«Бизнес» по-крымски: нет человека — нет долга

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1169 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(701)         

После развала СССР заводы, фабрики и прочее госимущество перешло в руки «братков», которые стали управлять здесь по своим правилам и понятиям. К примеру, если в доперестроечное время в тюрьму могли посадить старушку, укравшую с птицефабрики две куриные лапки, то в бандитскую эпоху проблемы куриного производства решались при помощи убийств.

Дисциплина по-советски

Место действия - один из крымских птицекомбинатов. В застойные времена этот комбинат по праву считался гигантом производства - в сутки здесь обрабатывалось порядка 900 тыс. голов живой птицы. Поэтому в то время наш птицекомбинат считали чуть ли не лучшим перерабатывающим предприятием на территории всего бывшего СССР.

Были здесь и работа, и зарплата, и показатели, и, конечно же, дисциплина и порядок, которые строго контролировались как руководством комбината, так и правоохранительными органами. Так, к примеру, история помнит случай, когда к уголовной ответственности была привлечена гражданка пенсионного возраста, которая тайно вынесла с этого предприятия, а другими словами, украла... две куриные ножки. Поймали на этом пенсионерку аж три раза. В первый раз она выносила через проходную две ножки на сумму 33 копейки. Тогда бабулю просто заставили написать объяснительную, в которой она чистосердечно призналась: «Взяла домой покушать». Через несколько месяцев попытка вынести две куриные ножки повторилась, однако тоже не увенчалась успехом: похищенные окорочка потянули уже на 32 копейки. Тогда от пенсионерки потребовали вернуть украденное и при этом заплатить. А когда бабуля решилась «взять домой покушать» в третий раз (уже на 31 копейку - как видим, воровала она с уменьшением) - попала под статью. Было возбуждено уголовное дело, и пенсионерка, кроме штрафа, получила условный срок.

Да, завидная была дисциплина. Однако после перестройки, к началу 90-х, когда в стране царила разруха, птицекомбинат начал сдавать свои позиции. Сначала работа здесь была приостановлена из-за прекращения производства в Крыму бройлерного цыпленка, потом совсем остановилась из-за отсутствия на предприятии сырья. А потом решать все эти проблемы стал новый хозяин.

Два Олега

Олег Геннадьевич Ш-ник был темной лошадкой. Однако кое-какая информация о нем все же имелась и в те времена. Кроме того, что он состоял в команде одного депутата ВР Украины и имел удостоверение его помощника, были у Ш-ника связи с ОПГ «Сейлем». Так что если говорить о его репутации, то она у него была не ахти какой. В коммерческой среде его знали как злостного должника и «кидалу». Имелась у Олега Геннадьевича нехорошая привычка одалживать деньги и не отдавать. Кто поставил Ш-ника руководить птицекомбинатом, догадаться нетрудно: «сейлемовские» авторитеты вкладывали деньги в производство, при этом им нужен был свой человек, который бы все контролировал. Известно, к примеру, что в свое время главарь ОПГ «Казино» делал инвестиции в «птичье предприятие». Хотя не только с бандитами водил дружбу Олег Геннадьевич - параллельно он работал под «крышей» одного крупного правоохранителя, который, к слову, вложил в комбинат около 40 тыс. долларов.

Помогал Ш-нику руководить его заместитель - Олег Борисович Д-риев. Один Олег от другого мало чем отличался - Д-риев тоже был личностью далеко не светлой. До 1997 года он жил в Керчи и даже входил в одну из местных организованных преступных группировок, тяготевших к «Сейлему». Имеется информация, что «старшим» у Д-риева был сам Александр Вишняков - «сейлемовец» по кличке Вишня.
Однако что-то в родном городе у Олега Борисовича не сложилось (поговаривали, что его заподозрили в крысятничестве), и он быстро покинул Керчь и перебрался в крымскую столицу. С Ш-ником Д-риев поначалу вроде как сработался. Последний был поставлен возглавлять торговую фирму, расположенную на территории комбината, которая работала, что называется, втемную и через которую проходили левые заказы. Но недолго терпели друг друга два Олега. Каждый тянул одеяло на себя, и в итоге Олег Борисович начал подвигать Олега Геннадьевича. Как только правоохранитель, который «крышевал» Ш-ника, вышел на пенсию, Д-риев пошел в наступление. В 2002 году Олег Геннадьевич был официально обвинен в растрате производственных денег - около 40 тысяч долларов. Более того, Д-риев обвинил Ш-ника в растрате «общаковских» денег, и «Сейлем» с этим согласился. Тогда у Олега Геннадьевича забрали автомобиль и установили очень короткий срок и жесткие условия возврата одолженных денег. Кроме этого долга, у Ш-ника имелись и другие денежные грешки. Скажем коротко, к 2002 году общая сумма всех его долгов составляла более 100 тысяч долларов.

Нет человека - нет долга

Итак, Ш-ник был загнан в долговую яму, выбраться из которой ему не представлялось возможным. Д-риев поставил себе цель занять место босса, и это у него неплохо получалось. Нервы директора были на пределе, между тем его заместитель уже любовно поглядывал на новое кожаное кресло в хозяйском кабинете. Очень скоро Ш-ника отстранили от занимаемой должности, и его место занял Д-риев.
Однако на том беды Олега Геннадьевича не закончились. Кредиторы разрывали Ш-ника, и он начал паниковать. И вот тогда под его горячую руку попала гражданка Бобошина. Ей Олег Геннадьевич был должен приличную сумму денег, и кредиторша начала настойчиво требовать возврата долга. И тогда Ш-ник не нашел ничего лучше, кроме как... «заказать» Бобошину. В конце ноября 2002 года женщина была обнаружена в машине с перерезанным горлом. Следствие недолго ломало голову над тем, кто мог выступить заказчиком такой расправы. Олег Ш-ник был тут же арестован по подозрению в убийстве Бобошиной.

Когда начали отрабатывать Ш-ника, в «сейлемовской» семье начался большой переполох. Хорошо зная этого человека, братва ни на минуту не сомневалась в том, что он может сдать всех и вся. И тем не менее после ареста Ш-ника в ОПГ было вынесено решение не оказывать этому человеку никакой помощи. Впрочем, нашему герою все-таки удалось отмазаться. Говорят, после того как Ш-ник вышел на свободу, он покинул полуостров.

Сгубили «ножки Буша»

Казалось бы, вполне мирное занятие, это птицеводство, ан нет. Вот и вторая история на куриную тему это доказывает. Несколькими годами раньше убийства Бобошиной был убит Михаил Цехер - симферопольский предприниматель, который, кроме всего прочего, также занимался «птичьим бизнесом». Цехер был расстрелян на лестничной площадке своего дома в январе 1998 года. Неизвестный убийца скрылся с места преступления через чердак 9-этажки.

Потом выяснилось, что за два дня до гибели Михаил Цехер получил крупную партию куриных окорочков из Днепропетровска. Стоимость контракта составляла более 100 тысяч долларов. Правоохранители потом узнали, что, согласно условиям этого контракта, была произведена 50-процентная предоплата товара. Остальная сумма должна была быть уплачена после получения окорочков. Что интересно, товар складировался в хранилищах одной из воинских частей и сразу после убийства Михаила Цехера в течение двух дней был вывезен со складов. Правоохранители до сих пор полагают, что причиной убийства коммерсанта могла послужить именно сделка под кодовым названием «Ножки Буша».

Буквально через несколько дней после убийства Михаила Цехера в Симферополе начали арестовывать подозреваемых в организации покушения на предпринимателя. Однако на том все и закончилось. Убийца Цехера до сих пор не найден. Вот так, оказывается, опасен для жизни «птичий бизнес».

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность