Как жулье крадет жилье. Часть 2

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1004 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(602)   

Источник: "Крик"

Квартира: была Ваша, стала наша!

- Алло, здравствуйте, извините за поздний звонок! Скажите, пожалуйста, будьте так добры, если вас это не затруднит, когда можно будет подъехать к вам, чтобы взять ключи от квартиры?
- Зачем?
- Как зачем? - Нам же нужно посмотреть квартиру, вещи завезти! - говорит незнакомец.
- Какие вещи в час ночи? Вы что, спятили? Звонок повторяется.
- Тысяча извинений. Вы, наверное, забыли о том, что продали мне квартиру? Мы же договорились, что сегодня я вам перезвоню, и мы решим, когда можно будет вещи завозить.
- Квартира моя, я ее никому не продавала.
- Нет, она была твоя, - раздраженно говорит мужчина, - теперь уж не твоя, а моя. Ты что совсем забыла о продаже квартиры?
Ничего не понимающий собственник жилья говорит: «Извините, вы ошиблись номером!» - и кладет трубку. Звонок повторяется снова и снова, и собственник начинает понимать, что его без него «надули», да еще и как «надули», теперь он не собственник жилья, а БОМЖ.

Примерно такой разговор чуть ли не ежедневно происходит между собственником жилья и добросовестным приобретателем квартиры то в одном, то в другом городе Украины. Продали квартиру, и по закону она принадлежит другому человеку, который собирается в ней поселиться! Как?

Кто это сделал? Что делать? Конечно же - бежать в милицию, куда она смотрит. А она, милиция то есть, смотрит, как бы удержаться на плаву без бензина, без транспорта, без связи, без собственного жилья...
Однажды жительница Винницы Светлана Малахова и ее мама поехали отдыхать в санаторий «Квітка Полонини», что в Закарпатской области. Через неделю им позвонил сын Александр и сообщил, что он приехал из командировки и обнаружил, что в квартире побывали воры. Мало того, ему позвонила некая Оксана Фоменко и потребовала освободить квартиру, которую она купила у матери. Сын просил срочно возвращаться домой и помочь разобраться, что здесь твориться. (Сын проживает отдельно, но прописан с мамой, является совладельцем жилья).
Заявление о краже имущества и незаконной продаже квартиры в тот же день Александр подал в Замостянский райотдел милиции по месту жительства.
Покупатель Фоменко тоже не сидела «сложа руки», она обратилась в суд с исковым заявлением о выселении Малаховой из ее квартиры или возврата денег, и добилась успеха. На квартиру к потерпевшей пришли двое судебных исполнителей и потребовали вернуть деньги Оксане Фоменко или освободить квартиру. Началась унизительная процедура описи нехитрых пожитков Светланы Малаховой.

Что же произошло на самом деле? На милицию потерпевшая не надеялась. Она наняла адвоката и, с большим трудом, были добыты кое-какие документы, предшествующие требованиям о выселении и появлением «на горизонте» судебных исполнителей.
Весной 2003 года Малахова получила новый паспорт взамен утерянного при неизвестных обстоятельствах. На этом история бы и закончилась, если бы утраченный паспорт не фигурировал в качестве основного документа при продаже жилища.
Я все больше убеждаюсь, что не только рукописи не горят, но утраченные паспорта тоже никуда не деваются, они переходят от одного хозяина к другому, приобретают новое качество и продолжают действовать самосто-ятельно. Новый же хозяин паспорта остается в тени, используя утерянный паспорт в своих низменны целях. Так получилось и в данном случае.
Была оформлена липовая доверенность о том, что сын Александр поручает своей матери продать квартиру. Эта доверенность и утерянный паспорт послужили основанием для получения дубликата приватизационного свидетельства. Винницкое объединенное бюро технической инвентаризации выдало справку-харак-теристику, ЖЭК - свою справку и поэтажный план, частный нотариус Морквенко засвидетельствовал, а регистратор Гопак зарегистрировал договор купли-продажи о том, что 2 июня 2003 года Светлана Малахова продала, а Оксана Фоменко приобрела квартиру в г. Виннице по ул. Стеценко. Продавец также обязуется до 05.06. 03 (ровно через три дня) освободить жилище и передать его новому собственнику, согласно настоящему договору. Деньги за проданную квартиру продавец получил полностью и претензий не имеет. В это самое время Малахова со своей мамой находилась в Закарпатской области, сын был в длительной коман-дировке (это подтверждается материалами проверки), и они ничего не знали о продаже квартиры.
Будучи в отчаянии, потерпевшая написала заявление в МВД. Уголовные дела, а их целых три (по краже личного имущества, завладении квартирой Малаховой и завладении деньгами Фоменко), объединили в одно производство, по которому проводится расследование.
Когда принимает решение суд, милиция не вмеши-вается в его действия, и это правильно. Милиция проводит свое расследование и, поскольку завладение жильем является тяжким преступлением, ход раскрытия преступления будет нами контролироваться.
Обстоятельства завладения жильем не исключают возможности причастности родственников или знакомых Малаховых к совершению этого преступления. Расследование явно затянулось, и Малаховой нужно беречь силы, чтобы выдержать многомесячную борьбу за существование. Сегодня она остается, по сути, без жилья, хотя и находится в своей квартире. МВД не отменит решение суда. В данном случае нужно обращаться в вышестоящие судебные инстанции и добиваться восстановления справедливости. Будем надеяться, что ей повезет, правда на ее стороне. А как же с добросовестным покупателем Фоменко? - ее тоже жалко, хотя она и не права. Покупатель должна была все перепроверить и все узнать. «Клюнула» она на дешевую квартиру и приобрела себе «головную боль» на долгие годы.

Сегодня уже ясно, что лицо, именуемое себя «Продавцом», «ходило» с паспортом Светланы Малаховой и собирало различные документы, а затем был оформлен договор купли-продажи квартиры, и сами хозяева участия в сборе различных справок и оформлении договора не участвовали.
Напрашивается законный вопрос: «Зачем существует целая вереница чиновников, механически выдающих справки и утверждающих все подряд? Почему поручение о продаже жилья и договор купли-продажи так формализованы, что даже с помощью экспертизы нельзя установить, кто же участвовал в сделке? Где простав-ляется от руки самым поручителем хотя бы фамилия, имя, отчество и что именно поручается сделать? Когда же, наконец, у нас появится ответственность нотариусов и «БТИшников» за халатное отношение к выполнению своих функциональных обязанностей?»

Бывают случаи «химии» и со стороны самих хозяев квартир. В Киеве некая Ольга Степановна продала свою квартиру да еще под залог уже проданной квартиры взяла в банке 50 тысяч гривен. Три года жаловалась она в МВД, Генпрокуратуру, Верховный Совет, ГУМВД на необъек-тивность расследования. Пришлось скрупулезно подойти к рассмотрению ее жалоб. Подписи оказались везде Ольги Степановны, доводы - не убедительными. Суд осудил ее к трем годам лишения свободы условно, с обязательным погашением банковского кредита за счет имеющегося имущества, в том числе гаража и квартиры.
Система расследований у нас громоздкая, много-ступенчатая и неповоротливая. Заявление о мошен-ничестве с жильем может рассматриваться одно-временно и милицией, и судом, что делает преступников неуязвимыми, а восстановление утерянных прав на жилье - призрачным. Потерпевшие обращаются в милицию и требуют привлечь мошенников к уголовной ответ-ственности и возвратить жилье, а мошенники идут в суд и требуют восстановить справедливость и защитить их имущественные права. Ведь по документам у преступ-ников все «сходится» - на то они и мошенники.

И бродят мошенники от квартиры к квартире в поисках собственника жилья, которого можно обдурить. Полгода отбивается жительница Ровного Голубинская от назойливых «покупателей» квартиры, которую она не продает, но «покупатели» показывают соответствующее объявление в газете и требуют, чтобы им разрешили осмотреть жилье. Лично ко мне несколько раз приходили такого рода «покупатели». Когда я спрашивал у них документы, они извинялись, что, мол, ошиблись адресом и быстро уходили.
Это были «липовые» покупатели, они зондировали почву. Пришлось сменить замки и поставить более прочную дверь.
На каждом удобном и неудобном месте можно встретить объявления: «Срочно покупаю квартиру без посредников». В почтовых ящиках появились записки «Куплю у вас квартиру» - далее телефон и имя. Это брокеры упражняются. Они все продадут, кому угодно, были бы деньги за услуги. И ответственности никакой. Брокеры собирают необходимые документы, оказывают помощь при оформлении купли-продажи жилья, но еще никто из них не понес материальную ответственность за мошенническую сделку, при которой он участвовал, как представитель брокерской конторы, не говоря уж о самих брокерских конторах - они же организации, и куда до них гражданам. Да и законом это не предусмотрено. А кто же прямо запишет в договоре, что контора несет материальную ответственность за незаконную сделку? Никто! Общие законы, рассчитанные на все случаи жизни, легко обойти.

Выдадут мошенникам, с помощью брокеров, любую справку, и ЖЭКи, и нотариусы, и Бюро технической инвентаризации, и в суде подтвердят, что именно так и было. Стоит это, говорят, 50 зеленых, не больше. С другой стороны, ни одна из этих организаций не возьмет заявление гражданина, что он не продает жилье и просит без него не выдавать никаких документов. Сразу спросят: «А чем это предусмотрено? Не имеем права!» - и грубо выпроводят посетителя. Да еще бросят вслед что-то наподобие: «Ненормальный какой-то!» - и забудут навсегда этого клиента. Именно грубо, на то они и организация.
По описанным выше причинам, многим потерявшим квартиры людям приходится говорить: «Кто я без квартиры, куда я без нее пойду! Нет! Квартиру я не отдам!» - и обращаются в прокуратуру, в милицию...
Тем временем мошенники идут в суд с требованием защитить их права: «Вот документы, вот договор, а нам препятствуют владеть приобретенным имуществом!» Пока идет следствие, потерпевшего, если «самовольно» заселился в свою собственную квартиру, которую не продавал, выписывают и, по решению суда, выселяют. Трудно приходится потерпевшему восстановить справедливость - все против него, кроме его самого. Если потерпевший неимущий пенсионер, инвалид или подросток, считай «дело табак».
Следствие по подобным делам может длится годами, а потерпевший слоняется по чужим квартирам.

Однажды вечером, придя с работы, супруги Борис и Светлана Коробовы обнаружили, что замки их квартиры кто-то заменил. Почуяв неладное, они вызвали бригаду спасателей и, предъявив свои документы, попросили взломать дверь квартиры, поскольку они не могут открыть замки. Соседи подтвердили, что именно Коробовы являются собственниками жилья.
Дверь быстро сломали. Каково же было удивление супругов, когда в квартире оказались чужие вещи! Мало того, на столе лежал договор купли-продажи квартиры, где черным по белому было записано:
«Четырнадцатого числа марта месяца 2003 года, Коробова Светлана Петровна (квартира была ее собствен-ностью, - Авт.), от имени и по поручению которой действует Музыра Наталья Олеговна, дальше «Продавец», - с одной стороны и Понизовский Олег Васильевич, который действует от своего имени и от имени несовершеннолетней дочери Ангелины, - с другой стороны, дальше «Покупатели», составили настоящий договор о следующем: «Продавец» продал, а «Покупатели» приобрели двухкомнатную квартиру номер такой-то, жилой площадью 33,30 кв.м. (общая площадь 59,30 кв.м.), по ул. Урицкого в г. Киеве за 18 тыс. 869 гривен 85 копеек. «Продавец» гарантирует, что жилище, которое является предметом договора, никому не продано и не подарено...» Далее Светлана Петровна не могла читать, слезы брызнули у нее из глаз.
- Как так, нашу прекрасно оборудованную квартиру, в кирпичном доме, в престижном районе, за восемнадцать тысяч гривен, тогда как она стоит не менее тридцати тысяч долларов США, да еще без моего на то позволения? - сказала она сквозь слезы.
- Кто это мог сделать, - продолжила она, - обраща-ясь к мужу, который стоял тут же с полуоткрытым ртом и судорожно хватал воздух. Давление у него резко поднялось, лицо покраснело, участилось сердцебиение, дышать стало тяжело. Он только двинул плечами и жестом попросил что-нибудь от давления и сердца. (Супруги были уже не молоды.) Лекарство тут же было найдено.
- Нужно срочно вызвать милицию, - сказал Борис Владимирович, немного успокоившись. Прибывшая оперативная группа зафиксировала факт мошенничества и приняла от потерпевших протокол-заявление. Появился и новый собственник жилья Понизовский. Он был удивительно спокоен.
- Квартира ничейная, - заявил он, - ее продали мне некая Музыра и мой лучший друг в соответствии с поручением Коробовой Светланы, которая давно бросила жилье и уехала за границу, поручив продать оказавшуюся ненужной квартиру этой самой Музыре. Поручение оформлено в городе Москве - все чин по чину. Договор мы зарегистрировали в девятой Государственной нотари-альной конторе, вот видите - номер конторы и печать, все правильно, - сказал он, разводя руками, мол, что я могу здесь поделать.
- Дверь кто ломал? - спросила Светлана Петровна.
- Что было делать? - квартира закрыта, ключей Коробова не оставила, вот брокеры и сломали дверь.
- А вы кто такие? - резко спросил Олег Васильевич, юрист по профессии, - что вы здесь делаете, допрос мне устроили, что вам здесь нужно? - спохватился он.
- Я и есть та самая Коробова, от имени которой вы приобрели жилье, за границу я не ездила, в Москве не была, никаких поручений никому не давала, - как можно мягче ответила Светлана Петровна. Как могли оформить доверенность на продажу квартиры без меня, не имея моего паспорта, не имея документов, подтверждающих право на жилье?
- Оставьте меня в покое, уходите из моей квартиры, я ничего не знаю, жилье мое, подытожил разговор Понизовский и, давая понять, что разговор окончен, сделал несколько шагов в сторону и быстро начал ходить по комнате. Квартира Олегу Васильевичу нравилась, и он был раздражен вмешательством посторонних лиц в его дела. Он оформил сделку через организацию, и пусть эти пенсионеры, как там они назвались по именам, идут туда и выясняют!
- Уходите! - еще раз повторил Олег Васильевич, но уже резче.
Чувствуя, что назревает скандал, присутствовавшие при разговоре сотрудники милиции посоветовали Коробовым уходить из квартиры, по закону она действительно принадлежит Понизовскому, если суд не докажет обратное.
Так и ушли со своей жилплощади Коробовы, оставив все свое имущество вместе с квартирой «новому хозяину».
- Мебель когда заберете? - крикнул им вдогонку новый хозяин жилья Ответа не последовало.

Казалось бы, в данной ситуации все должно произойти крайне быстро и просто - в тот же день новый собственник квартиры побывал бы в камере, пока милиция разбирается с продавцами, нотариусами и «БТИшниками». Вступивший тут же в дело судья, наверняка, вернул бы квартиру собственникам, а именующих себя «Покупателями» и «Продавцами» ожидала бы чистая постель в камере с удобствами.
Не поздоровилось бы ни брокерам, ни прочим регистраторам, ни их конторам. Всех бы оштрафовали, лицензий бы лишили и брокерскую контору и нотариуса, может быть, они даже в камере посидели бы пару дней, до выяснения обстоятельств. Дело ведь серьезное - нарушены имуще-ственные права! Может быть так бы и было... где-нибудь в той недосягаемой дали, которую мы усреднение называем «цивилизованные страны». В нашем же государстве, где правоохранительные органы спутаны по рукам и ногам бесчисленными законами и прочими нормативными актами (зачастую противоречащими один другому), как мифический Лаокоон змеями, увы, события разворачивались совсем по-другому.
Что же произошло в реальности? Чистая постель в спальне вновь приобретенной квартиры ожидала новых ее хозяев, спокойно спала Музыра и пока не установленный милицией ее сожитель - мошенник Маринчак, он же друг директора кафе на Подоле. Сам директор кафе дружит с Понизовским, он же познакомил незадачливого юриста с Маринчаком, а тот организовал продажу квартиры Коробовой по липовым документам.
Знал Понизовский, что покупает по дешевке жилье, и догадывался, наверняка, что тут что-то нечисто. Пошел-таки юрист на сделку со своей совестью и в другом вопросе - сумму указал неверно, чтобы уменьшить размер госпошлины с 954 до 180 гривен.
А что же дальше?! Да форменная чертовщина, в духе все того же упомянутого в самом начале главы Воланда. Самое интересное, что в данном случае потерпевшим выступал и Понизовский, и супруги Коробовы. Ведь он - добросовестный покупатель, отдавший за жилье реальные деньги, а что покупал он заведомо «нехорошую квартиру» - поди докажи. Кроме того, право собственности его на данную жилплощадь подтверждено вполне правильно составленными и офор-мленными документами - настоящими, а не какими-либо фальшивками. Но и Коробовы, у которых просто так, за здорово живешь, отобрали крышу над головой - тоже потерпевшие! Мало того, вся эта канитель настолько повлияла на пенсионера Коробова, что у него случился инсульт, и он надолго попал в больницу.
Чтобы ускорить процесс возврата жилья, Коробовы обратились в суд, но без участия Понизовского решить этот вопрос оказалось невозможным. Ведь он законный владелец, а Коробовы, у которых самым наглым образом отобрали жилье, - никто. Боясь проиграть дело, (и тем самым лишиться как минимум не указанной в договоре, но реально выплаченной части денег - поскольку квартира-то покупалась за восемнадцать с лишним тысяч, но точно не гривен, а долларов), Понизовский в суд не является, он занят пропиской, ремонтом, установкой телефона, переходом на другую работу (поскольку его «выперли» с прежней работы за поведение, которое не красит юриста). Доставить его силой судья не может - как-никак законный владелец жилья.
Когда и чем закончится вся эта история, знает наверное, говоря словами классика, только Воланд. А по простонародному говоря - черт его знает...

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность