"Мы бы могли возбудить уголовное дело, но ведь Дмитрий плеснул кислотой в лицо мальчика... неумышленно"

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 4673 }}Комментариев:{{ comments || 16 }}    Рейтинг:(2842)         

В Николаеве 52-летний мужчина, которому бывшая сожительница отказала в возобновлении отношений, плеснул в лицо серной кислотой... ее семилетнему сыну. Мальчик получил ожоги третьей степени, а преступник до сих пор находится на свободе.

52-летний житель Николаева проследил за бывшей сожительницей, когда она шла в школу за ребенком. Выждав, когда женщина с семилетним сыном выйдут во двор, он внезапно выскочил из-за угла и... плеснул мальчику в лицо серной кислотой. Ребенок душераздирающе закричал, и ошарашенная мать, схватив сына за руку, побежала с ним обратно в школу. Несчастного мальчика, чье лицо буквально кипело от полученных ожогов, спасла одна из сотрудниц школы, оказавшая ребенку первую помощь. Преступник, сделав свое черное дело, скрылся.

"Дима производил впечатление порядочного и добросовестного мужчины. И главное - очень любил детей"


С семилетним Витей и его мамой Ириной Корнышевой (имена героев публикации изменены по этическим соображениям) мы встретились в ожоговом отделении Николаевской городской больницы № 3. Часть ожогов на лице мальчика уже начала затягиваться, превращаясь в грубые рубцы. А наиболее поврежденные участки кожи до сих пор заклеены пластырями, испачканными лечебными мазями.

- Каждый раз вздрагиваю, когда смотрю на эти шрамы вокруг глаз, - вздыхает Ирина, ласково гладя сына по голове. Внимательно посмотрев на меня, мальчик пытается слабо улыбнуться. - К счастью, сынок успел зажмурить глаза - врачи говорят, сработал инстинкт самосохранения. Хотя пара капель кислоты в глаза все же попала. Когда Витю везли в больницу, белки его глаз покраснели, он жаловался, что ничего не видит. Я тогда так перепугалась, что сын потерял зрение!

Семилетнего Витю Корнышева доставили в Николаевскую горбольницу N 3 в ужасном состоянии: лицо мальчика покраснело и сильно опухло, щеки раздулись до неестественных размеров, глаза заплыли. Ребенок кричал и плакал, умолял мать объяснить, "почему глазки не видят и все так болит". Узнав о том, что произошло с их юным пациентом, медики ужаснулись. Мать мальчика рассказала, что кислотой в Витю плеснул ее бывший сожитель, которого она выгнала из дому за несколько месяцев до этого. Сотрудники ожогового отделения сообщили о случившемся в милицию.

- До сих пор в голове не укладывается, как он мог такое сотворить, - признается Ирина. - Ведь в Диме мне понравилось как раз его хорошее отношение к детям. Витя и Андрюша (младший пятилетний сын Ирины. - Авт.) его даже папой называли.

- Был папой, а теперь уже не папа... - мальчик, прислонившись к маминой руке, задумчиво смотрит в окно. - Он хотел маме сделать больно. А сделал мне.

- Мы с Димой познакомились два с половиной года назад, - продолжает Ирина. - У меня к тому времени уже было двое детей от первого брака. Витя и Андрей своего отца практически не помнят - даже когда мы еще жили вместе, он почти не бывал дома. Ночи напролет пил, с кем-то гулял и только под утро пьяным вваливался в дом. Когда я наконец подала на развод, заводить отношения с кем-то еще не собиралась. Семейными проблемами была сыта по горло, хотела все свое время посвящать только детям. Но самой было трудно. Мы жили в небольшом домике у мамы, единственным моим заработком были копейки, которые я получала за уборку железнодорожных вагонов. И тут появился Дима. Мы познакомились случайно - он в то время работал на мебельной фабрике, а я каждый вечер гуляла с малышами на детской площадке неподалеку. Он начал к нам подходить, дарил детям конфеты, заводил со мной разговор. Рассказывал, что уже несколько лет как в разводе, живет один, сам и готовит, и стирает, делает закрутки и зарабатывает. Одним словом, старался произвести впечатление добросовестного, трудолюбивого мужчины, которых в наше время встретишь нечасто.

- Ему это удалось?

- Мне он понравился. И не столько этим, сколько своим хорошим отношением к детям. Витя и Андрей не знали, что такое полноценная семья, а Дмитрий постоянно дарил им конфеты, давал деньги, развлекал их. Даже мама говорила, что он относился к ним как к родным. Поначалу меня немного смущала наша разница в возрасте - шутка ли, 22 года! Но он красиво ухаживал, встречал меня с работы, помогал по дому. В день зарплаты никогда не приходил с пустыми руками - постоянно приносил детям полные сумки фруктов и игрушек. Мне было с ним комфортно и надежно. И вскоре он перебрался ко мне.

Ирина с Дмитрием прожили вместе два с половиной года. Женщина тихо радовалась, что наконец обрела семейное счастье. Поэтому когда Дмитрий начал возвращаться домой навеселе, она поначалу не придала этому особого значения - мало ли, после работы муж встретился с друзьями и "не мог не пропустить с ними по рюмке". Однако вскоре "встречи с друзьями" вошли в привычку. Дмитрий все чаще приходил домой выпивши, а на замечания отмахивался, мол, не так уж часто себе позволяю.

- Желая сохранить семью, я закрывала на это глаза, - сокрушается Ирина. - Вот он и сел на шею. Уже мог и нахамить, и голос повысить. За появление на работе в нетрезвом виде его уволили. А последней каплей стал инцидент, когда он, явившись домой пьяным, с размаху ударил Андрюшу ладонью по лицу. У сына из носа брызнула кровь, а Дима даже не извинился. После этого я указала ему на дверь.

- Как он на это отреагировал?

- Удивительно, но его реакция была абсолютно безразличной. Пожал плечами и пошел собирать вещи, словно давно уже ждал этого момента. Несколько недель я о нем ничего не слышала. А потом вдруг приехал и заявил, что хочет опять со мной жить. Разумеется, я отказалась. С того момента и начались проблемы. Дима меня буквально преследовал. Бывало, приезжаю на работу, а он уже ждет меня около вагонов. Едва увидит, начинает уговаривать вернуться. Получая от меня отказ за отказом, он выходил из себя, угрожал - дескать, ты еще пожалеешь о том, что меня оттолкнула. А однажды вечером я укладывала Витю спать, как вдруг услышала грохот и звон разбитого стекла. Забежала в соседнюю комнату, а там вдребезги разбито окно, на полу лежит большой булыжник. Сосед рассказал, что видел во дворе Диму, который кинул камень в мое окно и убежал.

"Зеркало мы ребенку пока не даем - если у него случится нервный срыв, процесс выздоровления затянется"

- А через неделю он вновь явился ко мне на работу, - продолжает Ирина. - В два часа ночи я убирала вагоны, как вдруг на пороге купе появился пьяный Дима с бутылкой пива в руках. "Что ты хочешь? - спросила я. - Уходи, мне надо работать!" Не обратив даже внимания на мои слова, он прошел в соседнее купе, сел с ногами на полку и невозмутимо продолжал пить пиво. Когда я вновь попросила его выйти, он неожиданно... покрыл меня трехэтажным матом и начал исступленно орать: "У тебя есть другой, да?! Признавайся!" Стараясь не обращать внимания на его истерику, я продолжала вытирать салфеткой столик. И вдруг он подошел ближе и... прыснул мне в лицо из газового баллончика. Все поплыло перед глазами, я начала задыхаться. Потом он ударил меня кулаком по спине, скрутил за спиной руки и начал бить по голове. Пытаясь освободиться, я упала в купе под столик, а он продолжал добивать меня ногами, - голос женщины прерывается, она начинает нервно теребить одеяло. - Я рыдала, умоляла его прекратить, что есть силы кричала, но бесполезно - Дима словно озверел. Когда я упала, у меня из кармана выпал мобильный телефон. Схватив мобилку, Дима еще раз пнул меня ногой в бок и ушел. Преодолевая боль в животе, я встала и поплелась в цех. Слесари нашли Диму в соседнем вагоне, забрали у него мой телефон и вызвали милицию. Когда Диму оштрафовали на триста гривен, я вздохнула с облегчением - думала, он понял, что меня есть кому защитить, и больше приставать не будет.

Но не тут-то было - уже на следующий день он позвонил и потребовал... триста гривен, которые с него взыскали. "Я у тебя их не брала и ничего тебе не должна", - выпалила я и бросила трубку. В тот же день ко мне в окно опять залетел булыжник, на этот раз камень упал около кровати ребенка. Я боялась оставлять детей одних в комнате, ночами дежурила на балконе, проверяя, нет ли Димы во дворе. Жизнь превратилась в какой-то кошмар. Однажды он подстерег меня в городе, выскочил из-за угла и, грубо схватив меня за руку, опять начал требовать деньги. "У меня ничего нет! Умоляю, оставь меня в покое", - рыдала я. "Тенью буду за тобой ходить, пока не добьюсь того, что ты попадешь в реанимацию. Или сразу на тот свет", - прошипел он и ушел. Эти слова до сих пор слышатся мне по ночам...

- Мам, ты не рассказала, как он тебя крючком побил, - подал голос Витя, который все это время внимательно слушал нашу беседу.

- Как-то раз я возвращалась с работы, а Дима поджидал меня около дома в кустах, - кивает головой Ирина. - Когда я проходила мимо, он внезапно выскочил из засады и начал бить меня по ногам какой-то изогнутой деревянной палкой. Я вскрикнула и помчалась куда глаза глядят. Сердце выскакивало из груди - боялась, что он меня догонит и убьет. Тогда я уже понимала, что этот человек способен на все.

На следующий день, провожая сына в школу, Ирина почувствовала за собой слежку. Обернулась - никого. В пять часов вечера она пришла забрать Витю с продленки. Собирая ребенка, женщина и не подозревала, что Дмитрий прячется за углом.

- Не успели мы распахнуть калитку, как Дима перегородил нам дорогу, - волнуясь, вспоминает Ирина. - А в следующую секунду он достал из кармана какую-то банку и... выплеснул ее содержимое в сторону Вити. Сынок душераздирающе закричал, я посмотрела на него и вскрикнула от ужаса: кожа на его лице мгновенно покраснела и сморщилась, Витя обхватил щеки руками и рыдал. Я еще не понимала, что произошло, но знала, что что-то ужасное. Помню, схватила сына за руку, и мы побежали обратно в школу.

- Мы выходили, а он раз - и брызнул на меня рукой! - говорит Витя. - Было так больно, так горячо! Особенно вот здесь болело, - мальчик прикасается к щеке, заклеенной пластырем. - И сейчас болит...

- Когда я поняла, что случилось с сыном, у меня ноги подкосились, - смахивая набежавшие на глаза слезы, говорит Ирина. - Секретарь школы стала промывать ему глаза, а у меня началась настоящая истерика. Дрожащими руками я набрала 103, казалось, "скорая" никогда не приедет. Я так боялась, что сын ослепнет и останется инвалидом, слезы застилали глаза, в горле стоял ком. Я уже давно знала, что Дима меня ненавидит. Но за что он изуродовал ни в чем не виновного ребенка?! Тот вечер был самым ужасным в моей жизни.

Неожиданно мальчик вскочил с кровати и позвал меня.

- Тетя, идите сюда! - поманил он меня рукой. - Смотрите, что с моим новым рюкзаком случилось, - Витя протянул мне синий школьный портфель, в некоторых местах разъеденный кислотой. - Он и сюда попал. Теперь книжки некуда складывать...

- Рюкзак - ерунда, главное, чтобы ты у меня здоровый был, - Ирина заботливо притягивает к себе сына и целует в лоб. - Мир не без добрых людей. Узнав, что случилось, школьные учителя и родители одноклассников помогли нам материально. И еще мы очень признательны врачам - благодаря им сынок постепенно идет на поправку.

- У ребенка ожоги третьей степени тяжести, - рассказал лечащий врач Юрий Онощенко. - Сейчас он проходит интенсивный курс лечения, но как быстро заживут ожоги, никто сказать не может. Зеркало мы ему не даем - если у него случится нервный срыв, процесс выздоровления затянется. Пока ожоги заживают нормально, возможно, мальчику даже не потребуется пластическая операция.

"Мы бы могли возбудить уголовное дело, но ведь Дмитрий плеснул кислотой в лицо мальчика... неумышленно"

Когда медработники сообщили о ЧП в милицию, николаевские правоохранители задержали злоумышленника. Произошло это так: Ирина вызвала бывшего сожителя на свидание, во время которого он и встретился с сотрудниками милиции. Кстати, при обыске у мужчины в кармане обнаружили... еще одну банку с серной кислотой. Позже Дмитрий признался милиционерам, что не хотел обливать кислотой ребенка - раствор, мол, готовил для Ирины. Но так как в первый раз его план сорвался и вместо женщины пострадал мальчик, он решил изуродовать ее во время второй встречи.

Однако дальше события развивались следующим образом: Дмитрия допросили, а спустя три дня... выпустили на свободу, даже не возбудив уголовное дело!

- Вся проблема в том, что никто не знает, когда пострадавший мальчик закончит курс лечения, - объяснила "ФАКТАМ" ситуацию начальник Центра общественных связей николаевской областной милиции Ольга Передиренко. - По закону мы не можем возбудить уголовное дело, пока не станет известно, как квалифицируются нанесенные ему телесные повреждения - в зависимости от того, сколько ребенок еще пробудет в больнице, станет ясно, тяжкие они или средней степени. Тогда можно будет возбуждать дело по факту нанесения телесных повреждений определенной степени тяжести. На данном этапе это невозможно. Соответственно, и задержать человека, выплеснувшего на мальчика кислоту, мы не можем. (?! - Авт.).

- Происшествие, безусловно, дикое, но что тут поделаешь? - добавила Ольга Передиренко. - Случаи, когда мы не можем возбудить дело из-за лечения пострадавшего, - не редкость. Например, в Новой Одессе год назад сожитель выстрелил женщине в глаз из пневматического оружия. Она до сих пор не может получить необходимое медицинское заключение из-за лечения в разных учреждениях, мы же не можем возбудить уголовное дело. А ее сожитель находится на свободе и даже не задержан.

- Вначале я не могла поверить: как Дмитрия могли отпустить? - говорит Ирина. - Если он додумался на вторую встречу со мной вновь принести банку с кислотой и ничуть не жалеет о содеянном, кто мне даст гарантию, что он не подстережет меня завтра за углом и не воплотит свои злонамерения в жизнь? Этот человек явно нездоров, у него на уме может быть что угодно. Теперь возвращаюсь вечером с работы и вздрагиваю от каждого звука - вдруг он идет позади? Мы с мамой уже забыли, что такое спокойный сон. Дверной замок - разве преграда для человека, который пообещал отправить меня на тот свет?

Пытаясь выяснить, почему социально опасный преступник до сих пор находится на свободе, я позвонила заместителю прокурора Заводского района Юрию Сабуле.

- Чисто по-человечески мне самому жалко изувеченного ребенка и его мать, но ведь есть такое понятие, как незаконное задержание, - сказал Юрий Сабула. - Представьте, мы возбудим дело, задержим Дмитрия, а потом вдруг окажется, что у мальчика легкие телесные повреждения. Выяснится, что мы вообще не имели права содержать виновника под стражей и нарушили закон. В таком случае он отделается штрафом, и потом еще предъявит нам претензии. (А кому будут предъявлены претензии, если Дмитрий, оставаясь на свободе, снова решится на покушение? - Ред.)

- Но почему сейчас нельзя возбудить уголовное дело? Пускай не задержать виновника, но хотя бы взять с него подписку о невыезде!

- Мы могли бы возбудить дело по статье Уголовного кодекса Украины "Умышленное нанесение легких телесных повреждений", но это будет неправильно. Посудите сами: он ведь плеснул кислотой в лицо ребенка... неумышленно. По его словам, он хотел изуродовать женщину, а не малыша - кислота попала на ребенка случайно. А ответственность за неумышленное нанесение легких телесных повреждений законодательством не предусмотрена. Если окажется, что у ребенка телесные повреждения средней степени тяжести, это в корне все изменит - мы незамедлительно возбудим уголовное дело и, может, даже возьмем виновника под стражу. Но для этого следует подождать, пока мальчик закончит курс лечения и пройдет экспертизу. А пока максимум, что мы можем сделать, - это возбудить дело по факту покушения на нанесение женщине тяжкого телесного повреждения. Сейчас этот вопрос решает районный прокурор.

Связаться с Дмитрием корреспонденту "ФАКТОВ" не удалось. Его телефон, номер которого мне дала Ирина, был отключен, в квартире, где он, предположительно, мог бы находиться, дверь никто не открыл. Где он сейчас и когда вернется - никто не знает.

P.S. К сожалению, это далеко не единственный за последнее время случай, когда социально опасного преступника правоохранители легкомысленно отпускают на свободу. Стоит лишь вспомнить львовского рецидивиста, совершившего ряд вооруженных нападений на школы и больницы, - едва суд принял "гуманное" решение отпустить его под подписку о невыезде, преступник ножом в сердце убил чемпиона мира по пауэрлифтингу Юрия Заболотного.

В январе "ФАКТЫ" сообщали о 53-летнем жителе Вышгорода, который в припадке ревности избил бывшую супругу и отрезал ей оба уха. Вышгородские правоохранители тогда даже не арестовали преступника, объяснив это тем, что он... психически неуравновешенный и его все равно не посадят, максимум - приговорят к принудительному лечению. Дескать, зачем арестовывать, если потом все равно выпустят? Лишь после публикации "ФАКТОВ" преступник был взят под стражу.

Екатерина КОПАНЕВА "ФАКТЫ" (Николаев-Киев)

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность