АРЕСТОВАННЫЙ КОМБАЙН, или Как исполнительная служба подзарабатывала на конфискованном имуществе

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 5332 }}Комментариев:{{ comments || 7 }}    Рейтинг:(3216)         

Взял деньги в банке - отдай с процентами


Юрий Михайлович Ли приехал в село Баратовка Снигиревского района из Ташкента 30 лет назад. Поселившись с семьей в обычном переселенческом совхозном домике и взяв в аренду землю, стал заниматься выращиванием сельхозпродукции. Ну, а когда землю распаевали, брал в аренду землю пайщиков, постепенно увеличивая посевные площади. В общем, дела шли неплохо: с людьми рассчитывался вовремя, помогал сельсовету решать социальные проблемы в селе. А два года назад взял банковский кредит и приобрел новенький комбайн СК-5 «Нива Эффект» стоимостью 278 тысяч гривен. В залог банк взял купленный комбайн. Исправно, насколько позволяло финансовое состояние, сельхозпроизводитель платил банковские проценты, однако разразившийся финансовый кризис не мог не отразиться на его небольшом частном предприятии «Азия» - подошло время, когда с банком заемщик рассчитаться не смог. Из 280 тысяч гривен, взятых в банке, за ним оставался должок в сумме 218 тысяч гривен. Состоявшийся в мае прошлого года по инициативе банкиров районный суд обязал Юрия Михайловича Ли добровольно погасить образовавшийся кредитный долг. По субъективным причинам задолженность снова не была погашена. В октябре принимается решение о принудительном взыскании денег с должника. Исполнительная служба открывает производство: описывает имущество, в том числе и комбайн, и оставляет его на ответственное хранение должнику, как руководителю предприятия.

Куда исчез комбайн?


- Примерно в декабре прошлого года мне позвонил государственный исполнитель Владимир Марковский, - рассказывает Юрий Михайлович Ли, - и сказал, что комбайн, который находится у меня на хранении, оценен в 260 тысяч гривен. Хотя никто из оценщиков не приходил на осмотр технического состояния хранившегося у меня комбайна, но я не стал спорить с оглашенной оценкой.

В принципе, Юрий Ли рассудил логично: если комбайн оценен в 260 тысяч гривен, а он должен банку 218 тысяч гривен, то ему останется внушительная разница в 42 тысячи гривен, которые он сможет пустить на нужды сельхозпроизводства.

- 14 марта ко мне пришел судебный исполнитель Владимир Марковский вместе с неким гражданином Сергеем Каплий, представившимся представителем банка, чуть позже я узнал, что к банку он никакого отношения не имеет, - продолжает Юрий Михайлович, - и в принудительном порядке изъяли комбайн и дисковую борону. На следующий день приехал один Каплий и забрал изъятое судебным исполнителем имущество. Позже мне позвонил Марковский и сообщил, что Каплий является руководителем предприятия, которое, якобы, будет заниматься реализацией изъятого имущества. И храниться оно будет, по словам исполнителя, в городе Николаеве на штрафплощадке. Тем не менее, изъятый у меня сельхозинвентарь оставался в Снигиревке. Я видел, как все это время он стоял на территории предприятия «Агронефтепродукт», с которым я тесно сотрудничал. Буквально через 10 дней комбайна и дисковой бороны там не стало. Как сообщил мне директор предприятия А. Пирумян, комбайн «погнали» в Первомайский район. Об этом он узнал от людей, приехавших за комбайном. И еще они сказали, что, якобы, купили этот комбайн за 300 тысяч гривен. Правда это или нет, не знаю, только след своего комбайна я потерял.

На все вопросы к исполнительной службе, связанные с местонахождением конфискованной сельхозтехники, Юрий Михайлович получал один и тот же ответ: изъятое имущество, мол, на штрафплощадке. Его просьбы сообщить адрес этой штрафплощадки, не увенчивались успехом: мол, все знает «фирмач» Каплий, к нему и все вопросы. Попытки найти Каплия также оказались неудачными: несмотря на то, что он прописан в селе М-Ларино Жовтневого района, однако дома его застать не удалось, да и техники возле дома не видно было..

Прошло полгода. Зерноуборочный сезон подходил к завершению.

- В августе мне позвонил государственный исполнитель Владимир Марковский и сообщил, что мой комбайн, вроде как, не продается по оценочной цене, и я должен подъехать к ним в исполнительную службу, чтобы поставить свою подпись в акте переоценки стоимости комбайна, - с возмущением рассказывает Юрий Михайлович. - Я, конечно же, приехал, однако подписи своей под документом на уценку комбайна не поставил, так как давно не видел агрегат. И снова потребовал дать адрес, где я могу увидеть комбайн. После этого Марковский сообщил мне адрес - село Михайло-Ларино Жовтневого района, мехдвор бывшего совхоза «Гвардия Ильича». На следующий день я туда поехал вместе со своим адвокатом. В присутствии председателя местного сельсовета мы составили акт о том, что никакого комбайна на мехдворе нет.

Лишь 20 сентября Юрию Михайловичу позвонил его адвокат и сказал, что в исполнительной службе сообщили о том, 21 сентября в 17 часов он сможет увидеть конфискованный комбайн.

На кого работал конфискат?

- 21 сентября в присутствии судебного исполнителя Марковского, «продавца» Каплия и моего адвоката мне, наконец-то, показали изъятый у меня комбайн, он стоял на территории ОАО «Украгротехника» в Жовтневом районе, - рассказывает Юрий Ли. - Он почему-то был уже без зерновой жатки, грязный от полевой пыли. Техническое состояние его было ужасным. Невооруженным глазом было видно, что комбайн только что снят с уборки урожая. Тонкий слой краски, нанесенный на дверцу кабины, не смог скрыть очертания прошлой надписи - ЧМП «Азия». Кабину осмотреть не удалось, ключа ни у кого не оказалось. На мой вопрос Сергею Каплию о том, где хранился комбайн, тот отчеканил: мол, все время на этой территории. Тем не менее, я узнал у охранников этого предприятия, что комбайн сюда пригнали 20 сентября в 2 часа ночи. Об этом была пометка в журнале сдачи дежурств.

Как сообщил Юрий Михайлович, факт использования конфискованного имущества в целях наживы подтверждается даже визуально. У него конфисковывали комбайн после уборки подсолнечника - в бункере были видны его остатки, теперь же остались следы от зерновых культур. К тому же, при изъятии комбайна моточасы составляли 646, это зафиксировал сам Юрий Михайлович, а теперь они стоят на отметке 903. Не прямые ли это доказательства того, что комбайн вовсе не стоял на штрафплощадке, как утверждал государственный исполнитель, а усиленно работал, зарабатывая деньги? На кого работал конфискованный комбайн, нетрудно догадаться.

Ну, а дисковая борона, которую изъяли вместе с комбайном, вовсе оказалась в селе Пересадовка Жовтневого района. Ну а жатки от комбайнов нашлись в селе Павловка Снигиревского района. Грязные от степной пыли, они скромно ютились на току, сваленные на кучу. Работники тока объяснили, что привезли их назад.

Суд да дело


Юрий Михайлович - человек законопослушный, и на действия государственного исполнителя Владимира Марковского, повлекшие нанесение его сельскохозяйственному предприятию материального ущерба, он подал исковое заявление в районный суд. То ли защищая честь государственной службы, то ли по каким другим причинам, судья районного суда З. Кишковская отклонила иск, признав, что судебный исполнитель таки действовал в рамках закона. Заметьте, суд состоялся 23 сентября, а 21 сентября, как раз в аккурат перед заседанием, ответчик в лице государственного исполнителя отдела государственной исполнительной службы Снигиревского районного управления юстиции Владимир Марковский решил показать истцу его комбайн, мол, смотри и радуйся. Откуда его туда пригнали, пока неизвестно. Сегодня истец готовит апелляцию на судебное решение районного суда. Надеется, что коллеги из апелляционного суда объективно рассмотрят дело, и справедливость восторжествует. Кроме того, Юрий Михайлович написал жалобу районному прокурору, где изложил все факты, свидетельствующие злоупотребление служебным положением должностных лиц исполнительной службы.

- По этой жалобе прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела, - объясняет старший следователь районной прокуратуры Виктор Вишневский, - потому что на сегодня еще нет акта на переоценку комбайна, следовательно, нет пока и суммы нанесенного ущерба.

Виктор Алексеевич высказал также свое личное мнение по данному факту: не было необходимости заключать договор с Сергеем Каплием, который не имеет условий для хранения такого агрегата. Даже последняя «пристань» конфискованного комбайна - территория « Украгротехники» - не может служить местом хранения, так как отсутствует договор на хранение сельхозтехники. А если комбайн кто-то разберет на запчасти, кто будет отвечать, непонятно. Тогда как у Юрия Ли есть специальный ангар, где хранился конфискованный комбайн. Какая необходимость была изымать его? - задается вопросом следователь прокуратуры.

Визит журналиста «НБ» в районную исполнительную службу был менее удачным. Государственный исполнитель Владимир Марковский и начальник отдела Дмитрий Князев категорически отказались что-либо комментировать по данному вопросу.

- Материалы исполнительного производства не выдаются никому, - отчеканил молодой руководитель службы.

Вот и пообщались…

Вместо эпилога


Подготавливая этот материал к печати, автору пришлось перелопатить уйму законодательных актов относительно прав и обязанностей сотрудников исполнительной службы. Действительно, законом они защищены гораздо сильнее, чем кто-либо из смертных. И сражаться с ними в судовых инстанциях, тем более предметно доказать преступный сговор Марковского и Каплия, для Юрия Михайловича Ли будет непросто. Однако он человек принципиальный, и учитывая, что факты использования конфискованного у него комбайна налицо, он намерен бороться за справедливость вплоть до Европейского суда. И дело здесь вовсе не в принципе, а в желании узнать правду.

Татьяна ФАБРИКОВА

"Николаевский бизнес"

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность