Под портретом любимого вождя

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1429 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(857)         

В 1847 году в Сотниковском уезде Орловской губернии произошел случай: мещанин Филипп Бардулин в пьяном виде «три раза плевал на портрет августейшей особы, который висел на стене фельдъегерского трактира, и бранно при сем выражался…». Мещанина забрали в полицейский участок и тут же доложили об этом царю. Император Николай I, вешатель декабристов, распорядился помиловать осквернителя своего портрета, наложив резолюцию: «Передайте ему, что я сам на него плюю». И повелел впредь своих портретов в трактирах не вывешивать. Это не исторический анекдот. Филипп Бардулин был по материнской линии родным дедом знаменитого советского художника Александра Михайловича Герасимова, который прославился тем, что рисовал портреты советских вождей: В. Ленина, И. Сталина, К. Ворошилова и других.
«Портретизация» чиновничьих кабинетов в независимой Украине началась в конце девяностых, если быть совсем точным, то накануне президентских выборов 1999 года. Кучме нужно было избираться на второй срок, шансы на благополучный исход, тогда, если честно, выглядели неважно. Вот тогда чью-то «светлую» голову - говорят, тогдашнего главы президентской администрации Николая Белоблоцкого - пришла мысль о сплошном «опортречивании» кабинетов. Сказано - сделано. Портреты «вождя» украинского государства словно по взмаху волшебной палочки разом появились на столах у министров, губернаторов, мэров и чиновников рангом пониже. Отказ был равносилен увольнению. Да в общем, привыкший к самым диковинным выкрутасам верхов украинский чиновник, особо и не сопротивлялся. С тех пор прошло почти десять лет, Кучма давно на пенсии, а вот традиция украшать портретами вождей кабинеты - осталась, и даже приумножилась. Теперь стало правилом держать на рабочем столе в кабинете портреты вождей так сказать «профильного» уровня. В соответствии с этим веянием главный таможенник области обязан держать на рабочем столе портрет главы Государственной таможенной службы Украины, областной прокурор - портрет генерального прокурора и т. д.
Недавно мы зашли по делу в горисполком и увидели на стене в кабинете одного из чиновников портрет Президента. Глава исполнительной власти был в светлом костюме и красном галстуке. Через полчаса в офисе коммерческой фирмы, над креслом директора, наблюдали уже другой портрет первого лица государства. Президент был без галстука, верхняя пуговица светлой рубашки расстегнута, в глубине просматривалась волосатая грудь. Вольная фотография сделала изображение гаранта Конституции более демократичным и близким для зрителя. Еще через два часа, на КПП воинской части, Президент был уже в темном костюме и синем галстуке. Анфасные портреты похожи как две капли воды, меняются только туалеты. Почему компьютерщики меняют Президенту костюмы и галстуки, а лицо оставляют без изменения? Почему изображение главы государства в кабинетах должностных лиц находится рядом с гербом и флагом Украины? Почему у бизнесменов и чиновников от местного самоуправления имеется известная тяга вывешивать портреты первого лица? Вопросы интересные и требуют размышлений. В Николаеве нет повального «увлечения» украшать кабинеты фотографиями Президента Украины. Зато в Тернопольской, Ивано-Франковской, Ужгородской и Львовской областях изображение главы государства можно встретить практически в каждом присутственном месте. Здесь портрет лидера нации де-факто приравнен к государственным символам. Чем объяснить такую географию?.. Нельзя томить читателя. Нужно отвечать немедленно.
Сакральный символ
Традиция отождествлять политического лидера со священными символами народа появилась одновременно с возникновением государства. Известны изображения в камне греческих архонтов и бюсты римских императоров. Известны фрески с портретами ассирийских, вавилонских царей на стенах дворцов и общественных строений. Христианская религия провела демаркационную линию между политическими и духовными лидерами нации. Пророки и святые стали изображаться по церковным канонам, а светская живопись постепенно превратилась в автономную отрасль изобразительного искусства. Портреты европейских монархов до ХIХ века массово не тиражировались. Известные художники делали портреты правителей по заказам высшей аристократии и вельмож. Изображение короля в замке строптивого барона свидетельствовало о политической лояльности подданного своему сюзерену. Массовое копирование изображений политических лидеров появляется в Европе с возникновением империй. Уже в 1789 году Екатерина II в письме выговаривает своему министру дворцовых имуществ Александру Глухову: «… мой портрет для губернских присутствий следует немедля заменить и изъять те, что уже посланы. Уберите лишние ордена, они висят на мне цыганской монистой… я выгляжу совершеннейшей дурой…». Портреты русских монархов выполнялись знаменитыми мастерами Российской Академии Художеств, затем тиражировались в дворцовых мастерских. Изображения делались в строго академическом стиле. Количество орденов, мундир с воинскими знаками отличия, цвет, свет и объемная перспектива утверждались лично императорами - так же, как герб, гимн и флаг. Образ монарха, наряду со всеми государственными атрибутами, был объединяющим светским символом нации. Приход большевиков к власти ознаменовался острой борьбой за утверждение новой символики. Речь идет о монополизации государственной атрибутики на светскую и духовную жизнь советских граждан. Гонения на православную церковь сопровождались не только изъятием церковных ценностей, но и массовым уничтожением икон. Изображения духовных лидеров: святых, мучеников и пророков, подлежали истреблению потому, что их место должны были занять новые сакральные изображения вождей пролетарского государства. Тоталитарный режим стер границу между духовной и светской живописью, породив новую философию изобразительного искусства - социалистический реализм.
Психологическое восприятие портрета
На поверхности лежат простые ответы на поставленные вопросы. Портреты главы государства в учреждениях местного самоуправления - это атавизм авторитарного сознания наших граждан. Действительно, кому придет в голову повесить в мэрии какого-нибудь французского кантона портрет Николя Саркози или в магистрате немецкого городка изображение Ангелы Меркель. Американцы любят поднимать национальный флаг на каждой лужайке, но держать у себя дома портрет Буша… избави бог! Зато всем известно и обратное восприятие политического лидера в качестве национального символа. Это покойный Туркмен-баши, который довел собственное сакрализацию до абсурда. На постсоветском пространстве нигде не наблюдалось такого обожествления лидера, как в Туркмении: гигантские статуи, портреты на денежных знаках всех достоинств, «Рухнама» как Главная книга каждого туркмена, переименованные названия месяцев… Сегодня там повсеместно свергают недавнего кумира. Все эти события происходят настолько сжато во времени, что выглядят карикатурой для стороннего наблюдателя.
Современные социопсихологии Серж Московичи и Габриэль Тард, которые глубоко исследовали феномен театральности образа вождя в восприятии масс, ответили на поставленные вопросы очень убедительно. Есть смысл процитировать несколько абзацев из их статьи: «Логика существования массы следует простой схеме: вождь задает образец, который тут же подхватывается, имитируется, распространяется. Исключительно важную роль здесь играют средства массовой информации, особенно современные. В результате происходит стереотипизация восприятия тысяч и даже миллионов людей. Возникает единообразие мыслей, чувств и убеждений, ассоциированных с портретным образом вождя. Вождю важно обладать интуитивным умением эмоционального воздействия на массы. Эмоции, как известно, редко вызываются теоретическими рассуждениями. Легче всего их возбудить, если поразить воображение. Управлять массой - значит управлять ее воображением. Речь, таким образом, идет об искусстве любым способом производить впечатление. И самые верные средства здесь - наглядность, театрализация, яркость, живость, образность, близость узнавания. Существуют три основные стратегии, вызывающие эмоциональный отклик у масс: театрализация, ритуал, пропаганда или коллективное внушение. Процесс массового воздействия осуществляется обычно в местах, где может разместиться значительное количество людей: на площадях, стадионах, во дворцах, соборах и т.д. Места эти соответствующим образом оформляются с помощью символов, наглядных и звуковых. В ход идут знамена, портреты, аллегорические изображения, например, серпа и молота, свастики и тому подобное, песни, музыка, марши.
Нередко используются лозунги, в которых толпа прославляет сама себя и своих вождей, например: «Да здравствует советский народ!», что можно прочесть и так: «Да здравствуем мы!», «Слава КПСС!», раздаются призывы.
Кроме того, применяются церемониальные, ритуальные действия: парады, демонстрации, шествия, митинги, хореография масс, когда создаются изображения, надписи, фигуры из людей. Наконец, выход вождя обставляется как апофеоз происходящего, высшая точка экстаза. Перевозбуждение и эмоциональная неустойчивость масс, в свою очередь, являются причиной исключительного легковерия. Массы легко впадают в состояние, сродни наркотическому или гипнотическому, отчего повышается их внушаемость. В этом состоянии они верят абсолютно всему и, соответственно, совершают все, что им приказывают. Люди начинают пребывать в мире иллюзий, коллективных галлюцинаций, воображения, грез. Все это облегчает возможность обмана и, что более важно, самообмана масс. Толпа не умеет критически мыслить, не в состоянии анализировать свой собственный опыт, а значит, и извлекать уроки из прошлого. Поэтому массу можно обманывать бесконечно, причем одними и теми же обещаниями. Делать это тем более легко, что массы сами этого жаждут. Массы хотят, чтоб им льстили, говорили комплименты, возвеличивали их и сулили несбыточные вещи - одним словом, чтобы их обманывали. И в этом еще одно их сходство с женщинами. Обманывать можно того, кто хочет быть обманутым, кто имеет в этом потребность и постоянно прибегает к самообману. «Если толпа просит луну с неба, - саркастически замечает Г. Лебон, - то необходимо ей ее пообещать». Как видим, путь к обману масс лежит через их самообман. Никколо Макиавелли тонко подметил, что подчинить толпу - это значит ввести ее в заблуждение, обмануть; пытаться же ее образумить - значит стать ее жертвой». Портрет Президента в офисе частной фирмы - ностальгия по твердой руке и политической стабильности. Это тоска по эпохе, когда личная гражданская ответственность была растворена в коллективной воле, управляемой вождями. Это желание обрести предсказуемый завтрашний день, не прикладывая к этому никаких личностных усилий. 7 ноября 2007 года в Киеве прошла акция, под эгидой Всеукраинской молодежной общественной организации «Национальный альянс». Мероприятие было приурочено к 90-летию Великой октябрьской социалистической революции. Это было театрализованное представление на Михайловской площади. Сценарий простой: разрушение символической стены преступлений коммунизма и сожжение коммунистических символов. Лидер киевского центра «Нацальянса» Младена Качурец, заявила в интервью корреспонденту одной из центральных газет: «Будем хоронить портреты Ленина, Сталина, коммунистических вождей Украины: Хрущева, Косиора, тех, кто был причастен к Голодомору в Украине. Кроме того, в ходе акции предусматриваются минута молчания в честь памяти жертв Голодомора, выступление представителей общественных организаций и пеший поход к офису коммунистов. Этот поход станет своеобразной «похоронной процессией». Мы планируем оставить коммунистам гроб с их символами под дверями их офиса». Круг замкнулся. Чем не туркменский сценарий? Мы театрализовано похоронили портреты старых вождей. Настало время рисовать новые…

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность