Фатальный промах опера Дроздова

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2439 }}Комментариев:{{ comments || 2 }}    Рейтинг:(1468)         

Жертвами милицейского произвола становятся порой не только рядовые граждане, но и сами правоохранители. Капитан милиции из Первомайска испытал это в полной мере на себе: его - оперативника УБОП - подложно обвинили в продаже наркотиков и незаконно вышвырнули из органов.

Шок и трепет

Ночь с 14 на 15 июня 2007 года разделила жизнь Андрея Дроздова на две половины. В одной осталась восьмилетняя служба в органах внутренних дел и авторитет одного из лучших сыщиков-убоповцев области. Во второй он был уволенным из милиции безработным, над которым дамокловым мечом висело уголовное дело, заведенное по тяжелой статье, предусматривающее до десяти лет тюрьмы. Человеком, от которого в одночасье отвернулись все коллеги, знакомые и друзья. Даже жена поверила в чудовищные обвинения, выдвинутые против него, и бросила, не желая разделять судьбу с будущим уголовником. Вспоминая ту самую черную ночь в своей жизни, молодой мужчина говорит, что испытал настоящий шок от того, что с ним приключилось.

- В ту ночь мне все время казалось, что это происходит не со мной. Что я, как в страшном сне, вижу мелькающие драматические картинки, в которых главным действующим лицом выступает кто-то посторонний, - признается 34-летний Андрей.

Но ошибки не было - избитое тело было его телом. Брошенные в лицо страшное обвинение в торговле наркотиками и требование подписать все, что ему говорят, было сделано именно ему, а не кому-либо другому.

На доске почета

А начиналось это дело далеко не так печально. Закончив юридический факультет Одесского национального университета им. Мечникова, житель Первомайска Андрей Дроздов пришел устраиваться в милицию своего родного города. Молодого сотрудника, без всякого опыта работы, определили на должность участкового. Если бы Андрей не особо старался, его, может быть, и оставили трудиться там до сих пор. Мало ли в милиции участковых, которые только зарплату получают, но в лицо их даже жители участка не знают? Но Дроздов был не из таких. Ему нравилась милицейская служба, поэтому он старался научиться всему тому, что составляет ядро работы профессионала. Надо признать, ему это удавалось. Уже через год он занимает третье место по результатам конкурса профессионального мастерства. Еще через несколько лет его фото повесили на доску почета лучших сотрудников милиции области.

Успехи молодого участкового начальство оценило и пригласило на более сложный участок работы - в управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП). Там Дроздов стал оперуполномоченным, в задачу которого входило раскрытие тяжелых преступлений, связанных с бандитизмом, торговлей оружием и наркотиками.

«Уйди по-хорошему»

Несмотря на перемену работы и изменившийся в связи с этим круг обязанностей, на новом месте у офицера милиции тоже получилось отличиться. За несколько лет службы в Первомайском отделении УБОП оперативник раскрыл пять тяжелых преступлений: три связанных с наркоторговлей, одно - с незаконной продажей оружия и одно - с бандитизмом. Однако последнее дело стало для него роковым.

Начав расследовать деятельность одного местного наркоторговца, Дроздов неожиданно для себя понял, что ниточки от него тянутся куда-то вверх. На оперативника вдруг обрушился шквал несправедливой критики со стороны начальства. Потом его внезапно вызвали в Николаев в областное управление милиции, где один из кадровиков сказал Андрею: «Или увольняйся, или переходи на другую работу». По сути это было предупреждение, чтобы Дроздов по-тихому ушел, забыв все, что ему удалось накопать. Но молодой милиционер не внял советам старших товарищей. Решив, что он ничего не сделал предосудительного, он остался в органах, сменив, правда, место работы. Теперь он служил в соседнем с Первомайским - Кривоозерском райотделе милиции. Об этом решении Дроздов потом не раз пожалел.

Предавший осведомитель

Прошло полгода после перевода на новое место работы, в течение которых у Адрея Дроздова снова кардинально поменялась служба. Теперь он ходил дежурным по райотделу через два дня на третий. Нельзя сказать, что ему, уже состоявшемуся сыскарю, нравилось это рутинное занятие, лишенное азарта и риска, присущих его предыдущей деятельности. Но Дроздов и это дело выполнял добросовестно, надеясь, что когда-нибудь сможет вернуться назад в УБОП.

…Вечером 14 июня 2007 года он вместе с женой и приятелями отдыхал в кафе. Сидели, как обычно, болтали да пили пиво. Неожиданно Дроздову позвонила его бывшая помощница - осведомитель Елена Иванова (имя изменено - прим.авт.) и попросила встретиться. Не подозревая подвоха, Андрей пришел в условленное место. Там его уже ждала знакомая, приехавшая на встречу с двумя какими-то верзилами. Те запихнули милиционера в машину и куда-то повезли.

- Я сначала не сразу понял, кто это: то ли милиция, то ли бандиты, - вспоминает Андрей Дроздов. - Когда приехали в село Конецполь и вышли из машины - стало ясно. На меня надели наручники, в карман брюк засунули какие-то деньги, а из-за кустов подбежали внезапно появившиеся несколько десятков человек, среди которых я увидел много бывших коллег.

Милиционеру сказали, что он торговец наркотой, после чего его бросили на землю и избили до потери сознания.

Фальшивое обвинение

Потом Дроздова привезли в Первомайский горотдел милиции и еще раз избили. Второй раз боль было особенно тяжело переносить, так как у него уже были сломаны два ребра. В милиции хотели, чтобы Андрей подписал признание, а еще написал рапорт об увольнении из органов. Находясь в тяжелом физическом состоянии, не имея сил сопротивляться, мужчина подписал все, что от него хотели. Тогда Дроздова отправили в Кировоградский СИЗО, где он просидел месяц, пока по постановлению Николаевского апелляционного суда не был выпущен на подписку о невыезде. В СИЗО он узнал, что еще 4 июня его уволили из органов. Как это могли сделать, если после 4-го он еще 4 раза заступал в наряд по райотделу - было непонятно.

Вообще, в деле Дроздова странностей и нестыковок было очень много. Например, санкция суда на обыск была выписана на совсем другого человека, давно и обоснованно подозревавшегося в наркоторговле. Но «обыскали» и «нашли» деньги за наркоту почему-то у одного Дроздова. Кроме того, были серьезные претензии и к процедуре задержания, которая была проведена с серьезными нарушениями Закона Украины «Об оперативно-розыскной деятельности». Тем не менее, досудебное следствие упорно «шило» дело, которое через два месяца передало в суд. Но первомайская Фемида грубейшие нарушения уголовно-процессуального кодекса, допущенные следствием и видимые невооруженным глазом, не спешила пресечь. Судья Александр Мельничук больше двух лет тянул с вынесением решения. В конце концов, даже ему пришлось признать, что все это фикция. Но в декабре 2009 года, вместо того, чтобы снять все незаконные обвинения с Дроздова, он отправляет дело на дополнительное расследование.

Нужны ли милиции профессионалы?

- Уже полтора года после суда я бьюсь, чтобы меня полностью оправдали, что обязаны были сделать еще тогда на процессе, но натыкаюсь на сплошную стену, - делится пережитым бывший опер.

В его судьбе все получилось так, как случается именно в наших украинских реалиях. Уголовное дело в отношении него вроде и закрыли, но по статье 213 пункт 2 УПК Украины, обозначающей, что оно закрыто в связи с недоказанностью участия обвиняемого в совершении преступления. Вместо того, чтобы закрыть по 6 статье УПК Украины - из-за отсутствия в действиях обвиняемого состава преступления.

Получается, что Дроздов совершил преступление, но этого просто не смогли доказать. Зато милиционер, который состряпал это полностью ложное дело - Волохов - хоть и был уволен из органов, но с сохранением пенсии и всех льгот, положенных заслуженному правоохранителю. А уголовное дело по расследованию должностного преступления, которое Волохов совершил, идет ни шатко ни валко - его то откроют, то снова закроют.

Нынче Андрей Дроздов работает охранником Первомайского молочного комбината. Говорит, что за хорошую профессиональную работу тамошнее начальство его очень ценит. А Дроздов нет-нет да и вспоминает о работе опера УБОП, которая ему все-таки больше нравилась. Говорит, что если бы его полностью оправдали, то, может быть, снова вернулся бы в милицию.

Да вот только кто ж его возьмет? Похоже, что профессионалы нашей милиции попросту не нужны.

Ярослав ЧЕПУРНОЙ, "Николаевский бизнес"

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность