Альтернатива тюрьме

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1543 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(925)         

Реформирование пенитенциарной системы страны изменило внутреннее состояние уголовно-исполнительной службы в сторону ее гуманизации. Отношение государства и общества к людям, которые по решению суда отбывают наказание, стало другим. Сегодня суды все чаще применяют новые виды санкций, альтернативные лишению свободы. Оступившийся человек имеет реальную возможность реабилитировать себя «вне изоляции от общества». В этом году 5084 человека по приговору суда не попали за решетку. Они живут и работают среди нас. Количество осужденных к альтернативным видам наказания в Николаевской области почти сравнялось с численностью людей, сидящих в тюрьмах.

- Больше двух третей от общего количества статей нашего Уголовного кодекса предусматривают наказания, связанные с лишением свободы, - говорит начальник сектора уголовно-исполнительной инспекции управления Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний в Николаевской области майор внутренней службы Александр ИПАТЬЕВ. - Парламентарии постепенно выполняют обязательства перед Советом Европы и расширяют диапазон гуманных исполнительных санкций при реализации судебных приговоров.

- В Николаевской области на свободе «гуляют» примерно столько же осужденных, сколько сидят в тюрьмах. Какие виды альтернативных наказаний предусматривает существующее законодательство?

- Видов немного, но диапазон правонарушений и преступлений, который они охватывают, достаточно широкий. Первая категория - это люди, освобожденные от исполнения наказания с испытательным сроком; вторая - это те, которые осуждены к наказанию в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься какой-то деятельностью…

- Запреты на профессию, как в Европе для коммунистов?..

- Ни в коем случае. Политика здесь ни при чем. Речь идет о проворовавшихся бухгалтерах, которым по приговору суда не разрешено находиться на материально-ответственных должностях, устроителях финансовых пирамид и нечестных бизнесменах, лишенных права заниматься финансовой деятельностью или занимать определенные посты на государственной службе. Это могут быть и водители, лишенные прав…

- Понятно. А что сегодня означает наказание в виде общественных работ и как оно осуществляется на практике?

- Общественные работы, как гуманная альтернатива, введены в Уголовное законодательство Украины лишь в 2001 году. По замыслу наших парламентариев, они хороши тем, что имеют наглядные результаты - отремонтированные дороги, покрашенные скамейки в парках, убранные кладбища и подстриженные газоны. Общество видит, что нарушитель может не только разрушать, но и делать что-то конструктивное. По сравнению с тюремным заключением, которое требует значительных бюджетных издержек на содержание осужденного в условиях изоляции, такие работы проводятся без материальных затрат.

- Нравственная эффективность такого наказания для осужденного очень низкая, а производительность бесплатного труда практически нулевая. Помните «пятнадцатисуточников», которые подметали проезжую часть?..

- По поводу низкой нравственной эффективности общественных работ я совершенно с вами не согласен. Николаев - город маленький, и для многих людей, которые будут красить скамейки или стричь газоны в публичных местах, достаточно болезненно показаться среди общих знакомых во время исполнения приговора. Скажу больше, многие, наверное, предпочтут закрытую тюрьму…

- Ну да, в тюрьме сидеть и работать престижнее…

- Дело не в этом. Моральная составляющая правовой санкции для мало-мальски публичного человека неизмеримо тяжелее, чем материальные потери и даже свобода. Деньги зарабатываются быстрее, чем репутация. Что касается сравнения с «пятнадцатисуточниками» - оно неправильно. При Советском Союзе они находились во временной тюрьме или КПЗ, откуда их каждое утро отправляли на работы…

- «Песчаный карьер - два человека…»

- Вот-вот, примерно так. Сегодня эти люди живут дома, в своих семьях. Они приходят работать сами, и максимальный срок этих общественных работ - 240 часов. Осужденные по согласованию с местными органами самоуправления и уголовно-исполнительной инспекцией участвуют в благоустройстве территорий не только городских районов, но и поселковых советов. В наших материальных условиях эта мера наказания достаточно эффективна. Поначалу руководителям хозяйств, ЖЭКов, председателям сельсоветов нелегко было понять, что если осужденный направлен к ним для выполнения бесплатных общественных работ, то это уголовное наказание, а не прием на работу «с улицы». И это наказание обязывает их осуществлять строгий контроль за поведением человека в этот период, вести учет отработанного времени, невыходов на работу, оценивать отношение к труду, своевременно представлять все эти сведения в уголовно-исполнительную инспекцию…

- Это ж сколько нужно платных контролеров для бесплатных общественных работ?!

- Ирония здесь печальная, но, к сожалению, уместная. Трудно заставить каждого прораба или мастера ЖЭКа вести учет рабочего времени и обеспечивать отправления такого вида наказаний. По закону каждый работник нашей инспекции должен контролировать 20 осужденных, а в реальности эта цифра достигает 70 человек. Однако люди трудятся, и никто не жалуется. Все понимают, что рано или поздно система заработает. В конце концов, гуманизм - более эффективный инструмент в правосудии и исполнении наказаний, чем жестокость. Многие осужденные сегодня приходят и честно выполняют приговор суда, хотя, повторяю, эффективный контроль - дело ближайшего будущего.

- Создается впечатление, что уголовно-исполнительная инспекция призвана больше решать педагогические задачи, чем надзирать за исполнением судебного приговора?

- Нет, педагогики здесь немного, а вот воспитание присутствует. Судебный приговор - олицетворение общественного восприятия такого этического понятия, как справедливость. Оно может быть наполнено и жестоким возмездием, и сопереживанием, и милосердием. Мы стараемся проявлять доброжелательную твердость для того, чтобы реабилитация осужденного приводила к его действительному исправлению. Если человек, осужденный к исправительным работам, выполняет все требования судебного решения, то мы вправе ходатайствовать о смягчении или досрочном освобождении от наказания. Кроме того, мы стали дальше развивать замысел законодателя по гуманизации существующей пенитенциарной системы.

- В каком смысле?

- В прямом. Представители нашей службы проводят досудебное изучение личности правонарушителя и, опираясь на свой опыт, предлагают в суде применять в приговорах наиболее эффективные санкции правовых норм, которые будут определять способ исполнения наказания для подсудимого. Эта оценка носит рекомендательный характер, но судьи часто прислушиваются к мнению профессионалов, и человек в итоге не попадает в тюрьму, а остается под нашим контролем. Обычно эти люди скрупулезно выполняют все требования суда потому, что знают - им поверили. Доверие - большой воспитательный стимул, его никто не отменял…
- В средствах массовой информации и в Интернете много рассказывается об электронных системах контроля за поведением осужденного. В Голландии и других европейских странах используются электронные браслеты, чтобы отслеживать перемещение человека при помощи спутника. Недавно на сайте вашего департамента появилась информация о том, что аналогичный эксперимент провели ваши коллеги в Харьковской области. Как вы относитесь к перспективе введения такого тотального контроля за поведением осужденных в Украине?

- Мне известно об этой практике. Человеку, приговоренному к домашнему аресту, надевают на ногу электронный браслет, чтобы отслеживать его перемещения в пределах района, судебного округа или префектуры. Если осужденный покидает границу «домашнего ареста», то он автоматически попадает в настоящую тюрьму и начинает отбывать наказание уже в другом режиме. Лично я отношусь к этому с известным предубеждением. Браслет на ноге - это собачий поводок на шее. Он внутренне дискриминирует больше, чем тюремные стены. Изобретение, наверное, удобное, но… какое-то аморальное… Государство, цепляя человеку такую электронную игрушку, сразу говорит своему оступившемуся гражданину: «Как бы ты ни раскаивался - я тебе все равно не верю».

В Украине другие люди. У нас хороший нравственный императив, и мы до конца деньгами не испорчены. Если нам верят - мы стремимся ответить тем же и, наоборот, если прицепят этот дорогостоящий прибор, то среди знакомых наверняка найдутся умельцы-электронщики, которые обманут контролеров. Недоверие провоцирует ложь, стремление обмануть сразу становится спортом.

В Европе люди спокойно носят государевы браслеты. Правосознание народа, нравственные традиции и менталитет позволяют спокойно относиться к такой форме контроля. Браслет в законопослушной Европе не давит вольную генетику казачьих поколений… Впрочем, это все красивые слова. Главное: работу нашей уголовно-исполнительной инспекции должны сопровождать доброжелательная твердость, вера в человека и упорный труд. Если приживется альтернатива тюрьме и всем наказаниям, связанным с лишением свободы, то это сделает наше общество только лучше.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность