«Следователь сказал: «Как только будут готовы документы о том, что ты жив,тебя посадят за побег»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1019 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(611)         

Сбежавший из мест лишения свободы и скрывавшийся в ближнем зарубежье житель Ровенской области вернулся в Украину с намерением начать нормальную жизнь, но оказалось, что на родине его... давно похоронили

37-летний житель села Партизанское Дубровицкого района Ровенской области Анатолий Шинкарь пять лет назад совершил побег из мест лишения свободы, где отбывал наказание за кражу. Осел в Белоруссии. В декабре 2007-го приехал в Украину с твердым намерением вернуться к нормальной жизни. Но оказалось, что на родине его... давно похоронили. Сотрудники милиции сначала задержали беглеца, но потом были вынуждены отпустить: закон не позволяет содержать под стражей мертвого человека. Следователь не имеет права проводить официальное расследование, поскольку его подследственного юридически не существует...

«С документами сложно. Как их сделать при действующем свидетельстве о смерти?»

- Жил я, как все нормальные люди, - рассказывает Анатолий Шинкарь. - Была у меня семья, вместе с женой мы воспитывали двоих детей. Работал я на стройках. Сначала мы жили с моими родителями, потом решили построить свой дом. Я даже с работы уволился, решив все силы и время отдать созданию собственного жилья. Планы были самые радужные. И вдруг как гром среди ясного неба - проблемы с законом, суд, колония...

В тюрьму я попал по глупости. Очень сейчас об этом жалею. Я ведь из-за этого потерял практически все.

В общем, посадили меня на пять лет за кражу. Отбывать наказание направили в Полицкую исправительную колонию. Это в Ровенской области. Оттуда за хорошее поведение перевели на поселение. Многие, кстати, думают, что поселение - это уже чуть ли не свобода. Ничего подобного! Это та же зона, даже похлеще, с еще более строгим режимом.

С поселения я сбежал. Как-то меня вместе с другими осужденными отправили убирать территорию возле трассы Ровно-Луцк, откуда я, улучив момент, и скрылся. Домой добрался к ночи. Никто меня не видел, даже жена. Взял в гараже хранившийся там загранпаспорт и направился в сторону Белоруссии. До границы от нас всего несколько километров. Таможню пересек без проблем. На попутке доехал до Минска. По объявлению в газете устроился строителем к частнику. Затем перебрался в другой белорусский город - Оршу. Позже уехал в Москву. Потом была Тюмень. И... снова Орша. После нескольких лет мытарств захотелось увидеть родной дом, тем более что заканчивался срок действия загранпаспорта.

Приехал в Партизанское за несколько дней до нового, 2008-го, года. Увидев меня, мать в плач. Отец вообще в шоке. «В чем дело?» - думаю. Оказывается, меня давно, почти три года назад, похоронили. Родителям выдали свидетельство о смерти. Я сначала не поверил их словам. Забегая наперед, скажу, что я несколько раз ездил на свою могилку. Ощущения те еще! Даже сто граммов там выпил. Правда, цветы возле креста не возлагал (улыбается). - Не дай Бог кому-нибудь прийти на кладбище и увидеть там свою могилу! Когда родители немного пришли в себя, мы обсудили создавшуюся ситуацию. Я принял твердое решение остаться дома. Скрываться больше не было ни сил, ни желания. Уж очень хотелось вернуться к нормальной жизни.

На следующий день решил навестить жену, посмотреть, как она живет, но оказался там нежеланным гостем. Вернулся к родителям. Вскоре меня задержали оперативники из райцентра, отправили в Ровно. Там посадили в приемник-распределитель на тридцать суток. Вот так странно получилось: покойника посадили... Через месяц отпустили. Спасибо следователю - хороший человек, отнесся к моей ситуации с пониманием, не формально. «Как только, - предупредил, - документы о том, что ты жив, будут готовы, уголовное дело возобновят и тебя... посадят за побег». А я вот что думаю: какой толк с того, что меня отправят в колонию или на поселение? Ведь добровольно же вернулся в Украину, жить хочу нормально. Если бы хотел сбежать, то давно бы это сделал, и след бы уже давно простыл.

В общем, пока решаются мои вопросы с документами, помогаю родителям по хозяйству. Иногда подрабатываю на стройках. Тяжело жить в какой-то неопределенности, как будто тебя и нет вовсе. Ни на работу устроиться, ни поехать куда нужно, ни новую семью создать. А с документами сложно. Как их сделать при действующем свидетельстве о смерти? Следователь говорит, что «воскресить» меня может только суд...

«Весь парадокс в том, что человек фактически есть, а юридически его нет»

- Побег Анатолий Шинкарь совершил 16 апреля 2003 года, - говорит следователь Ровенского райотдела внутренних дел Виталий Трубка. - На тот момент он отбывал наказание в виде ограничения свободы в поселении в поселке Городок Ровенской области. Как только появился удобный момент - во время общественных работ за пределами поселения - скрылся. На допросе рассказал, что, никем не замеченный, добрался домой, взял загранпаспорт и перебрался в Белоруссию, затем в Россию. Через четыре года решил вернуться в Украину.

Четвертого сентября 2005 года в лесу, неподалеку от села Малый Жолудск (в соседнем районе), был найден труп неизвестного мужчины. Возникло предположение, что это Шинкарь. По внешним признакам (росту, цвету волос) брат и жена опознали Анатолия. Надо сказать, что тело к тому времени уже сильно разложилось и стало практически неузнаваемым. В ЗАГСе выдали свидетельство о смерти Анатолия Шинкаря. То есть человек был официально признан мертвым. Уголовное дело по факту побега закрыли.

Вернувшись в декабре 2007 года домой, Шинкарь первым делом наведался к бывшей жене. Женщина сразу же сообщила о его приезде в милицию. Он был задержан и отправлен в приемник-распределитель как неустановленное лицо. Возобновили досудебное следствие. Но возникла неоднозначная ситуация, по сути, юридическая коллизия. Ни в суде, ни в прокуратуре, ни в ЗАГСе, где я консультировался, никто не дает четкого ответа, что делать дальше. Арестовать, а также проводить официальные следственные действия относительно Шинкаря нельзя. Весь парадокс в том, что человек фактически есть, а юридически его нет. Честно говоря, раньше о таком я даже не слышал. Кстати, по ходу дела мы провели дактилоскопическую экспертизу. Отпечатки пальцев доказывают, что это живой Анатолий Шинкарь. Да и родственники его сразу узнали. Какие могут быть сомнения?..

- И что же ему теперь делать?

- Пока не получит на руки новый паспорт, ни он, ни я не можем совершать никаких официальных действий. В принципе, выход из этого положения есть. Шинкарю необходимо через суд признать недействительным свидетельство о смерти, аннулировать актовые записи в ЗАГСе о том, что он мертв, и изготовить новые документы.

- Получит Анатолий новые документы, признают его живым. Но ведь он сбежал с поселения...

- Откровенно говоря, Шинкарь не бандит, он нормальный человек, который действительно хочет вернуться к полноценной жизни. На поселении он должен был находиться еще примерно два года. Плюс побег. Это еще до трех лет лишения свободы. Получается около пяти лет. Но реально Шинкарь может получить значительно меньше - года полтора...

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность