В ПОИСКАХ ВЕЛИКОГО ПРОШЛОГО

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1470 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(882)         

«… Отдаленные рубежи восточных провинций продолжают удерживаться немногими силами когорт I Италийского, XI Клавдиева и V Македонского легионов. В распоряжении претора Луция Фабия Варрона находятся четыре гарнизона с 3000 легионеров.

Южная граница Дакии отодвинута за реку Истр на четыре дневных перехода и вплотную подошла к землям воинственных племен. Солдаты из местных варваров плохо обучены и не знают военной дисциплины. Распыленные гарнизоны не в состоянии противостоять агрессивному натиску … Cенату придется смириться с потерей Транснистрии…».

Прокопий Кесарийский «Готские войны»

- Вот и все. - Яков Соломонович Фидлер закрыл потрепанный университетский учебник и посмотрел сквозь очки на жандармского пристава. - Даже римляне не смогли удержать эту варварскую провинцию, а у вас, румын, кишка тонка...
- Как знать, как знать. - Жандарм тяжело поднялся с кресла, неторопливо раскурил сигару. - Все зависит от немцев. Скоро вермахт войдет в Москву и окончательно утвердит новую географию мира. Транснистрия станет нашей. Через двадцать лет она будет окончательно романизирована. Земли отдадут колонистам, инородцев выселят…

- В концлагеря?

- Это реальность, Яков. - Пристав закрыл окно и повернулся к собеседнику. - Все завоеватели хотят удержать новые территории. На окраинах нужны законопослушные люди. Сегодня ты останешься в управе, переночуешь у меня. Завтра, в семь утра, последняя ревизия в селе…

- Опять облава?! В Варваровке уже не осталось евреев…

- Остались. Мне донесли, что они прячутся за элеватором.

Наследники великой империи

Диалог жандармского пристава из Варваровки Григориу Мутянэ и учителя сельской школы Якова Фидлера - не художественный вымысел автора. Он взят из мемуаров бывшего жандарма, которые опубликованы в книге: Alexander Dallin. Odessa, 1941-1944: A Case Study of Soviet Territory Under Foreign Rule, переведенной на русский язык в 2006 году. Любопытная история встречи двух однокашников, выпускников факультета естественных наук высшей политехнической школы г. Тимишоара. Бывшие студенты встретились на окраине оккупированного Николаева в Варваровке.

Именно здесь, через западную околицу села, в 1941 году проходила граница великого рейха и румынской провинции Транснистрии. Эта провинция была образована в соответствии с немецко-румынским соглашением, подписанным в Бендерах 30 августа 1941 года. По договору территория между Южным Бугом и Днестром, включающая части Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережную часть Молдавии, переходила под юрисдикцию и управление Румынии. Губернатором этой громадной территории был назначен профессор Георге Алексяну - в прошлом преподаватель и доктор философии Бухарестского университета.

Новый администратор быстро стал формировать вертикаль гражданской администрации из своих знакомых - бывших румынских преподавателей и студентов. Транснистрия была поделена на 13 уездов. Известно, что преторами (главами гражданской администрации) в Очаковском и Березовском уездах были бывшие аспиранты профессора Рудольф Сараскяну и Модест Заркул. Жандармский пристав из Варваровки Григориу Мутянэ в свое время имел статус вольнослушателя университета и посещал лекции профессора Алексяну. Именно он подбил губернатора на авантюру, которая помогла сохранить жизнь двум десяткам варваровских евреев.

Дело в том, что историческая хронология румынского национализма гораздо скромнее ее немецкого аналога. Немцы тянули свою этническую родословную от древних ариев, румыны же причисляли себя к потомкам легендарных римских легионеров, которые несли «свет цивилизации в темный варварский мир».

Транснистрия, по мнению маршала Иона Антонеску, исконно румынская земля. Здесь когда-то стояли римские легионы, которые охраняли восточные границы империи. По его доктрине, границы румынской державы должны простираться далеко на Восток. Одесса в будущем становилась столицей вассального края.

Германские нацисты тратили кучу денег и снаряжали экспедиции в далекий Тибет, чтобы обнаружить остатки арийской ойкумены. Румыны хотели добыть исторические доказательства своего древнего присутствия в Северном Причерноморье бесплатно… на Николаевщине.

Кладбище легиона

Скромный учитель Варваровской школы Яков Фидлер рассказал бывшему однокашнику о римской эпохе в Транснистрии. По его словам, натиск варварских племен на эту пограничную провинцию римляне сдерживали небольшими силами. Третья когорта I Италийского легиона располагалась в Ольвии, вторая когорта XI Клавдиева легиона - в Тире (современный г. Белгород-Днестровский) и две когорты V Македонского легиона основали свой лагерь в районе Малой Коренихи. Всего 3000 солдат обороняли громадную территорию от Балкан до Приазовья.

- Постой, постой… Малая Корениха - это же у нас под боком. - Пристав заволновался и вытащил еще сигару. - Ты можешь указать это место?

- Конечно, могу, весной я провожу там занятия с учениками.

Григориу Мутянэ созвонился с губернатором и получил «добро» на археологические раскопки римского лагеря вблизи Малой Коренихи. Нужно было набрать рабочих и срочно начинать копать. Однако возникли сложности. Фидлер наотрез отказался работать с румынскими солдатами-штрафниками. Он выдвинул три условия: питание, обмундирование и жилье обеспечивают румынские власти, состав экспедиции он формирует сам и сам же отвечает за обработку и систематизацию находок.
Через день жандарму был представлен список членов экспедиции из двадцати двух фамилий. Все - варваровские евреи. Все давно уже депортированы в концлагеря Голты, Кривого Озера и Доманевки. В селе не осталось ни одной еврейской семьи.

Через шестьдесят лет Мутянэ будет вспоминать о том, сколько ему понадобилось усилий, чтобы вытащить всех людей из гетто. Четверых забрать не удалось. Они к тому времени были уже расстреляны. Фидлеру пришлось добавить в список новые фамилии. Археологи приступили к работе 7 октября 1941 года.

Никаких письменных отчетов этой экспедиции до нас не дошло. О ее работе мы узнаем со слов Григориу Мутянэ. Экспедиция наткнулась на оборонительный ров и раскопала фундамент западных ворот римского лагеря. Находок мало. Остатки керамики, пяточные камни от деревянных колонн, кости животных и несколько зернотерок.

Жандармский пристав нервничает. Из Бухареста приехал профессор-антрополог, чтобы по человеческим костякам сделать вывод об этнической принадлежности римских легионеров к румынским предкам - дакам. А костяков по-прежнему нет.
Раскоп охраняет отделение румынских солдат. Весь рабочий день они дежурят по периметру поля. Евреи не торопятся. Они знают, что после экспедиции снова окажутся в лагере. Работа движется медленно…

Наступила зима. В дождь и слякоть копать нельзя. Вскрыто уже более 200 квадратных метров. Обнаружены орнаментированные псалии (часть конской упряжи), металлические обкладки щита, бронзовый наушник шлема. Умерших легионеров нет.

Весной 1942 года Мутянэ закатывает Фидлеру истерику: «Если до лета не будет результатов, все отправятся в лагерь». Угроза подействовала. В июне экспедиция перебирается в район Дидовой Хаты (современный поворот шоссейной дороги на Радсад) и пытается обнаружить римский некрополь.

Яков Соломонович Фидлер рассуждал здраво. Если V Македонский легион находился в Транснистрии 60 лет, значит, у него должно быть свое кладбище. Солдаты погибали в стычках, умирали от ран и старости. Средняя продолжительность жизни римского легионера - всего 24 года.

Поиски некрополя затягиваются до осени. Жандармский пристав кипит, но… ждет результатов. 23 ноября нашли пятно древнего захоронения, раскопали яму до материка - пустое погребение. «Кенотаф, - объясняет Фидлер своему однокурснику, - этот легионер погиб в стычке. Его тело не смогли привезти в лагерь, но обряд захоронения совершили. Мы на верном пути…». Опять зима, опять ожидание до весны.

24 мая 1943 года. Нашли! Нашли костяк взрослого мужчины, но… без черепа. Покойника зарыли без головы. Сопровождающий погребальный инвентарь - бронзовые обкладки щита и ножен, в ногах лежит керамическая фляга легионера.
Кости отдали антропологу. Нужен срочно череп, чтобы определить этническую принадлежность, а черепа нет. Работы продолжаются в ускоренном темпе. Вновь осень и затем ранняя зима 1943-1944 года. 11 декабря утром караульная вахта не обнаружила в крестьянских хатах экспедицию. Ночью все еврейские археологи ушли навстречу приближающемуся фронту. Расовая теория румынских националистов лишилась материальных доказательств.

Провинция-химера

Транснистрия - первая римская провинция, которую империя в IV веке н.э. отдала без боя. Легионеры под натиском кочевников организованно поднялись и ушли оборонять Фракию, которая была воротами на Италийский полуостров. Территория за Истром (Днестром) просуществовала в составе римского государства всего 70 лет.

В двадцатом веке Ион Антонеску попытался возродить государственную химеру. Итог печален: Транснистрия осталась в памяти человечества кровавым символом Холокоста. В 48 концентрационных лагерях и гетто было уничтожено 250 000 евреев. Румынские нацисты только в Одессе сожгли живьем 20 000 человек. Заживо евреев сжигали в Березовке, Богдановке, Дальнике и Голте. Румынская Транснистрия - родина географического топонима «Холокост» (от греческого holocaustos - сожженный целиком).

Румынские войска не стали оборонять провинцию. В отличие от римских легионов они беспорядочно бежали с фронта до самого Плоешти. Через три месяца Румыния выйдет из войны и вступит в состав антигитлеровской коалиции. Политики забудут cвой националистический бред и престанут провозглашать свою страну правопреемницей Римской империи.

Идея провинции-химеры оживет только с распадом СССР, когда молдавские националисты начнут выступать за вхождение Молдавии на правах автономии в Румынскую республику. Но это уже другая история.

еще о истории можно прочитать на сайте Чуматский шлях

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность