Было ваше, стало – наше! или история о том, как «фермер-общественник» чужие земли распаевывал

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1696 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1017)         

Неприятное известие

В декабре 1995 года Елена Станиславовна Иванова получила в постоянное пользование 43,8 Га земли сельскохозяйственного назначения для ведения фермерского хозяйства. После получения акта на право пользования землей создала фермерское хозяйство «Ариадна» и, заключив договор о совместной деятельности с ЧП Сафелкиным, на протяжении ряда лет занималось производством сельхозпродукции.

Так было до 10 декабря 2007 года, пока не возникла необходимость пролонгирования договора с Сафелкиным на новый срок. В этот день фермер Сафелкин сообщил Елене Станиславовне, что слышал от одного человека, будь-то бы земля ей на праве постоянного пользования, уже не принадлежит. В Каларовском сельсовете подтвердили эту информацию. Сказали, что земля, действительно, давно распаевана и передана другим людям на праве частной собственности.

При выяснении обстоятельств, по которым выделенные в постоянное пользование государственные земли стали собственностью третьих лиц, Елене Станиславовне удалось установить, что собственниками данных земель, сами того не ведая, стали бывшие члены ее фермерского хозяйства. Между тем, никто из них распаеванием земли никогда не занимался, никого на это не уполномачивал и государственных актов на право собственности не получал. Более того, вопрос о распаевании данных земель ранее уже обсуждался на общем собрании фермерского хозяйства «Ариадна», на котором единогласно решили: земли, находящиеся в пользовании у Елены Станиславовны, не распаевывать. О чем и было записано в протоколе собрания.

В ходе дальнейших обращений в различные инстанции Елена Станиславовна узнала, что на самом деле распаевкой земли и получением правоустанавливающих документов занимался ее бывший муж Иванов Виталий Юрьевич.

Хождение по мукам.

Итак, после обращений в различные инстанции Елена Станиславовна узнала, что распаевкой земли и получением правоустанавливающих документов занимался ее бывший муж Иванов Виталий Юрьевич. Не имея на то соответствующих полномочий, он подавал от ее имени и от имени бывших членов фермерского хозяйства «Ариадна» необходимые заявления во все землеустроительные и проектно-изыскательские организации, а также в органы местного самоуправления Жовтневого района. А в случае, когда требовалось личное присутствие людей, на которых производилось распаевание земли (например, при определении границ раздела и составлении актов о выделе земельных участков в натуре), предоставлял документы, в которых стояли их поддельные подписи. Остается только догадываться, какие аргументы он при этом использовал для представителей органов власти и управления, во всяком случае, никто из них не пресек его противоправных действий. Более того, государственные служащие личными подписями и печатями утверждали поддельные документы, на которых, якобы в их присутствии(!), расписались члены фермерского хозяйства «Ариадна», придавая тем самым легитимность поддельным актам и предоставляя Иванову возможность на дальнейшие противоправные действия вплоть до получения правоустанавливающих документов на людей, волей случая ставших незаконными собственниками земли.

В областной прокуратуре, куда с заявлением о совершенном преступлении обратилась Елена Станиславовна, поначалу не заинтересовались ее сообщением. Заявление было направлено в прокуратуру Жовтневого района, а затем, в районный отдел милиции, где его благополучно «похоронили». И все бы ничего, да упорная заявительница решила устроить по нему «поминки».

8 января 2008 года она вновь обратилась в областную прокуратуру с повторным заявлением, в котором просила не пересылать его в нижестоящие органы, а рассмотреть силами аппарата областной прокуратуры. В своей просьбе заявительница исходила из того, что преступления подобного масштаба, связанные с махинациями и незаконной приватизацией десятков гектар земли, к тому же совершенные при участии должностных лиц и государственных служащих, должны находиться в компетенции именно областной прокуратуры, а не районной милиции, на чью помощь в настоящем деле она не могла рассчитывать. Об этом же она написала и в Генеральную прокуратуру Украины.

После обращения в Генеральную прокуратуру, заявлением Елены Станиславовны вплотную занялись в прокуратуре Жовтневого района. Были привлечены лучшие специалисты, сам ход проверки находился под личным контролем у Прокурора района.

Специалисты, проводившие проверку, лично убедились, что в районном отделе милиции, куда первоначально попало заявление Елены Станиславовны, этим делом, практически, не занимались. За все время, что оно там находилось, из одиннадцати человек, на чье имя Иванов распаевал земли, опросили только трех участников сделки. Никто не опрашивал саму заявительницу и не истребовал документы ее фермерского хозяйства, подтверждающие изложенные в заявлении факты. Не было проведено ни одной экспертизы по определению подлинности приватизационных документов, где подделано 11 актов о размежевании земли, две доверенности от граждан и головы фермерского хозяйства, а также письменное согласие данных граждан на уменьшение площади якобы «положенного им по Закону» земельного пая. Так почерковедческая экспертиза определяет подлинность и законность подписи, сделанной человеком, так и государство и закон выявляют правомерность проведения тех или иных мероприятий.

Вместо всех перечисленных действий, которые могли бы выявить виновных в преступлении лиц, было принято постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием потерпевшей стороны. Ссылаясь на недействующую норму Земельного Кодекса Украины (утратившую силу по решению Конституционного суда), ей пояснили, что она не может быть признана потерпевшей, поскольку земля, которой она лишилась, на праве собственности ей не принадлежит. Что согласно новому Земельному Кодексу она все равно должна была ее переоформить - либо взять в аренду, либо выкупить у государства. Что же касается поддельных актов о размежевании земли в количестве 11 (!) шт., то на это ей ответили, что подобная практика широко используется в земельном отделе Жовтневого Района для ускорения процедуры по выделу земель в натуре. По крайней мере, именно так объяснила сотрудникам правоохранительных органов свои действия бывший начальник данного отдела - Шкрабак А.И., которая, якобы в присутствии представителя проектно-изыскательской фирмы «Лимб» и граждан, получивщих в собственность земельные паи, заверила поддельные Акты своей подписью и печатью.

Словом, по мнению сотрудников милиции, от «не совсем законных действий» Иванова В.Ю. и ряда государственных служащих, никто не пострадал. Просто люди, на которых Иванов распаевал чужие земли, оказались «одаренными», а за это уголовной ответственности в Законе не предусмотрено.

Елена Станиславовна была категорически не согласна с данным утверждением. Во-первых, потому что на самом деле этих людей никто не «одаривал». Более того, как только Иванов завладел Актами на чужую землю, он тут же стал распоряжаться ею по своему усмотрению, - искал под плодородным слоем залежи песка, давал в газете объявления, в которых, представляясь собственником, предлагал землю в аренду и, даже, не смотря на мораторий, «рассматривал вопрос о ее продаже или обмене». Осуществить задуманное ему помешало лишь то обстоятельство, что Елена Станиславовна узнала о незаконной распаевке земли и обратилась по этому поводу в прокуратуру. И, наконец, у нее на руках имелось экспертное заключение о рыночной стоимости незаконно отчужденной земли, а также заключение специалиста, подтверждающее прямой ущерб и упущенную выгоду из-за срыва посевных работ. В общей сложности, государству и ей лично был причинен ущерб на сумму свыше 450 тыс. грн. и она, вполне обоснованно считала себя потерпевшей, несмотря на официальное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое по почте, кстати, она так и не получила.

Все приводимые Еленой Станиславовной аргументы и доводы внимательно изучались в Жовтневой прокуратуре, сопоставлялись с другими фактами и показаниями свидетелей. В результате, 30.05.2008г. спустя пять месяцев после первого обращения Елены Станиславовны в областную прокуратуру, уголовное дело все-таки было возбуждено, но не в отношении Иванова, которого она считает главным организатором и виновником этого преступления, а по факту подделки документов «неустановленным лицом».

Я - не я, и подпись не моя!

Мы не будем утомлять читателей описанием всех процессуальных тонкостей, из-за которых Прокурор Жовтневого района, принял именно такое «обтекаемое», на первый взгляд, решение. Скажем лишь, что для установления виновного лица или группы лиц, совершивших данное преступление, а тем более, для доказательства их вины, требуется куда больше времени, чем отводится сотрудникам прокуратуры на проверку заявлений граждан в порядке общего надзора. Тем более что Иванов, после того как его ознакомили с результатами экспертизы, изменил свои прежние показания и на все вопросы стал отвечать, что документацию на распаевание земель Елены Станиславовны (включая поддельные Акты на размежевание), готовил не он, а его юрист - Петров. И доказать обратное очень сложно. Для этого нужно провести целый комплекс оперативно-розыскных мероприятий и процессуальных действий по выемке документов, экспертизе почерков и подписей всех лиц, участвующих в деле и т.д. Словом, расследование дел о мошенничестве и подделке документов - долгая и кропотливая процедура.

Именно поэтому Елена Станиславовна решила не дожидаться результатов официального следствия, и предприняла собственную попытку разобраться в этом деле.

Прежде всего, она вновь пересмотрела все имеющиеся у нее на руках документы, связанные с землей. А таких у Елены Станиславовны за последние несколько месяцев скопилось не мало. Среди них оказался и Государственный Акт, серии МК № 00332 от 6 февраля 1997 года, выданный Иванову на право пользования землей сельхозназначения и заверенный сотрудниками Жовтневой администрации. То-то удивилась Елена Станиславовна, когда обнаружила, что данный Государственный Акт, заполнен той же рукой, что и все поддельные Акты на размежевание ее земли и заявления в фирму «Лимб», которые подавал Иванов от имени подставных лиц на изготовление технической документации.

Учитывая, что речь идет о документе, выполненном на Государственном бланке с серийным номером, доступ к которым строго ограничен, Петров никак не мог его заполнять и подписывать. Это мог сделать только государственный служащий, уполномоченный на подобные действия. К тому же Петров на момент составления данного Акта еще не проживал в Николаеве и с Ивановым даже не был знаком. Впрочем, он и юристом в то время работать не мог, поскольку только-только закончил школу.

Выходит, Иванов специально оговаривает своего молодого помощника? Ведь если допустить, что и поддельные Акты о размежевании земли, и заявления в фирму «Лимб» на изготовление проектной документации заполнял Петров, то выходит, он специально в 1997 году прилетал из Киева в Николаев, чтобы заполнить в Жовтневой администрации Государственный Акт, выданный Иванову на право постоянного пользования землей. Спрашивается: по какому праву 19-летний юноша, проживающий в Киеве и не имеющий никакого отношения к Жовтневой администрации, занимался оформлением государственных документов на имя неизвестного ему фермера Иванова?

Если же допустить, что все эти документы изготовил сам Иванов, то возникает другой вопрос: На каком основании он сам на себя оформил Государственный Акт, выдал его сам себе, и кто снабдил его для этого серийным номерным бланком? У нас что, в Жовтневой администрации, самообслуживание? Или «фермер-общественник» Иванов трудится в ней на общественных началах?

Остается лишь одно объяснение, - все названные документы заполнял государственный служащий, - сотрудник Жовтневой администрации, имевший в 1997 году доступ к оформлению Государственного Акта серии МК № 00332, выданного на имя Иванова, а в 2007 году к поддельным актам на размежевание земли и другой проектной документации фирмы «Лимб». И установить этого человека не так уж трудно, - слишком узок круг лиц, имеющих доступ к государственным бланкам. Если только в Жовтневой администрации не ввели специально для Иванова должность его личного секретаря. Другой вопрос: кто уполномачивал этого человека, - без сомнения, государственного служащего из Жовтневой администрации, - готовить от имени людей, на которых Иванов распаевал чужие земли, заявления в коммерческую фирму «Лимб»? Откуда вдруг такая забота о людях? Или все-таки, гораздо в большей степени, этого чиновника интересовали не люди, а сама фирма «Лимб»? Чтобы, не дай Бог, она без выгодных клиентов не осталась?

Очень хочется надеяться, что на этот и другие вопросы ответит следствие. Во всяком случае, экспертное заключение, действительно, подтверждает, что и Государственный Акт МК № 00332 от 06.02.1997 г. на право постоянного пользования землей, и поддельные Акты о размежевании земли от 25.05.2007г., и заявления в фирму «Лимб», выполнены одним и тем же лицом. А таким лицом, как уже говорилось выше, может быть только государственный служащий, имеющий право заполнять, регистрировать и заверять Государственные Акты.

Мы же, со своей стороны, насколько позволяет Закон о средствах массовой информации, будем следить за ходом расследования этого запутанного дела и, когда станет возможным, обязательно обнародуем его результаты.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность