Испанская война за питерское наследство

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1501 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(900)         

Малышев-Гонзалес, арестованный на Майорке, планировал криминальный передел в Санкт-Петербурге? Испанская полиция накрыла «гнездо русской мафии», взяв под стражу два с лишним десятка урожденных россиян.

Какое отношение эти люди имеют к российскому криминальному миру? На Пиренеях их называют членами тамбовской группировки. Однако они скорее ее враги. Оказавшийся под стражей Алехандро Лангас Гонзалес в 90-х делил Санкт-Петербург с другим авторитетом - Владимиром Кумариным, переходя от открытой вражды к худому миру. Звали его тогда Александр Малышев. Владимир Кумарин борьбу тогда выиграл: Малышев уехал из страны и сменил имя. Но после ареста Кумарина прошлым летом Гонзалес получил шанс на реванш. Не удивительно, что он зачастил на родину. И серию этих вояжей прервали только испанцы.

Испанцы подозревают русских «мафиози» в торговле оружием и наркотиками, контрабанде табака, вымогательствах, подкупе чиновников и заказных убийствах, а «на закуску» - в отмывании преступных денег. Предполагают даже, будто состояния кое-кого из задержанных начинались с денег КПСС и КГБ и приумножались при помощи очень известных политических фигур новейшей истории. Арестовано 500 банковских счетов с сотнями миллионов евро и долларов, изъято ценностей на 15 миллионов евро. Не без гордости отметим: это, скорее всего, смехотворные суммы в сравнении с общим объемом бизнеса наших соотечественников.

От центра к югу

Фигуранты испанского дела сейчас - вполне благопристойные граждане разных государств и абсолютно легальные предприниматели планетарного масштаба. Однако прошлое у них и вправду непростое. Испанцы, судя по всему, нашли связь между ним и нынешними банковскими счетами русских.

В числе задержанных на Малаге оказался Алехандро Лангас Гонзалес, он же - Александр Иванович Малышев. Когда-то его называли лидером «малышевской» группировки, державшей под контролем половину Питера. Ту половину, что была неподвластна «тамбовским». Лидером последних считают Владимира Барсукова, в прошлом - Кумарина.

Через год Малышев и Кумарин могли бы встретиться и отметить 20-летие своей вражды.

Только встреча вряд ли состоится: Барсуков сидит в нашей «Матросской Тишине», и если так же цепко испанцы возьмутся за Гонзалеса-Малышева, то он тоже к юбилею не поспеет.

Это была не просто война двух сильных фигур. Их отношения влияли (а говорят - и теперь влияют) на расклад сил в 6-миллионном Питере. Даже в столице сегодня кое-кто мог бы рассказать, как первые ступеньки в карьерной лестнице ему вырубал один из этих двух «титанов». Началась война с исторической «стрелки» на рынке в ленинградском Девяткине в 1989 году. Тогда полегло столько «тамбовских» и «малышевских», что РУБОП не выдержал и начал охоту за остальными. Многие из выживших сели. Но лидеры сильно прореженных группировок продолжали делить город. От центра к югу и юго-западу рынки, банки, казино, скупка антиквариата и драгоценных металлов - доход со всего этого шел «малышевским».

Западники против славянофилов

Стартовали соперники одинаково, но Малышева можно назвать более «типичным представителем» 90-х: в бизнес он пришел из бокса, не имея среднего образования. У него, как и у Кумарина, к началу новых времен за плечами имелись судимости, но статьи были серьезнее: два срока за убийства - преднамеренное и «неосторожное» (в обоих случаях убивал кулаком).

Но не хватало кумаринской воли. По словам питерского оперативника, который работал по обеим группировкам, у «малышевских» хромала дисциплина, бригадиры не подчинялись лидеру, в лучшем случае - советовались. Был в этом свой плюс: рядом с Кумариным в последние годы почти не осталось старых соратников, зато Малышев ухитрился по сию пору сохранить их в друзьях. Одного из них, Геннадия Петрова, вместе с ним задержали на Малаге.

Но был и минус: среди бойцов зрело недовольство и начинался разброд, многие переходили на сторону противника, попав в милицию - начинали говорить. После «стрелки» в Девяткине Малышев по-настоящему испугался. Не дожидаясь, пока РУБОП закроет или конкурент прихлопнет, он распустил слух о своей гибели в перестрелке с «тамбовскими», а сам уехал и отсиживался в Швеции. Это был первый заграничный вояж, предпринятый будущим Гонзалесом для сохранения свободы и жизни.

Надо сказать, соперники всегда различались по «ориентации». Кумарин оставался убежденным «патриотом». Основной бизнес связывал с Россией, финансировал церковь, правящие политические партии и высокопоставленных чиновников. Видимо, так он рассчитывал уберечь себя от возможных неприятностей. Но не уберег: летом 2007-го, после нескольких лет спокойной жизни в качестве легального бизнесмена и даже пенсионера, он все-таки был арестован. Говорят, за полгода до этого ему настоятельно рекомендовали продать все и уехать за рубеж. Владимир Сергеевич с возмущением отказался.

Малышев - убежденный «западник», он предохранялся иначе. Еще в начале 90-х, говорят, начал потихоньку переводить деньги в западные банки и покупать недвижимость за рубежом. Уехав в Швецию, вернулся в Россию только тогда, когда Кумарин оказался за решеткой. Приступил к «инвентаризации»... Но тут же сам попал в следственный изолятор ФСБ, где просидел с 93-го по 95-й год. Но в суде из всех громких обвинений устояло только незаконное хранение оружия. Были зачтены 2 года СИЗО, и в 95-м Малышев вышел на свободу.

Благодаря активности РУБОПа и усилиям конкурентов к этому времени от «малышевского» сообщества мало что осталось. Зато врага, лидера «тамбовских», аресты и перестрелки почти не ослабили. И Малышев уехал за границу, куда заблаговременно перевел основной бизнес. Он принял гражданство Эстонии. Через прибалтийские банки было проще всего переводить за рубеж деньги, к тому же, по данным оперативников, в Эстонии у Малышева было небольшое казино.

Позже его попытаются привлечь к уголовной ответственности эстонские власти: для получения гражданства он будто бы предоставил поддельные метрики. Эстонцы даже задерживали его в 2002 году, и пару недель он просидел у них в СИЗО, чтобы потом, обиженным и свободным, поехать к себе на Малагу.

13 лет на разлуки

Что «роднит» Малышева с Кумариным - так это попытка откреститься от прошлого, сменив имя. Кумарин стал Барсуковым, просто поменяв один российский паспорт на другой. Малышев в 1999 году женился на латиноамериканке и стал Гонзалесом.

Последние годы господин Гонзалес прожил спокойно и чинно, став простым испанским предпринимателем. С супругой и детьми он обосновался в курортном городке Марбелья, чуть западнее Малаги. Это считается одним из самых дорогих мест в мире. Рядом поселились многие друзья и партнеры господина Гонзалеса, в том числе его «правая рука» Геннадий Петров, и другие наши соотечественники.

- Вы можете попросить любого таксиста в Малаге показать дома «русской мафии», и вас сразу привезут к дому Малышева, - рассказывает заместитель директора петербургского Агентства журналистских расследований Евгений Вышенков. - Там есть на что посмотреть: 80-метровая яхта, катера, лифты к воде...

К «российской» части империи Малышева и Петрова можно отнести сеть магазинов стройматериалов, строительные компании, мясоперерабатывающий завод. По слухам, на яхте Петрова - той самой, 80-метровой - не гнушались отдыхать очень и очень известные российские чиновники. Кое-кто из них является соседом Малышева на Малаге, а у кого-то коттеджи на Крестовском острове в Петербурге - бок о бок с домом Петрова.

В России Александр Иванович не был 13 лет. Впервые после долгой разлуки господин Гонзалес посетил Петербург в 2007 году - почти сразу после ареста давнего соперника Барсукова, потом приезжал еще несколько раз. И не исключено, что он нащупывал почву для реванша. Ведь без лидера «тамбовцы» вряд ли могли оказать серьезное сопротивление. По всей видимости, операция испанской полиции предотвратила новый криминальный передел Санкт-Петербурга. По крайней мере, передел между уже враждовавшими когда-то группировками. А так получается, что сегодня оба бывших врага хоть и в разных странах, но снова - в одинаковых условиях.

Из 20 задержанных 13 - без права выхода под залог


Следователь Бальтасар Гарсон, которому поручено заниматься делом так называемой тамбовско-малышевской мафии, принял решение о заключении под стражу без права выйти под залог 13 из 20 задержанных на минувшей неделе россиян. Еще двое подозреваемых - Леонид Хазин и Жанна Гавриленкова - были выпущены под залог в 6 и 100 тысяч евро. Как сообщает испанская газета El Pais, среди заключенных под стражу оказались Александр Малышев, Геннадий Петров, Юрий Саликов, Леонид Христофоров, Юлия Смоленко, Виталий Изгилов, Светлана Кузьмина и Вадим Романюк. В распространенном судебном постановлении говорится, что все задержанные подчинялись Геннадию Петрову.

Согласно постановлению суда, в Испании Петрову принадлежат недвижимость и компании общей стоимостью более 30 миллионов евро. В документе говорится также, что тамбовско-малышевские начали прибывать в Испанию с 1996 года, обосновались в Малаге и занимались «преступными операциями», крупные доходы от которых вкладывали в движимое и недвижимое имущество. Однако в перечень обвинений вошли не только денежные махинации. В зависимости от степени причастности к «мафии» задержанным предъявлены обвинения в убийствах, торговле оружием, вымогательстве, подделке документов, торговле влиянием, подкупе, контрабанде, наркоторговле, заказных нападениях и шантаже.

Таким образом, обвинения предъявлены лишь 15 россиянам из 20 задержанных в ходе операции «Тройка». Всего же испанской полиции было выдано 25 ордеров на арест.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность