Юрий Гайсинский: «Мне говорили: проси $20 млн. у Абрамовича!»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1721 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1032)         

Побывавший в заложниках экс-прокурор Киевщины рассказал «Сегодня» все подробности похищения.

Похищенный и освобожденный в Париже экс-прокурор, известный украинский адвокат Юрий Гайсинский позавчера, в день возвращения в Киев, дал эксклюзивное интервью «Сегодня». Вот что он рассказал:

- В понедельник мы с Владимиром Воронцовым вместе отобедали, я переоделся, пошел гулять по Парижу. Потом договорились по телефону встретиться у гостиницы. Воронцов сказал, что служащий нашего отеля предложил нам поужинать в каком-то хорошем ресторане (не в отеле). Я согласился. Узнали, что этот служащий заказал нам столик на 20 часов. Оставалось с полчаса, надо было переодеться. Поднялись в номера, надели вечерние костюмы и вышли ко входу. Там стоял черный «Мерседес», и водитель приветственно нам помахал, мол, садитесь.

Мы сели на заднее сиденье, я - справа, Воронцов - слева. Переднее пассажирское сиденье было свободно. Водитель, парень лет 30, сказал «ОК!», и мы поехали. Заехали на какую-то узкую улочку, водитель говорит, мол, тут рестораны справа и слева, вам какой? Мы стали смотреть по сторонам, и тут в салон ворвались двое вооруженных мужчин, в надвинутых на брови спортивных шапочках. Рядом со мной плюхнулся здоровенный парень и ткнул в меня пистолетом. Второй упал на переднее сиденье и приставил ствол к виску водителя. В это время, вижу, открывается задняя левая дверца, Воронцов выскакивает из машины и куда-то бежит! А спустя пару секунд на его место ввалился третий бандит. И тоже упер мне в бок пистолет, мол, не двигайся, а то застрелю!

Все они, по моим дальнейшим наблюдениям, были кавказцами, говорили со мной по-русски, но с жутким акцентом. Определить, грузины, армяне, чеченцы или кто-то еще, я не могу. И в лицо из-за шапочек опознать их трудно. На каком-то языке они что-то скомандовали водителю и мы поехали. Язык опознать тоже не могу, точно не общеизвестный, типа английского, французского, немецкого, испанского, иврита или идиш, какого-то славянского...

Пока ехали, бандиты дали мне мой же телефон (а до того меня обыскали, забрали паспорт, деньги - около 2000 евро, кредитную карточку, причем ее почему-то сломали и выкинули, мобильник, который после разговора с женой тоже выбросили). И велели звонить жене, говорить ей, что на меня поступил заказ - убить! Но похитители, мол, делают жест доброй воли и предлагают меня оставить в живых, но требуют за мою жизнь выкуп - 20 млн долларов. Правда, жена от волнения (как позже мне рассказала) не услыхала сумму и решила, что меня задержали... жандармы! Ну, ее состояние можно понять... Еще велели сказать, чтобы жена связалась зачем-то с «криминальным миром». Тут она поняла, что я говорю под принуждением, поскольку такие слова не из моего лексикона. Это все было часов в 8 вечера.

Тем временем машина мчалась куда-то на скорости, как мне показалось, километров 150 в час. Через какое-то время выехали, наверное, из Парижа, потому что я успел заметить указатели на Лион и Фонтенбло (а вообще-то при приближении дорожных знаков мне закрывали глаза рукой). Позже вообще закрыли глаза куском черной материи, соорудив нечто вроде шапочки. Так что куда ехали, не видел.

Так ехали достаточно долго. Когда прибыли, меня вывели за руки из машины и я заметил, что зашли в какой-то большой гараж (я мог видеть только то, что внизу, на уровне обуви). Вели двое, но те ли, кто со мной ехал, или другие, я не знаю. Не знаю и того, был ли с ними заодно водитель. Он остался в машине, больше я его не видел.

Зашли в какую-то комнату справа от входа. Там с меня сняли «шапку», я сразу увидел часы (мои тоже забрали) - было 23 часа, так что ехали достаточно долго. Думаю, что это уже был не Париж, хотя, конечно, могли кружить два-три часа и по городу. В комнате, кроме меня, были еще четверо бандитов (трое - вооруженных), чернявые парни лет по 30, тоже в шапочках (но другие, тех, кто меня захватывал, не было).

Посадили меня на диван, дали в руки телефон и сказали: «Звони Роману Абрамовичу, хозяину «Челси», пусть он поможет собрать за тебя выкуп». Я отвечаю, что не знаком с Абрамовичем, видел его только по телевизору. Они: мол, ты не понимаешь своего положения, звони, а то хуже будет. И матом... Правда, матерились без злобы, не оскорбляя и не унижая меня, тем более не били. Видя, что Абрамовичу я не звоню ( я и впрямь понятия не имею о его номере телефона), велели звонить «кому угодно из влиятельных людей, которые могут тебя спасти» (готовых заплатить за меня выкуп в 20 млн. долларов). Я ответил, что не знаю таких, постепенно они отстали.

Спали мы в той же комнатке. Мне отдали диван (хотя он был разве что для подростков). А сами устроились - двое за письменным столом и двое в креслах. Спали они по очереди - двое спят, двое на меня смотрят. Я тоже спал вполглаза, скорее, на короткое время забывался. К тому же было очень холодно. Я был в достаточно теплой куртке и костюме, бандиты - тоже в куртках и спортивных костюмах или джинсах. Но это не сильно спасало.

Утром пришел еще один бандит (по-моему, тот, что сидел слева от меня в машине, упирая в мой бок пистолет). Спросил, мол, кто такой Гена? Я ответил, что, может, он имеет в виду моего зятя Геннадия Кернеса? Он: да. Давай, мол, его номер телефона. Я помню его наизусть, потому назвал. Дал также телефоны жены и дочери. Но, как выяснилось позже, звонили они только зятю... Весь вторник мы просидели в этой комнатке. В туалет водили, надевая мне на голову какой-то бумажный колпак.

Пить можно было вволю, кипятили чай, а также в комнате было несколько полуторалитровых бутылок хорошей воды. А покормили первый раз часа в два дня - откуда-то привезли отличные, горячие бутерброды с мясом. Я поначалу отказался, но они стали уговаривать, мол, да поешь, на нас не обижайся, ты пойми, у нас работа такая... На самом деле я был голоден, не ел уже почти сутки, так что в итоге согласился.

Около полуночи на меня опять надели колпак и вывели наружу, где посадили на заднее сиденье машины (но в щелочку внизу я видел, что это уже не Мерседес, в котором меня похитили, сиденья другие). По бокам сели бандиты и поехали... На сей раз ехали с полчаса. Вывели, поднялись по винтовой лестнице на второй этаж, там в комнате сняли колпак. Я огляделся: комната метров 15-20 квадратных, есть холодильник, газовая плита с большой и малой конфорками, и микроволновка. Справа от входа - туалет (унитаз, умывальник, душ).

Бандиты, слава Богу, попались чистоплотные, сами регулярно мылись и мне позволяли, привезли мне комплекты белья, носки... Трижды в день в комнате делали влажную уборку. Но вот курили они, все четверо, просто зверски (я-то не курящий)! Хотя и Мальборо, а не Приму или самосад смолили, но дышать нечем было от дыма (окна-то, закрытые ставнями, вообще не открывали). Спросил их, чего так много курят, ответили: нервничаем... Спали так: мне отдали раскладной диван (с простынями, как положено), сами устроились на большом надувном матрасе и двух напольных лежаках.

Там я находился вплоть до воскресного утра. Событий было мало, разве что бандиты продолжали настаивать на звонкам олигархам... Я, разумеется, не звонил. Бандиты угрожали, намекали на возможные пытки, вроде иголок под ногти, но это были только слова. Однако вечером в пятницу ситуация почему-то резко изменилась. Бандиты спрятали пистолеты, стали обращаться со мной гораздо мягче. Про выкуп уже и не заикались. А в ночь с субботы на воскресенье (около полуночи) и вовсе объявили: мол, благодаря какому-то другу Воронцова, который ходатайствовал за меня, решено меня освободить!

Чтобы закончить рассказ о «второй тюрьме», скажу, что кормили там так же однообразно: бутерброды или пицца. Потом я не выдержал, заявил, что не могу без овощей и фруктов. Тогда привезли яблоки...

ВОРОНЦОВ: «МЕНЯ ДЕРЖАЛИ В ПОДВАЛЕ». Радио, телевизора там не имелось, читать тоже нечего было. Как-то я попросил Библию на русском языке, но и ее не получил. То есть несколько дней я либо сидел на своем диване, либо лежал, иногда ходил по комнате. Тоскливо было... Но спал я эти ночи хорошо, нервы у меня крепкие. И я убедил себя, что бандиты должны беречь меня, потому что я имею для них ценность живой и здоровый. Если, конечно, все это не игра и от меня не хотят на деле чего-то другого, а не выкуп. Когда убедил себя, что меня не тронут, стало легче. Хотя, были, конечно, и черные мысли... Но в субботу я понял, что-то у них не клеится и воспрянул духом.

Утром в воскресенье приехал еще один бандит, велел мне одеваться. Вывели с колпаком, посадили в машину, но рядом сидел лишь один. И один плюс водитель - впереди. По дороге вели такие разговоры: мол, мы же тебя не трогали, правда!? Ты на нас не обижаешься, да!? Ты же нас в ментовку (так и говорили, не в полицию) не сдашь!?

Въехали в город, они говорят, мол, ты же знаешь, где твой отель, скажешь таксисту? Я отвечаю, что знаю, но у меня совершенно нет денег, вы же все забрали... Они дали мне 300 евро (а забрали, помните, 2000). И показали (сняв с меня колпак): вон стоит такси, иди туда и не оборачивайся. Приедешь в отель, там тебя будет ждать твой друг (Воронцов), у него твой паспорт и вообще он знает, что делать дальше. С этими словами меня выпустили и я пошел к такси. Назвал отель на улице Риволи и поехали туда.

Приехал в отель около полудня, походил по холлу (номер у меня был заказан всего на 4 дня, уже сроки прошли), никого нет. Поскольку был голодный, решил перекусить, сел в ресторане. Заказал, ем, и тут подходит Воронцов. Мы обнялись, стали расспрашивать друг друга. Я говорю: вы же убежали, спаслись? Он: нет, там сзади еще было две машины с бандитами, меня схватили, увезли и держали все это время в подвале, только что выпустили. Денег якобы с него не требовали. Я говорю, дескать, а мне сказали, что вы как-то с бандитами рассчитались, что ваш какой-то друг способствовал моему освобождению. Он: это отдельный разговор, потом...

Пока мы с ним разговаривали (паспорт Воронцов мне в самом деле отдал), к нам подошли двое мужчин лет 40, почти двухметрового роста и с очень характерными физиономиями, точно, как у наших оперов угрозыска. Представились, мол, полиция, показали удостоверения. «Мистер Гайсинский и мистер Воронцов?» «Да». «Поехали с нами». (Позже я узнал, что это были представители лучшей группы криминальной полиции Парижа по освобождению заложников, розыску убийц и пр. Они работали по «моему» делу четверо суток).

ПОЛИЦИЯ: «ОН НЕ ОТВЕТИЛ НА ВСЕ НАШИ ВОПРОСЫ». Привезли нас в центральный офис полиции Парижа, завели сначала в кабинет к комиссару полиции - миловидной женщине. Подождали переводчицу (кстати, украинку) и начался 6 -7 часовой допрос. (Нас Воронцовым сразу развели по разным кабинетам и допрашивали раздельно). Очень подробно расспрашивали об оружии похитителей, определили, что, в частности, у одного был австрийский 16-зарядный «Глок» (бандит им все время игрался, то вынимая обойму, то вставляя).

В конце концов сфотографировали меня, сняли отпечатки пальцев, вернули мои вещи, полученные в гостинице, и отпустили. Я, конечно, поинтересовался, впервые ли произошло такое похищение, как мое? Нет, говорят, не первый случай. А раскрывали? Ну, однажды тоже удалось освободить заложника живым. Но чаще находили трупы... А комиссар рассказала, как, собственно, удалось меня освободить.

Оказалось, пока искали меня, задержали какого-то криминального авторитета, тоже кавказца. В обмен на какие-то поблажки со стороны полиции он пообещал, что найдет меня. И нашел. Видимо, как-то по своим каналам вышел на «моих» бандитов и договорился, чтобы меня отпустили.

После допроса у входа в полицию меня уже ждали французские адвокаты, которых нанял мой зять Геннадий Кернес. Они отвезли меня в отель (уже другой, номер заказали на чужую фамилию, чтобы никто не знал, где я). На другой день с одним из адвокатов мы поехали в знаменитый «Госпиталь Отель Дью» возле Собора Парижской Богоматери (слева). Это на самом деле не отель, а то, что у нас называют «судебно-медицинской экспертизой». Там освидетельствовали меня на предмет каких-либо следов на теле. Жалоб у меня не было, ничего не нашли. Потом поехали в полицию, там мне показали видео и фото разных подозрительных элементов. Но я никого не опознал. На этом, собственно, все закончилось. Я переночевал еще ночь в отеле и в среду улетел в Киев.

А как было с Воронцовым во время похищения и после, я не знаю. Ведь меня-то после допроса отпустили, а Воронцова - нет! Его арестовали... Я об этом узнал после допроса, когда собрался выходить. Спросил о Воронцове, а комиссар мне ответила, что он арестован. Мол, есть на это разрешение судьи, прокурора, все по закону. Я спросил, в чем его подозревают, ответили, мол, он сам знает... Но мне не рассказали. Единственное, добавили, мол, вы на все вопросы ответили, а он - нет...

«МНЕ НЕ ОЧЕНЬ ЯСНО, ЧТО БЫЛО С ВОРОНЦОВЫМ ПОСЛЕ ЕГО ПОБЕГА»

- Зачем вы летали с Воронцовым в Париж?

- Это была деловая поездка для заключения бизнес-контракта. Я обеспечивал юридическое сопровождение сделки. Это не первый такой случай, отношения «адвокат-клиент» у нас с Воронцовым продолжаются больше года.

- Какой бизнес у Воронцова?

- Насколько я знаю, поставка металлоконструкций. В этот раз, с его слов, речь шла о возможных договорах на поставку металлоконструкций для создания саркофага на ЧАЭС в рамках некоего французского проекта. В переговорах, якобы, должны были также участвовать два поляка. Но до переговоров дело не дошло. Мы прилетели в воскресенье, 23 ноября, а переговоры должны были начаться во вторник. Но в понедельник меня похитили...

- Что скажете о версиях вашего похищения, выдвинутых в СМИ? Например, что оно могло быть связано с аферой Шахова-Волконского? Или с «пленками Мельниченко»?

- Относительно Волконского - просто бред. Я его не знаю, об «Элита-Центре» только по телевизору слышал. Вообще, я никогда никого не «кидал», меня обманывали, это было... А вот что касается Мельниченко, то, правда, он ко мне обратился, предложил, как адвокату и главе юридической фирмы, оказывать ему юридическую помощь во время официальной передачи оригиналов «пленок», которая будет производиться в США. Мы не заключили письменный договор, но это не обязательно, по закону, достаточно и устной договоренности.

- Так вы договорились?

- Да. Но какое это может иметь отношение к моему похищению? На мой взгляд, никакого. Хотя Мельниченко, когда я согласился, спросил, не боюсь ли я? Я ответил, что давно никого и ничего не боюсь. Это было примерно месяц назад.

- А что скажете о версии, по которой вы фрахтовали корабли для российского торговца оружием Виктора Бута?

- Мне, конечно, льстит, что я такой крутой, могу фрахтовать корабли для перевозки оружия... И звоню напрямую по ночам Абрамовичу... Но все это полный бред. Говорят, что Воронцов знал Бута - может, это и так, мне неведомо.

- А у вас зародились теперь подозрения относительно Воронцова?

- Ну какие подозрения? Мы оба попали в нехорошую ситуацию... Единственное, мне не очень ясно, что с ним было после того, как он выскочил из машины. Я думал, он убежал, он говорит - нет...

- Не мог ли он сам и организовать ваше похищение? Как вам такая версия?

- Как версия, она тоже имеет право на жизнь. И меня могут подозревать в чем угодно, и его, и вас... Но если это, гипотетически, и так, то не пойму, зачем это могло бы ему понадобиться.

- Может, он вам задолжал гонорар и не хочет платить?

- Ну, на это вопрос нельзя отвечать, неэтично. Это коммерческая тайна.

- У кого, кроме вас, требовали выкуп за вас похитители?

- В среду Геннадию Кернесу звонил человек с кавказским акцентом и требовал выкуп в 20 млн долларов. Но я думаю, что похитители и не рассчитывали на самом деле получить эту фантастическую сумму, мне кажется, цели у них были иные. Какие - я пока не знаю. Но, если честно, кое-что я сейчас не договариваю, касающееся моих размышлений о случившемся. Не все пока можно обнародовать...

- В Интернете появились сообщения, будто двое из ваших похитителей задержаны. Правда?

- Мне об этом ничего не известно. На момент моего общения с полицией задержанных не было (это был вечер вторника). Может, позже и взяли кого-то...

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность