней»).

Впрочем, многочисленные проверки соблюдения прав человека в изоляторах временного содержания, проводимые авторитетными международными экспертами да и украинскими правозащитниками, открыли совершенно иную, увы, далеко не столь радужную картину.

И сегодня даже высшее руководство МВД вынуждено признавать очевидные вещи - в милицейской практике давно уже используются изощренные методы выбивания признательных показаний, граничащие со средневековьем.

«Кому нужна такая правоохранительная система, которая убивает людей и вызывает у них страх? - гневно вопрошал на недавней коллегии Юрий Луценко. - Безнаказанность порождает повторение мелких грехов. Как объяснить, почему люди в милицейской форме, призванные стоять на страже закона и защищать других, издеваются над ними хуже, чем фашисты? Что нужно сделать, чтобы в милиции не было палачей, чтобы не было пыток и издевательств?»

Те из генералов и офицеров, к кому были обращены эти слова, сидели понурив головы. Недавно МВД провело общественные слушания, где также поднимались вопросы соблюдения и защиты прав граждан. Правда, пока остается открытым вопрос - насколько намерения руководства МВД серьезны? Не очередной ли это пиар-ход руководства милиции перед выборами - мол, смотрите, граждане, как мы «очищаемся», как мы реагируем на критику... Ну а пока «Сегодня» пишет о случаях действительно вопиющих, в том числе и выявленных Службой внутренней безопасности ГУБОП.

ПЫТКИ: ОДЕССА, ХАРЬКОВ, ЧЕРНИГОВЩИНА...

В милиции бытует новая тактика, - поведали «Сегодня» сотрудники Службы внутренней безопасности (СВБ), немало сделавшие для выявления позорных фактов и наказания виновных: бить стараются так, чтобы на теле жертвы не оставлять следов. А если и останутся - утверждать, что потерпевший, дескать, сам виноват - оступился, упал. Не каждый ведь потом пойдет искать управу на мучителей. Но люди даже под угрозой новых наказаний все чаще проявляют смелость воздать обидчикам по заслугам.

ВОЕННО-ПОЛЕВОЙ «РОМАН». Сразу 17 сотрудников Коминтерновского райотдела милиции Одессы получили недавно от руководства МВД взыскания от увольнения до понижения в должности. Так был «отмечен» допрос с пристрастием местного жителя, на которого горе-правоохранители пытались «повесить» кражу 3600 гривен у другого гражданина. В ходе этого «допроса» ни в чем не повинному, как потом оказалось, человеку были причинены тяжелые травмы - переломы предплечья, ключицы...

- Его жестоко пытали в подвале, требуя сознаться в преступлении, которого он не совершал, - говорит начальник СВБ генерал-майор милиции Василий Слободяник. - Цепляли на лом, применяли электроток генератора, приводя в действие военно-полевой телефонный аппарат, находящийся в этом помещении... Человек испытывал чудовищные муки, ему причинялись большие страдания, вследствие мощного заряда у него могла быть остановка сердца, поражение сосудов головного мозга... И вот таким варварским, бесчеловечным образом этого мужчину склоняли к написанию явки с повинной...

Осознав, что натворили, сотрудники пригрозили жертве репрессиями, если кто-то узнает о случившемся. Надо отдать должное родственникам - они не побоялись обратиться в отдел внутренней безопасности областного управления милиции, а там дали заявлению ход.

- Много зависело и от пострадавшего, который четко описал местонахождение подвала, - уточняет Слободяник. - Он в деталях воспроизвел события, указал и тот самый телефонный аппарат, ставший орудием пыток. Все это помогло воссоздать картину издевательств, установить истину по делу, хотя ни у кого из виновных не нашлось мужества сознаться в содеянном.

ПЛОСКОГУБЦЫ. С их помощью молодые лейтенанты Орджоникидзевского райотдела милиции выбивали признательные показания у двух годящихся им в матери сотрудниц одного из харьковских предприятий.

- Сначала женщин запугивали, пытаясь уличить в краже оргтехники, а когда угрозы не достигли цели, перешли к поистине садистским методам, - продолжает Василий Дмитриевич. - Применяли целлофановые пакеты, надевая на головы и перекрывая доступ воздуха, а потом взялись за плоскогубцы, которыми... выкручивали соски... До такого не додумались даже гестаповцы... Но те издевались над врагами. А эти безусые офицеры измывались над беззащитными женщинами... Их потом эти плоскогубцы и выдали - на них остались следы эпителия клеток несчастных жертв...

ОТБИТАЯ СЕЛЕЗЕНКА. На территории полевого стана «Надежда» в Бахмачском районе Черниговской области был жестоко избит тракторист. И сделали это двое сотрудников ГСО, охранявших территорию, правда, в свободное от службы время. Им показалось, что парень что-то ворует с прицепа. Набросились на него с кулаками. Как результат - закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, разрыв селезенки, множественные ушибы...

- Селезенку медикам пришлось удалить, - констатирует Слободяник. - А его мучители утверждали, что тракторист давно жаловался на слабое здоровье... Точки над «і» расставила областная судмедэкспертиза...

ИЗБИТЫ НА ВОКЗАЛЕ. Жители Закарпатья Олесь Переста и Владимир Вородай имели несчастье попасться на глаза проводившим оперативную «зачистку» сотрудникам линейного отдела милиции на станции Киев-Пассажирский. Те придрались к заробитчанам, которые работали в Киеве и возвращались после трудового дня домой, по надуманному поводу - якобы слонялись без дела, искали на голову приключений и пытались сбросить друг друга под поезд. У Пересты отобрали паспорт, а затем швырнули документ в урну...

Распаляясь, хмелея от безнаказанности и становясь все агрессивнее, стражи порядка развели задержанных по разным комнатам и потребовали «нужные» показания. Как говорят потерпевшие, в ходе так называемых допросов Олеся били гаечным ключом по голове - в результате наложили пять швов на верхнюю губу. С Владимиром обошлись еще более жестоко - расстреляли в упор из пистолета с резиновыми пулями. Мужчина был прооперирован, но лишился жизненно важной функции... После того, как потерпевшие обратились в прокуратуру Киева, им стали поступать угрозы на мобильные.

Дело слушается в Соломенском райсуде столицы. Из троих подсудимых милиционеров вину признал только один. После того, как было возбуждено дело, правоохранителей отстранили от работы в органах.

Потерпевшие, подтвердив первичные показания, намерены добиться также возмещения причиненного им морального и материального ущерба. Вородай, для которого случившееся оставило след на всю жизнь, в отчаянии. Он не только стал инвалидом, но также потерял работу и семью - от него ушли жена и дети.

«МЕНЯ ОБИДЕЛА «ОХРАНА»

С жалобой на незаконные действия сотрудников подразделения «Охрана», действующего на пригородном вокзале столицы, в «Сегодня» обратился киевлянин Цезарь Свинцицкий. «Прочитал в газете о безобразиях, творимых правоохранителями, и решил поделиться своей болью... В «Охране» работают грубые, злые люди. По ночам, примерно с часа до трех, они под прикрытием милиции охотятся на пассажиров. 9 апреля и я попал под раздачу - был избит только за то, что не оказалось билета на поезд...».

Один из руководителей «Охраны», бывший полковник милиции по имени Владимир Игоревич, в беседе с «Сегодня» назвал жалобу безосновательной: «Мы отвечаем лишь за пропуск пассажиров через турникеты и ни к кому насилие не применяем».

ПРИЧИНЫ: РАНЬШЕ РАБОТАЛИ ГОЛОВОЙ, СЕЙЧАС - РУКАМИ

Киевлянин Bалентин Гайдаенко - в прошлом сотрудник органов внутренних дел. Как ни горько сознавать, сам стал жертвой милицейско-криминального произвола: его задержали свои же, заподозрив в причастности к загадочному исчезновению своей молодой и красивой жены. Подвергали изощренным пыткам и издевательствам, за которые, пусть и не сразу, пришлось держать ответ. «Оборотни» в погонах были приговорены к различных срокам лишения свободы.

После всего Валентин Николаевич, прослуживший в милиции 13 лет, ушел из органов в адвокаты. И сейчас защищает тех, кто тоже испытал на себе и пытки, и издевательства.

- Почему такие факты существуют? - переспрашивает он. И сам же отвечает: - Во многом потому, что люди боятся жаловаться на тех, кто их обидел, или делают это с опозданием, когда время утеряно, или просто некому помочь отстоять справедливость...

Валентин Николаевич вспоминает, что когда он пришел в милицию, там ценилось умение работать с агентурой, и это часто давало очень хорошие результаты. В Зализнычном райотделе однажды сыщики раскрыли кражу, не выходя из кабинета, в считанные часы - только потому, что сотрудники имели хорошо налаженную агентурную связь, и за полночи сумели вычислить, кто воровал... Утром приехали и задержали преступников вместе с краденым. И никого не нужно было пытать - факты налицо.

- Раньше работали головой, - резюмирует Гайдаенко, - а сейчас все чаще - руками...

«ЕСЛИ УТОНУЛ - НЕВИНОВЕН». Пострадавшим от милицейского произвола помогает и Международная лига защиты прав граждан Украины. Главе правления этой организации Эдуарду Багирову тоже пришлось прочувствовать на себе изнанку правоохранительной системы - привлекался к уголовной ответственности, был осужден...

- Причины применения пыток в милиции, - размышляет Багиров, - надо искать в истории, а именно временах средневековья, когда подозреваемых подвергали иезуитским испытаниям - ордалиям. Человека погружали в воду и, если ему удавалось вынырнуть («вода не принимала»), его признавали виновным, подвергая смертной казни. Того же, кого «вода приняла» (то есть, он утонул), считали невиновным. Правда, уже посмертно.

Если вы попали в «заботливые руки» милиции, и понимаете, что можете стать жертвой незаконных методов дознания и следствия, необходимо сразу же заявить о готовности обжалования таких действий. Запомните номер телефона знакомого вам адвоката, который сможет помочь в трудную минуту. Не лишним будет и напомнить фамилию-другую знакомого руководителя милиции, прокуратуры. Только не нужно блефовать, щеголяя приятельскими отношениями с сильными мира сего, - чаще всего это вызывает противоположный эффект.

Чтобы превысивших свои полномочия сотрудников наказали за незаконные действия по всей строгости закона, потерпевшему следует обратиться в суд с иском о признании незаконными таких действий и взыскании материального и морального ущерба. Выполнение решения суда - не только обязанность, записанная в Конституции Украины. Невыполнение его должностным лицом влечет уголовную ответственность согласно статье 382 УК Украины (вплоть до лишения свободы до трех лет).

МЕДИЦИНА? НЕТ, МОРАЛЬ

Почему в органы внутренних дел попадают люди с садистскими наклонностями? Отчего неэффективными оказываются тесты, которые, по логике, должны были бы стать «фильтром» для недостойных кандидатов, бросающих впоследствии тень на всю систему?

- Причина в том, - считает один из ведущих специалистов Департамента медобеспечения и реабилитации МВД Украины, попросивший не называть его фамилию в прессе, - что заметно снизились требования к тем, кого принимают на службу. Раньше, при Союзе, да и в первые годы независимости Украины, в органы отбирали претендентов, а сейчас идет подбор - от слова «подбирать». Принимают порой кого попало, иногда даже с негативными характеристиками, но - по знакомству, закрывая глаза на то, что из этого человека не получится ни хорошего сотрудника, ни честного, порядочного гражданина.

Такое мнение не разделяет председатель Центральной военно-врачебной комиссии МВД Украины Анатолий Лысенко: «Ответ на вопрос, почему в милицию попадают люди, дискредитирующие правоохранительные органы, лежит в плоскости морали, но не медицины. Потому что пытки может применять и тот, у кого есть высшее образование, кто прекрасно прошел тесты, а в душе был и остается моральным уродом. Распознать, вовремя остановить его не так-то просто. И такие люди могут оказаться не только в милиции, а и в медицине, судах, армии, журналистике... Но в коллективе, где создан здоровый морально-психологический климат, где есть кому проверять службу, и строго спрашивать даже за незначительное нарушение, к пыткам никто не прибегнет...».

СОВЕТЫ: СНЯТЬ ПОБОИ И ПИСАТЬ ПРОКУРОРУ

Часто люди, ставшиеся жертвами милицейского произвола, либо боятся жаловаться на беспредельщиков в мундирах, либо делают это с опозданием, тем самым усложняя процесс разбирательства. Опытный юрист, заведующая общественной приемной Харьковской правозащитной группы Людмила Клочко поделилась с «Сегодня» конкретными советами, как нужно поступать потерпевшим.

- Прежде всего, необходимо направить заявление в прокуратуру, где обстоятельно и в деталях изложить фабулу событий - что, где, когда и при каких обстоятельствах произошло, - говорит Людмила Михайловна. - Важный момент: послание не должно начинаться словами «Прошу разобраться». Ему необходимо придать официальный характер «Заявления о совершенном преступлении» и озаглавить соответственно.

Насколько последовательно, логично выстроены события, учтены детали - настолько их легче проверить. И наоборот, путанные, двусмысленные пояснения, отступления, второстепенные, малозначимые подробности усложнят проверку. Если человек сначала пишет одно, потом - другое, третье - возникают сомнения в правдивости написанного.

Иногда решающее значение играет какая-нибудь яркая деталь, характеристика. В расследовании истории с милиционерами из Орджоникидзевского райотдела, к примеру, потерпевшие недвусмысленно указали, что плоскогубцы имели ручки красного цвета. Именно их потом нашли как вещдок сотрудники инспекции по личному составу, проводившие проверку, запротоколировав инструмент, и он стал важным доказательством по делу.

Еще одним обязательным условием, о котором не должны забывать пострадавшие от пыток или жестокого обращения в милиции, является судмедосвидетельствование.

- Нужно сразу же по выходу из райотдела обратиться за медицинской помощью, - говорит Людмила Клочко. - Врачи «скорой» обязаны зафиксировать побои, задокументировать их в установленном порядке.

Не лишним будет также сфотографировать полученные травмы, ушибы, другие повреждения, причем желательно, чтобы на снимках была запечатлена дата съемки. Это избавит от лишних вопросов по поводу возможной фальсификации, подтасовки, в которых часто упрекают жалобщиков.

Нередко прокуратура, куда адресовано заявление потерпевшего, отказывает в возбуждении уголовного дела. Как правило, отписка имеет стандартную формулировку «За отсутствием состава преступления». Если вы не согласны и полны решимости довести начатое дело до конца, такое постановление нужно обжаловать в вышестоящую прокуратуру (статья 99 со значком 1 УПК Украины) либо суд (статья 236 также со значком 1 УПК). Но сделать это надо в строго установленные законом строки, то есть в течение 7 дней с момента получения постановления об отказе в возбуждении дела.

Если же вам и после этого отказали, нужно обращаться в Европейский суд по правам человека.

- Статья 3 Европейской конвенции о защите прав человека указывает, что никто не может быть подвергнут пыткам, жестокому, бесчеловечному обращению или наказанию, - констатирует юрист. - Так же четко Евросуд обязывает расследовать небезосновательные обращения о применении пыток и жестоком обращении. Пусть задержанного не избивали, не применяли к нему насилие, другие запрещенные методы, а в течение 12 часов «всего лишь» не выводили в туалет, лишая элементарных удобств - это тоже может трактоваться как жестокое обращение. Или человеку не ломали пальцы, но унижали его достоинство грубыми, нецензурными словами - Евросуд и это расценивает как нарушение прав, обязывая государство расследовать жалобу потерпевшего.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность