Убить надоевших родителей и стать богатым и свободным?..

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1176 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(705)         

В свое время этот случай широко освещала донецкая пресса. В декабре 2005 года в своем доме были убиты супруги Шапченко. Но шок вызвал не только сам факт жестокого преступления и его ужасающие обстоятельства, но и личности задержанных убийц. Одним из обвиняемых оказался 20-летний сын погибших Георгий. Окончательная точка в этом уголовном деле была поставлена совсем недавно и теперь мы можем рассказать, чем закончилась эта история.

Куда они исчезли?

Все началось с заявления, которое в конце декабря 2005 года принес в Калининский райотдел милиции г. Донецка Георгий Шапченко. Из написанного студентом-старшекурсником престижного университета следовало, что его родители - Алексей Владимирович и Евгения Георгиевна - куда-то исчезли. Поэтому, встревоженный отсутствием матери и отца, любящий сын и обратился к правоохранителям. Те, естественно, выехали по месту жительства Шапченко.

Сотрудники милиции обратили внимание на то, что пропавшие были людьми довольно состоятельными, как принято говорить: «Дом - полная чаша». Размеры и комфорт самого жилища, и его убранство, и дорогая иномарка в просторном гараже, и уровень материального обеспечения - все свидетельствовало о хорошем достатке.

На момент осмотра в доме было как-то слишком уж прибрано, такое впечатление, что в комнатах долго и тщательно наводили идеальный порядок. С чего бы это? И у сыщиков практически сразу стали появляться зацепки. И материальные - замытые следы бурого цвета (напоминали пятна крови) на мебели, и, скажем так, психологического плана.

Само поведение юноши-заявителя наводило на определенные размышления. Он поочередно выдвигал различные версии пропажи родителей, которые лопались одна за другой. Со временем число нестыковок в показаниях Георгия стало просто критическим. Поначалу парень отрицал какую-либо причастность к исчезновению отца и матери, но, в конце концов, припертый к стенке изобличающими аргументами и фактами, согласился сказать правду.

Отцы и дети

Говоря языком протокольным, у Георгия сложились неприязненные отношения с родителями. Парня раздражала совершенно неоправданная, на его взгляд, опека - взрослые вроде бы диктовали: с кем дружить, куда ходить, как отдыхать, какую профессию следует избрать в будущем и т.д. Во время следствия и суда свидетели подтверждали: действительно, супруги Шапченко держали своего единственного отпрыска в весьма строгих рамках.

Как-то раз, занимаясь в спортивном зале университета, Шапченко-младший познакомился со своим ровесником-студентом Василием Геращенко. Последний был по своей натуре не лишен лидерских качеств, а потому произошла закономерная, в общем-то, вещь: Георгий, не имевший серьезного жизненного опыта, легко попал под влияние нового приятеля. Вскоре выяснилось, что тот не лишен не только лидерских, но и криминальных задатков - он стал предлагать Георгию совершать нападения на небольшие торговые точки! Правда, планам этим не суждено было сбыться, по крайней мере, следствие таких фактов не выявило. Хотя теперь однозначно и не скажешь - хорошо или плохо, что намечавшееся воплотилось в жизнь. Ведь вполне вероятно, что после какого-нибудь разбоя доморощенные гангстеры, учитывая их недальновидность и неопытность, угодили бы в руки милиции. Увы, получилось так, что молодые люди реализовали более жуткий и кровавый сценарий, чем банальный налет на уличный ларек.

Кстати, после знакомства Шапченко с Геращенко круг приятелей у Георгия расширился. Василий познакомил его со своими товарищами - студентом Русланом Романченко и другом детства Филиппом Моспаном. Забегая немного вперед, скажу, что впоследствии эти молодые люди приняли самое активное участие в семейно-криминальной драме.

Не удивительно, что при достаточно доверительных отношениях парней, Василий знал не только о семейных трениях Георгия с родителями, но и о немалых деньгах и дорогих золотых изделиях, которые хранились в их доме.

К концу 2005 года недовольство Георгия взрослыми достигло такой степени, что на предложение Геращенко разрешить извечный спор «отцов и детей» путем убийства, он ответил согласием. Приятелям даже не пришлось искать оружие. Охотничий карабин «Сайга» на вполне легальных основаниях хранился в доме Шапченко. Дата убийства была запланирована на 27 декабря, а еще двоих вероятных участников предстоящего жестокого действа - Романченко и Моспана - решили ввести в курс дела только в день совершения преступления.

Все прошло по плану

Как и было спланировано, днем Василий Геращенко встретился с Моспаном, передал ему пакет, в котором находились газовые баллончики, медицинские перчатки, другое снаряжение. Ближе к вечеру к двум приятелям присоединился Романченко. Троица прибыла на место, а после телефонного звонка Георгия Шапченко, который оповестил сообщников об отсутствии родителей, парни зашли в дом. Там Геращенко распределил роли, раздал газовые баллончики и прутья. Сам «режиссер» вооружился более основательно: Шапченко-младший вручил ему отцовский карабин «Сайга».

В половине восьмого вечера ничего не подозревающие супруги заехали во двор. Пока глава семьи ставил авто в гараж, Евгения Георгиевна направилась в дом. Ну а дальше начался тот самый ужас, который разделил жизнь участников кровавого «представления» на извечные До и После.

Моспан напал на женщину, брызнул ей в лицо из газового баллончика, а Романченко затолкал в кабинет, стал бить руками, ногами и металлическим прутом. Затем жертву связали веревкой и скотчем.

Когда в дом вошел ничего не подозревающий глава семейства, настала и его очередь. Но струя из баллончика мужчину «не взяла», он оказал активное сопротивление и вступил с нападавшими в борьбу. Тогда в ход был пущен металлический прут. Но даже он не «отключил» Алексея Владимировича, который продолжал отчаянно бороться. Точку в противостоянии поставил Геращенко, выстрелив в спину Шапченко-старшему из его же «Сайги». Смерть хозяина дома наступила на месте.

Трудно поверить, но сразу же после убийства «бригада» душегубов принялась хладнокровно делить найденную добычу - почти двадцать тысяч гривен и четыре тысячи долларов, находившиеся на тот момент в доме.

Далее приятели проявили свои способности в деле уничтожения улик: замыли кровавые следы в комнатах, собрали испачканные кровью вещи, предусмотрительно завернув в полиэтилен, погрузили в багажник хозяйской «Хонды» труп Шапченко-старшего и Евгению Георгиевну, которая в тот момент была еще жива!

Компания выехала за пределы Донецка, в Ясиноватский район, выбрасывая по дороге вещи со следами крови. У бетонной водосточной трубы, которая проходит под трассой «Мариуполь-Славянск», Геращенко добил женщину, выстрелив ей в голову из карабина. После этого уже два трупа спрятали в трубе, куда редко кто заглядывает.

Каждый был невиноват

Во время судебного заседания Георгий Шапченко заявил, что именно Геращенко был инициатором разбойного нападения на его родителей: причем, Василий обещал, что во время нападения никто не пострадает.

Сам Геращенко, в свою очередь, выставлял зачинщиком преступления Георгия. Дескать, он был так зол на отца и мать, что предложил совершить не только разбойное нападение на свою семью, но и убить самых родных людей. А за ружье он «схватился случайно», выстрел произвел в суматохе и непроизвольно. Да и женщину добивал не он, а ее непутевый сын. Если же послушать двух оставшихся участников истории - Моспана и Романченко, так они вообще были не при чем. Так, невольные очевидцы.

Впрочем, эти версии никак не стыковались с материалами, собранными следствием: ни с характером самого нападения, совершенного открыто, без масок и боязни быть опознанными (стало быть, в живых оставлять никого не собирались!), ни с последующим тщательным и продуманным уничтожением следов, ни с попыткой представить все, как внезапное исчезновение потерпевших и т.д.

Честно говоря, непонятно, на что вообще рассчитывали молодые люди. На то, что милиция не будет расследовать исчезновение супругов, формально ограничившись принятием заявления? На то, что родственники последних не станут инициировать поиски? На то, что после преступления начнется новая беспроблемная жизнь «золотой молодежи» с большими деньгами и двумя трупами за душой?

Судья Апелляционного суда Донецкой области Ростислав Герцик, председательствовавший на процессе, вспоминает, что подсудимые во время заседаний не скупились на слезы. Тот же Василий Геращенко даже не плакал, а рыдал! Но были это слезы раскаяния или просто жалость к самим себе - сказать трудно.

То, что Геращенко не был чужд криминал и до совершения двойного убийства, подтвердил обыск, проведенный в процессе расследования у него в квартире в Кировском районе г. Донецка. Там оперативники обнаружили более сотни патронов калибра 5,6 мм, восемь патронов калибра 7,62, а также специально изготовленную из лески с ручками удавку, ножи, маски-шапочки, макет гранаты

В ноябре 2006 года судья Ростислав Герцик огласил приговор. С каким чувством слушала его четверка молодых людей, находящихся в зале за решеткой, представить совсем нетрудно.

Георгий Шапченко и Василий Геращенко были приговорены к пожизненному лишению свободы, Руслан Романченко и Филипп Моспан должны провести в местах лишения свободы, соответственно, пятнадцать и четырнадцать лет.

Как водится, подсудимые сочли наказание неоправданно строгим и обжаловали приговор. Но Верховный Суд Украины, рассмотрев все обстоятельства дела, оставил вердикт Апелляционного суда Донецкой области без изменения. Недавно он вступил в законную силу.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность