Как николаевские депутаты «генералов песчаных карьеров» пугали (мини-пьеса с илюстрациями)

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 9738 }}Комментариев:{{ comments || 15 }}    Рейтинг:(5878)   

Полтора месяца прошло с первого заседания рабочей группы

, которая создана в николаевском областном совете с целью реагирования на факт несанкционированного пользования недрами. То совещание запомнилось, в первую очередь, многообещающими заявлениями самого молодого главы областного совета в Украине Игоря Дятлова, который еще перед Новым 2010 годом во всеуслышание заявил о своем намерении закрыть все незаконные карьеры в области

, а в апреле этого года объявил «войну» незаконным добытчикам песка.

На том же заседании рабочей группы, в которую, к слову, вошли представители облсовета и облгосадминистрации, УСБУ и УМВД Украины в Николаевской области, прокуратуры Николаевской области, Госэкоинспекции и Госуправления окружающей природной среды в Николаевской области, взгляды на то, как же все-таки бороться с несанкционированной добычей недр, разошлись. В Госэкоинспекции в Николаевской области говорили о том, что причиной всему являются маленькие штрафы (согласно Кодексу Украины об административных правонарушения - всего 102 грн) и они никак не действуют на незаконных добытчиков.

В областной милиции заметили, что проблема не только в тех, то добывает песок в карьерах, но и в тех, кто потребляет этот незаконно добытый песок, и предлагали отслеживать всю «цепочку». А на предложение поставить на дорогах, ведущих от карьеров, посты ГАИ, отметили, что «если бы можно было поставить милиционера у каждого преступника, у нас бы не было преступлений».

В итоге тогда к единому мнению так и не пришли, хотя, к счастью, все согласились, что такая проблема незаконного использования недр таки существует и с ней надо как-то бороться. Но для начала - хорошенько изучить…

Как известно, проблема незаконных карьеров далеко не нова, причем как для области, так и для самого областного центра. Внушительный список незаконных карьеров глава облсовета Дятлов зачитывал на том же вышеупомянутом заседании группы. Помнится, что еще в 2009 году депутаты городского совета от БЮТ обратились к тогдашнему начальнику УМВД Украины в Николаевской области Владимиру Уварову с просьбой решить проблему несанкционированного пользования недрами. Потом, после Уварова, незаконные «песочницы» перешли в наследство новому начальнику областной милиции Михаилу Слепаневу, который периодически (хотя, судя по всему, не очень охотно) продолжал рапортовать о том, что прикрыл ту или иную «шарашкину контору» по добыче недр.


Стоит добавить, что как раз перед вторым заседанием рабочей группы по незаконным карьерам в николаевской милиции поспешили отрапортовать о проделанной в этом направлении работе, подчеркивая, что «песчаных браконьеров» не только ловят, но и штрафуют.

Однако «воз и ныне там»: незаконная добыча полезных ископаемых как велась, так и ведется, машины с песком и дальше «бороздят просторы» Николаевщины. Жители области продолжают сообщать все новые и новые факты «раскопок». А «генералы песчаных карьеров» мало того, что плюют на штрафы, так еще и принялись избивать лесников

То есть, "картина маслом" - в области полнейший беспредел с незаконными карьерами, если попытки как-то решить эту проблему и предпринимаются, то они не просто неэффективны, а, скорее всего, делаются "для показухи". Все спихивают вину друг на друга и разводят руками, мол, мы-то не сидим сложа руки, мы-то боремся.

Как на Николаевщине добывают незаконный песок, решили показать и журналистам…

Итак, представляем вашему вниманию мини-пьесу о том, как николаевские депутаты «генералов песчаных карьеров» пугали.

Действие первое

Окраины с. Баловное Новоодесского района Николаевской области - родина экс-губернатора Алексея Гаркуши, народного депутата-БЮТовца Романа Забзалюка и не меньшего приверженца БЮТа, депутата областного совета Анатолия Катрича. Впереди - незаконный карьер по добыче песка. Погода тихая, спокойная. Тут проходит второе, выездное заседание по незаконным карьерам.

Катрина первая

Кортеж из недешевых машин едет по грунтовой дороге в сторону незаконного карьера. Карьер, естественно, не работает. В поле зрения - один экскаватор, «припаркованный» в удобном для погрузки песка месте. Рядом - ни одной живой души. Карьер не работает?

Впереди колонны - автомобиль первого заместителя главы областного совета Владимира Пащенко. Сам глава облсовета на заседании рабочей группы отсутствует - он в командировке в селе Куцуруб Очаковского района вместе с представителями ООН и Верховного совета АР Крым обсуждает дорогостоящий проект самоорганизации общественности.

Машины представителей рабочей группы, очевидно, нечасто посещают подобные места. Кортеж хорошо видно из села и, судя по всему, даже если бы в карьере кто-то и работал и, предположим, не был предупрежден о приезде депутатов, он успел бы увидеть колонну и успешно скрыться в ближайшей посадке.

Карьер рядом с с. Баловное

Машина Пащенко останавливается, тормозит и весь кортеж. Журналисты, депутаты и другие члены рабочей группы выходят из автомобилей, осторожно ступая по зыбкому песку. Перед глазами - карьер во всей красе. Депутаты во главе с Пащенко начинают о чем-то совещаться, спорить. Кто-то звонит по телефону. У журналистской братии появляется возможность заснять карьер со всех сторон.

Начальник Госэкоинспекции в Николаевской области, природоохранный прокурор и начальник УГСБЭП николаевской милиции решили перекинуться парой слов, чтобы не терять время зря

Начальник Госэкоинспекции в Николаевской области Виталий Бабенко, николаевский межрайонный природоохранный прокурор Константин Бандура и начальник управления Государственной службы по борьбе с экономической преступностью (УГСБЭП) УМВД Украины в Николаевской области, майор милиции Дмитрий Сосинович явно чувствуют себя неуютно. Видимо, они были психологически не готовы к совещанию на природе. На карьер посмотрели, но кажется, что он им не очень интересен. Спорят о том, что же можно сделать, чтобы в области карьеров не было. В результате приходят к выводу, что выехали сюда зря. Такое впечатление, что их явно не радует то, что их оторвали от более важных дел в уютных кабинетах и привезли непонятно куда. Комментарии излишни…

Картина вторая

Тот же карьер, но уже с другой стороны. Впереди - сторожка, которую охраняют собаки. Сначала собаки лают, но потом начинают привыкать к большому количеству гостей.

Рядом со сторожкой на холмике - флюгер и странная конструкция, которая, очевидно, используется как смотровая площадка. С холмика открывается отличный вид как на карьер, так и на село.

На улице рядом с «домиком» - дрова и уголь. Есть туалет и даже огород. Обитателя «сторожки» не видно, однако замок на сооружении не висит.

Через время по просьбе кого-то из делегации оттуда выходит сторож, который представляется Александром. Он заметно нервничает и сразу же начинает защищаться, пытаясь убедить журналистов в том, что они приехали не туда. По его словам, разработкой недр в этом месте занимается некое ЧП «Лидия».

Сторож Александр

Журналисты: А зачем вам дизельное топливо?

Охранник: Нет, давайте так. Вы мне задавайте вопросы актуальные: как жизнь в Украине? Довольны ли вы работой, зарплатами, властями? Вот такое надо…

Журналисты: А про дизель не говорить?.

Охранник: Не, это никому… Вы сами все знаете. Лучше спросите, как живешь, доволен ли властями, туда ли мы идем. Вот это интересно. А вы не оттуда начали, не там снимаете. Я думаю, надо начинать не отсюда, а километров 500 севернее. Вот там действительно все то, что заслуживает внимания. Истоки всего, корни там…

Журналисты: А что вы тут охраняете?

Охранник: Технику, территорию.

Журналисты: А техника каждый день работает?

Охранник (заметно волнуясь): Когда была работа, каждый день работали. А теперь не работают. Вопросы нужно задавать актуальные. Почему вот это происходит по сей день, почему лицензии до сих пор не выдаются.

Журналисты: А по-вашему, почему так происходит?

Охранник: Коррупция!.. А то вы не знаете, что все, кто хотят получить лицензию, им говорят: работайте, лицензия будет. А в итоге работа сами видите какая и лицензии те же самые. Надо начинать задавать вопросы там. Вот этот цирк никак иначе как цирком нельзя назвать. Не вы первые, кто приезжает, и вы не последние, кто это спрашивает. Вы же знаете, откуда начинаются все проблемы - от наших верхов, от руководства, которое говорит одно, а, к сожалению, делает другое. Руководство у нас одно - оно сидит в Киеве, и оно все эти вопросы решает. Наши руководители - это Янукович, Кабинет Министров, Рада и так далее.

Журналисты: Но вы знаете, что карьер незаконный?

Охранник: Я подчиняюсь той системе жизни, которую они нам как бы диктуют. Я получаю здесь три копейки свои за то, что обеспечиваю какую-то сохранность. К сожалению, эта печальная жизнь начинается оттуда (не отсюда), не от ЧП «Лидия»… Таких ЧП… Какая разница - «Лидия», «Шмидия», «Мидия»… Дело же не в ЧП. А дело в том, каков хозяин у государства. Какие хозяева, такая и жизнь. Давайте вот туда весь интерес - на депутатов, на их роскошь… Вот вопрос коренного рядового николаевца: доколе мы будем терпеть этот вот беспредел?

Первый заместитель главы облсовета Пащенко: То, чем занимается ЧП «Лидия», - это воровство. Руководство в Киеве никого не толкает на вот то, что здесь происходит. И это не один год происходит. Это происходит лет двадцать.

Охранник: Это надо бабушкам рассказывать, электорату.

Пащенко (более настойчиво): Мы доберемся до руководства вашей фирмы, чтобы вот этого безобразия не было!

Охранник: К сожалению, это еще не то безобразие…

Пащенко: Много у нас безобразия… Но мы постепенно выровняемся.

Охранник: Мы уже 20 лет это слышим - сначала от коммунистов, теперь от депутатов. Вы депутат?

Пащенко: Да, я депутат областного совета.

Охранник: То есть, мне вот эта лапша…

Пащенко: Мы говорим с вами на разных языках.

Охранник: Да, со мной нет смысла на эти темы говорить. У меня есть свое мнение, я знаю, откуда все проблемы. Не знаю, от какой вы партии…

Пащенко: От Партии регионов.

Охранник: Вы - власть.

Пащенко: Да, мы власть. И мы как власть не будем позволять воровать недра у населения. Потому что это (песчаный карьер - авт.) не принадлежит ни ЧП «Лидия», ни кому-то отдельно. Это - достояние всей нашей областной общины.

Охранник: А «Межигорье» чье достояние?

Пащенко (начиная раздражаться): Я не знаю, чье достояние «Межигорье»…

Охранник: Вот когда узнаете, тогда будет какой-то смысл говорить.

Журналисты: Вы настолько политически образованный... Вы точно сторож?

Охранник: У меня просто появилась возможность высказать возмущение. А что, мне по пивнухам рассказывать об этом? А так смотрю, люди более-менее…

Все покидают карьер.

Действие второе

Еще один карьер, теперь рядом с хорошо известным селом Коларово Жовтневого района. Кортеж в таком же порядке двигается по грунтовой дороге, однако количество машин уменьшилось. Представители прокуратуры, правоохранительных органов и некоторые члены рабочей группы, забуксовав на песчаной дороге, предпочли вернуться в Николаев... Справа по курсу следования кортежа появляется автомобиль ЗИЛ, груженый песком. Журналисты начинают фотографировать и снимать на видео быстро отдаляющийся грузовик, у которого даже открывается задний борт. Автомобиль скрывается за горизонтом.

Картина первая

Хорошо обустроенная сторожка, сзади которой тоже есть туалет. Вокруг - несколько единиц техники, правда, она уже покрыта ржавчиной и в паутине. Кроме собак, навстречу выходит кот и начинает тереться об ноги приезжих. Журналисты опять расходятся с аппаратурой по территории, Пащенко и другие обсуждают увиденное в сторонке.

Карьер с. Коларово

Местный охранник Виктор тоже прячется в сторожке и судорожно звонить какому-то «Леше». С прессой общается неохотно.

Журналисты: Вы давно тут работаете?

Охранник Виктор: Я тут не работаю, меня попросили сегодня выйти, подменить до вечера.

Журналисты: Вы из Коларово?

Охранник Виктор: Нет. Из деревни Новоодесского района. Никаких интервью я давать не буду.

Журналисты: Не нервничайте. Сегодня отсюда уехала машина с песком…

Охранник Виктор: Позвонил директор, сказал, что вот эту машину попросили там к памятнику в школу завезти, в садик… И вот за счет этого они набрали… И директор позвонил, сказал: «Отпустишь им машину песка за то, что они возили на школу, на садик, к памятникам». И за счет этого постоянно берут одну машину песка.

Журналисты: А директор у вас кто?

Охранник Виктор: Сейчас он приедет, будете с ним разговаривать. Его зовут Алексей Сафелкин.

Журналисты: Так а вы ездите каждый день на работу?

Охранник Виктор: Да нет, я вам говорю. Тут человек приболел, меня попросили подменить. И на такое попадаю… Еще и говорят, что милицию вызовут и меня заберут. За что меня?

Журналисты: Вас не за что. А вот технику…

Охранник Виктор: А что тут от техники осталось? Все старое, неисправное.

Журналисты: А что вы тут охраняете?

Охранник Виктор: Ну вот технику. И не пускать брать песок. Леша сказал не брать песок. Это только одна машина…

Картина вторая

Первый заместитель главы областного совета Владимир Пащенко окружен журналистами. Обводя взглядом каждого из них, объясняет цель сегодняшнего выезда в карьер.

Пащенко: Мы не раз обращали внимание (и к нам обращались), что ведется незаконная добыча песка, разрабатываются карьеры, то есть происходит обыкновенное воровство. Поэтому и была создана специальная рабочая группа по согласованию с органами внутренних дел, с прокуратурой, с нашими природоохранными управлениями для того, чтобы мы вместе смогли выработать ту методику, которая позволила бы бороться с таким вот грабежом. И сегодня мы все воочию увидели… одно дело заседать в кабинете, а другое - приехать и увидеть своими глазами - разработка происходит. В Баловном экскаватор стоял, судя по всему, люди были предупреждены. Там об этом было известно, да и здесь тоже, потому что нам удалось поймать только одну машину… […] Мы хотим выработать, может быть, изменения в законодательстве, обратиться в Верховную Раду… Самое главное, чего мы хотим, чтобы это (незаконная добыча песка - авт.) прекратилась в нашей области.

Журналисты: За какой приблизительно срок вы планируете справиться с поставленной задачей?

Пащенко: Мне трудно так сказать, но мы планируем справиться…

Картина третья

То же место, те же люди в ожидании наряда милиции для документирования факта незаконной деятельности. Правоохранителей вызвали не сразу - никак не могли определиться, нужно ли это делать вообще и кто этим займется. Депутаты облсовета спихивали эту "почетную миссию" друг на друга. В итоге, вызвал сотрудников милиции помощник главы облсовета. Спустя практически час после вызова приезжает начальник участковых. Машину ставит подальше, здоровается с прибывшими депутатами. Набирает чей-то номер на мобильном, рапортует: «Да, я уже на месте. Тут депутатов понаехало…».

Начальник участковых Жовтневого района общается с замом главы облсовета и сотрудниками аппарата областного совета

Еще через некоторое время прибывает оперативная группа. Сотрудники милиции просят их не фотографировать и приступают к выяснению того, а для чего их, собственно, вызвали.

Еще через некоторое время приезжает обещанный «Леша» - Алексей Сафелкин, владелец нашумевшего ЧП «Санта-Мрія», которое имеет самое непосредственное отношение к карьеру. «Леша» пытается всех убедить в том, что карьер уже долгое время не работает, а машина песка - это «расплата» за какую-то помощь то ли на День Победы, то ли на поминальные дни…

"Леша Коларовский"

Милиция остается общаться с Алексеем и другими «виновниками». Для журналистов в этот день «экскурсия» по песчаным карьерам завершена…

Вместо послесловия:

Как потом выяснилось, журналисты в этот день могли бы побывать почти на 10 объектах, где ведется незаконная добыча песка. Однако как только группа покинула пределы города, все карьеры стали «мертвыми» и неработающими. Второе выездное заседание группы по борьбе с незаконной добычей песка завершилось практически безрезультатно. Все еще раз убедились в том, что карьеры разрабатываются, несмотря ни на какие запреты. Владимиру Пащенко, который попытался показать организованную и эффективную работу группы, «подложили свинью» некоторые представители других структур, которые, казалось бы, вместе с облсоветом должны были бы бороться с этим незаконным явлением.

Все сетуют на недоработки в законодательсве, в областной милиции говорят о сложностях, с которыми приходится сталкиваться при борьбе с "песчаными браконьерами". Мол, возле каждого карьера по ГАИшнику, который будет ловить машины с песком, не поставишь. А когда вот так приезжаешь на карьер - карьер вроде как не работает, техника стоит, кажется, ржавеет, а изымать ее нет полномочий. Вот и получается тупиковая ситуация...

Хотя, как отметил в разговоре с корреспондентом "Преступности.НЕТ" один из сотрудников УГСБЭП, причиной всему - нежелание морочить себе голову. Если захотеть, то можжно "попросить" (за деньги, естетственно) у "честного" владельца карьера машину песка и проверить таким образом, как он НЕ добывает песок. А потом приехать и задокументировать...

В областном совете подчеркивают, что они - только ячейка в системе борьбы с незаконной разработкой недр. И от пассивности остальных страдает вся система борьбы, которой и так практически нет. Остается все-таки надеяться на то, что благие начинания депутатов не перерастут в очередные пустые заявления и хоть одним незаконным карьером на Николаевщине станет меньше...

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность