Что страшнее — быстрая смерть или долгая жизнь за решеткой

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1994 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1196)         

Уже более десяти лет в Украине нет смертной казни - наша страна отказалась от убийств заключенных даже за самые тяжкие преступления. Недавно коммунисты внесли в Верховную Раду законопроект, предусматривающий возобновление смертной казни. Они считают, что высшая мера наказания позволит устрашить потенциальных убийц и уменьшить количество преступлений. Журналисты побывали в Днепропетровской колонии №89 и выяснили, что думают приговоренные к пожизненному заключению о смертной казни. И что для них страшнее - быстрая смерть или долгая жизнь за решеткой.

В Украине не существует специальной тюрьмы для приговоренных к пожизненному заключению. Они разбросаны по всей стране. В некоторых колониях существуют секторы максимального уровня безопасности, где и содержатся «пожизненники». В днепропетровской колонии отбывают наказание 1230 заключенных, попавших сюда за преступления разной степени тяжести. Кроме того, здесь существует еще и отдельная территория, отгороженная от общей крепкими стенами и колючей проволокой. Желающих попасть сюда нет. Тут отбывают наказание 40 осужденных до конца жизни.

В эти камеры попадают далеко не случайные люди. И содержатся они с соблюдением максимальных мер безопасности, за десятками решеток, железными дверями, под постоянным присмотром работников колонии и охраной сторожевых собак. Чтобы оказаться в одной из этих камер, нужно иметь большой «послужной» список.

Несколько убийств с особой жестокостью, изнасилования. У многих из них хватает и того, и другого. Правда, некоторые уверены, что оказались в камере пожизненного заключения случайно или по ошибке.

67-летний Александр Черняк считает, что пожизненный срок ему дали несправедливо. Якобы не было веских доказательств, и дело не было объективно рассмотрено в суде. Хотя Черняка смело можно причислить к опасным рецидивистам со стажем - в тюрьмах он провел 52 года. Пожизненное заключение ему дали за убийство старушки.

- А я никуда и не собираюсь выходить. Дом продал, жены нет, детей никогда и не было, так что возвращаться мне просто не к кому. Да и годы уже берут свое, я не доживу даже до срока, когда мне можно будет писать прошение о помиловании. А если бы и дожил, все равно не писал бы. Я большую часть жизни провел по тюрьмам, тут и умру, - без сожаления говорит Черняк. - Жаль, что мое дело не было нормально рассмотрено, а так, может, и не посадили бы. А признание из меня выбили, вон ребра до сих пор не могут нормально срастись, да в моем возрасте уже и не срастутся.

Свободного времени у пожизненно заключенных очень много, несмотря на строгий режимный распорядок. День начинается с подъема. Заправка постелей, уборка, прием пищи, прогулки, просмотр телепрограмм. Остальные часы каждый предоставлен самому себе.

Поэтому большую часть времени они проводят за чтением. В отличие от других осужденных, Александр Черняк не увлекается Библией. Говорит, неинтересно. Да и каяться не собирается. В основном читает газеты да ждет возможности погулять по дворику.

- Все здесь нормально, я привык уже. Но не могу смириться с тем, что посадили меня в камеру с маньяками! А я ж не знаю, что у них на уме, они ж, может, неадекватные какие-то, - сетует Черняк. - Да и болячки старые докучают - постоянно сердце болит, кости ломит.

Несмотря на жалобы и неудобства, Александр Черняк категорически против возобновления смертной казни.

- Я не только за себя говорю. Думаю, в нашей стране много несправедливых приговоров, как у меня. Поэтому нельзя казнить человека, даже если вину доказал суд. Да и, что ни говори, жить хочется. Хотя бы в колонии и под замком, - вздыхает заключенный.

Теперь матерые убийцы даже спят с Библией

Когда просматриваешь приговоры осужденных пожизненно, волосы встают дыбом. Даже не верится, что люди способны на такие зверства. У некоторых судебные решения занимают несколько томов с описаниями преступлений.

Один из нынешних «жителей» сектора особого режима Александр Куркай чего только не успел сотворить. На его счету участие в убийствах, вымогательство. Жителям Днепропетровска он запомнился тем, что отрезал головы троим людям, чтобы подбросить своему криминальному сопернику. Для устрашения. Александр уже восемь лет сидит. На первый взгляд, обычный мужчина, ничем не примечательный. Выдает взгляд. От такого сразу пробирает мороз и мурашки бегут по коже. От человека с такими стальными глазами хочется оказаться по другую сторону решетки. Но сейчас, по словам Куркая, он полностью раскаялся.

- Я даже рад, что меня поймали и посадили. Даже боюсь подумать, чего бы я еще мог натворить, оставаясь на свободе. Когда я сидел еще в ИВС, мне было видение от Господа. У меня вся жизнь прошла перед глазами, он показал, что я творил, насколько неправильно жил. Я уже тогда начал каяться, - рассказывает Куркай.

Как и многие заключенные, Александр не любит вспоминать былые грехи. На вопрос об их преступлениях осужденные либо отмалчиваются, либо называют убийства «случайным проступком». Сейчас, кроме Библии, Александр ничего не читает. Но поговаривают, что активно занимается спортом. Несмотря на пожизненный срок, Куркай думает, что выйдет на свободу.

- Я еще очень надеюсь выйти на свободу. Ну, а как получится, не знаю. Конечно, я бы изменился, - уверен Александр Куркай. - А против смертной казни настроен категорически. Заключение, например мне, дано для того, чтобы одуматься и раскаяться. А как бы я мог раскаяться, если бы меня сразу же расстреляли? А за время, проведенное в колонии, я многое понял, много думал и не только раскаялся, но и переродился душевно.

Пообщавшись с работниками колонии, я убедился, что почти все заключенные стали истово верующими. «Пожизненные» днями штудируют Библию, просят у администрации принести другие издания. Не все тут - православные христиане. Есть среди осужденных баптисты и протестанты. Сегодня каждый готов стать пастором. Только в их искренность не верится. Для многих заключенных вера - это как еще один способ попасть на волю. Каждый приговоренный к пожизненному заключению через двадцать лет имеет право писать прошение о помиловании. И положительная рекомендация администрации колонии для верующего и раскаивающего осужденного может быть дополнительным плюсом. Конечно, вероятность того, что прошение удовлетворят, мизерная, но каждый надеется, что именно ему повезет. Между собой осужденные почти не общаются, даже избегают друг друга. Не говоря уже о том, чтобы дружить или доверять свои секреты.

«Моя семья верит, что я вернусь домой»

Вячеслав Бигун провел в камере для пожизненно заключенных уже восемь лет. Как и многие, он теперь активно читает Библию и верит, что окажется на свободе.

- Не только я в этом уверен, вся моя семья точно знает, что я выйду. На свободе меня ждут жена и дочь. Они регулярно приходят ко мне, навещают. Только когда выйду, не знаю, как Бог распорядится, - считает Вячеслав.

Сейчас парню всего 29 лет. Вячеслав не любит вспоминать, из-за чего попал за решетку. В приговоре указано, что вместе с отцом Вячеслав черенком лопаты забил двух человек, после этого трупы сожгли. Парня приговорили к пожизненному заключению, отец отделался легче.

- Это был мой проступок, не больше и не меньше. Ведь кто-то убивает за сто гривен, а кто-то ради семьи. Но я в этом глубоко раскаиваюсь и сожалею, - вздыхает Вячеслав.

Свободное время парень коротает за чтением и писанием писем. Пишет в христианские организации, просит выслать литературу. Они регулярно отвечают и пополняют библиотеку Вячеслава.

Грустно, что ни один заключенный до того, как попал в колонию, не начал внимательно изучать Библию, может, тогда не было бы страшных преступлений. А сейчас, возможно, это принесет кому-то душевный покой и даст надежду, но никак не вернет отнятых жизней.

- Я выступаю против возобновления смертной казни. Это неправильно, лучше дать человеку время раскаяться, оценить и взвесить свои поступки, - считает Вячеслав.

Но многие считают иначе - казнить, чтобы другим неповадно было.

- Ежегодно в нашей стране происходит более 4000 убийств, разве это - не явный сигнал, что нужно вводить смертную казнь? - возмущается Петр Симоненко. - Тогда бы рецидивисты десять раз подумали, прежде чем лишать человека жизни. Кроме того, мы предлагали смертную казнь за особо тяжкие преступления. Таким способом можно было бы защитить наших граждан.

Трудно сказать, что больше подходит жестоким убийцам - пожизненное заключение или смертная казнь. Некоторые могут сказать, что быстрая смерть - гуманный способ для людей, которые издевались над своими жертвами. С другой стороны, постоянное заключение в четырех стенах угнетает и сводит с ума. Ведь даже те, кто надеется выйти на волю, в глубине души понимают, что сидеть им за решеткой до конца своих дней. Кроме того, сможет ли простой человек чувствовать себя комфортно рядом с маньяком или жестоким убийцей? И нуждается ли в них общество?

Побег исключен

Алексей Какатеев, начальник колонии №89:

- У нас очень суровые меры безопасности для осужденных к пожизненному заключению, поэтому всякая попытка побега просто исключена. Если одного из заключенных выводят, то остальным через решетку обязательно надевают наручники. Их постоянно сопровождают работники колонии. Ежедневно работники колонии осматривают камеры и личные вещи заключенных. Кроме того, корпус для осужденных к пожизненному заключению строился за счет колонии, поэтому мы лично аблюдали, чтобы не было изъянов в системе безопасности.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность