Генпрокурор Медведько: «У нас выявляют коррупцию, только когда происходит смена правительства»

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1681 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1008)         

Президент Виктор Ющенко заявил, что возмущен бездеятельностью ГПУ и СБУ в сфере борьбы с коррупцией. Об этом он сказал на встрече с сопредседателями Межведомственной рабочей группы по противодействию коррупции - генпрокурором Александром Медведько и вр.и.о. главы СБУ Валентином Наливайченко.


Выслушать их отчет о проделанной работе президент отказался, обвинив в неспособности бороться с коррупцией, поскольку в отчете, который ему представили для ознакомления перед встречей, по его мнению, содержится «только иллюзия борьбы с коррупцией». В.Ющенко возмущен тем, что в прошлом году ни один коррупционер в правоохранительных органах, а особенно в судах, не был наказан. «Целая правоохранительная армия за год смогла выиграть только три дела», - сказал президент, заметив, что речь шла всего лишь о привлечении к административной ответственности. «Вы не можете двигать эти дела, вы не являетесь угрозой для коррупционеров, над вами партийные зонтики, политические зонтики, и вы думаете, что у вас алиби, чтобы жить бездеятельно», - подчеркнул Ющенко.


Он возмущен, что прокуратура и СБУ не смогли навести порядок в сфере земельных отношений, не способствовали выявлению коррупции в судах, других контролирующих органах, не проявляли инициативу по внесению изменений в законодательство о борьбе с коррупцией. В.Ющенко заметил, что вообще не видит никакого позитивного результата работы Межведомственной комиссии по противодействию коррупции, поэтому ее сопредседатели будут отчитываться не сейчас, а в феврале на общенациональном совещании по противодействию коррупции.


В целом соглашаясь с приведенными оценками президента, «ЗН» все-таки решило выслушать генерального прокурора А.Медведько и обратилось к нему с соответствующей просьбой.


- Александр Иванович, Генпро­куратура выполняет поручение президента Украины В.Ющен­ко, касающееся проверки заявлений о несанкционированном отборе газа?


- 12 января мы получили от президента поручение провести проверку насчет вероятного несанкционированного отбора газа Ук­раиной. Мы подключили к этой работе все правоохранительные органы: МВД, СБУ, а также налоговую и таможенную службы, ГлавКРУ, дали поручение прокурорам За­карпатской, Львовской, Черновиц­кой и Одесской областей, на террито­рии которых расположены газораспределительные станции. Мы получили от них ответы, что соответствующие проверки с выездом на места осуществлены. Были опрошены работники станций, осмотрены счетчики и т.п. В результате получили информацию о том, что факты несанкционированного отбора российского газа не установлены. Эта работа еще продолжается, и по ее окончании мы дадим ответы на все поставленные вопросы.

Получив поручение президента, мы проводили проверку не только в этом направлении, но и по расчетам предприятий за потребленный ими природный газ. Проверяем 120 предприятий с наибольшей задолженностью. Кроме того, мы проверяем и теплоснабжение, и поставку облгазами природного газа населению. По результатам проверки по состоянию на 20.01.09 к предприятиям-должникам заявлено 17 исков о взыскании задолженности на сумму около 22 млн. грн., внесено 180 актов прокурорского реагирования на устранение обнаруженных нарушений. Только по текущим результатам этой проверки реально возмещено 30 млн. грн.

Вообще топливно-энергетический комплекс находится в постоянном поле зрения прокуратуры, это наше приоритетное направление. В прошлом году мы возбудили 240 уголовных дел, подавляющее большинство которых передано в суд. По актам прокурорского реагирования около трех тысяч должностных лиц привлечены к разным видам ответственности, возмещено 630 млн. грн.

- А среди дел, которые вы расследовали в прошлом году, было хоть одно, связанное с несанкционированным отбором газа?


- Нет, не было ни одного.

- Премьер-министра Ю.Тимо­шен­ко обвинили в лоббировании интересов определенной компании по реэкспорту газа. Вы проверяете эту информацию?


- На днях мы получили письмо из секретариата президента о том, что, возможно, Ю.Тимошенко лоббирует интересы определенных предприятий в этом контексте. В ближайшее время мы обязательно проверим изложенную в нем информацию.

- В адрес президента также раздаются обвинения - из уст премьера, других политиков, а также экспертов, журналистов. Исследовала ли прокуратура вопросы о вероятной причастности к газовому бизнесу президента или его окружения?


- Это ведь не первое такое заяв­ление, и мы проверяли информацию и раньше, и сейчас. Татьяна Корнякова сегодня (21 января. - Ред.) доложила, что проверка осуществлена, связь Виктора Андрееви­ча лично или членов его семьи с газовыми сделками не установлена. Мы можем твердо сказать, что этого нет.

- А его окружение?


- Проверка по другим вопросам продолжается.

- А «РосУкрЭнерго» интересует Генеральную прокуратуру?


- Этот вопрос есть среди других, составляющих содержание нашей проверки.

- В 2006 году ГПУ изучала деятельность «Петрогаза»? Чем закончилось это расследование?


- Этот вопрос изучался, проверка проводилась, но решение в порядке статьи 97 КПК (поводы и основания для возбуждения уголовного дела) не принималось. Мы просто информировали руководство государства о том, что проверка проведена. Никаких таких материалов относительно «Петрогаза» у нас нет.

- Российская Счетная палата имеет основания изучать деятельность «РосУкрЭнерго», поскольку 50% в ней принадлежат «Газпрому», там есть государст­венные деньги. Действительно ли украинская Счетная палата проверяет деятельность «РосУкрЭнерго» и на каких основаниях - ведь это частная фирма, разве Счетная палата имеет соответствующие полномочия?


- Я считаю, что наша Счетная палата не может проверять частные предприятия. Ее дело - проверять использование бюджетных средств.

- Коллеги из России обращаются к вам за информационной или другой помощью в связи с исследованием деятельности «РосУкрЭнерго»?


- Коллеги из Генпрокуратуры РФ к нам не обращались, хотя мы общаемся и у нас очень хорошие отношения.

- Было заявление Ю.Тимошенко и руководителя российского «Газпрома» А.Миллера о том, что переговоры сорваны из-за вмешательства «РосУкрЭнер­го». Если это соответствует действительности, разве это не выглядит как угроза нацбезопасности, неотъемлемой составляющей которой является энергетическая безопасность?


- Знаете, это заявление премьер-министра носит скорее политический характер. Я считаю, что такие заявления - это политика, и нам туда вмешиваться не следует. Будет обращение к нам премьер-министра или другого должностного лица, мы, бесспорно, проверим.

- А как вы вообще относитесь к тому, что наши высокопоставленные должностные лица налево-направо раздают друг другу «пощечины», разбрасываясь обвинениями, которые потом никто не доказывает. Что ни выступление, то либо государственная измена, либо клевета и оскорбление.


- С одной стороны, я как прокурор сожалею, что нет криминальной ответственности за оскорбление и клевету, а с другой, мне так легче работать. Не могу прибегать к мерам прокурорского реагирования, потому что нет такой статьи в Криминальном кодексе Украины. Да и обо мне говорят многое. С тех пор как я стал ген­прокурором, каждый год меня и, соответственно, органы прокуратуры связывают с какими-то политическими силами. Сначала меня обвиняли в том, что я выполняю заказ Партии регионов, потом - что выполняю все, что говорит секретариат на Банковой. А в последнее время уже говорят, будто я служу БЮТ. А я считаю, что это как раз и свидетельствует о нейтральной позиции Генпрокуратуры.

- Александр Иванович, а случаев привлечения к ответственности за коррупционные действия служащих двух первых категорий действительно нет?


- Тут нас справедливо критиковал президент, указывая, что на этом направлении борьбы с коррупцией - в отношении госслужащих двух первых категорий - у нас достижений нет, ни одно лицо к уголовной ответственности не привлечено. На все государство - лишь три случая привлечения к административной ответственности в соответствии с Законом «О борьбе с коррупцией». Один человек - в Крыму, два - в центральных органах исполнительной власти в Киеве. Зато служащих 3-5 категорий - значительно больше, чем раньше.

Но за год мы передали в суд 1687 уголовных дел с признаками коррупции. Это много как никогда. Установили нанесенный ущерб на 94 млн. грн., 90% которых возмещены. В этом году обнаружено 2957 фактов взяточничества - самого опасного проявления коррупции. 1367 уголовных дел направлены в суд (в одном уголовном деле, как правило, речь идет о нескольких фактах совершения преступлений).

Нас обвиняют, что мы часто закрываем уголовные дела. Но за год у нас закрыто всего 23 уголовных дела, и те по объективным причинам. Преимущественно это дела прошлых лет, которые довольно трудно доказывать. Я не согласен с обвинениями в том, что прокуратура занимается пустяковыми делами, в том числе земельными. Последний пример касается Броварского района, где требовали 40 млн. долларов, четверо арестованы.

В прошлом году мы выявили 600 преступлений в сфере образования, 240 случаев взяток, возбуждены 172 уголовных дела, 152 направлены в суд. Считаю, что прокуратура работает нормально.

Кстати, когда речь идет о борьбе с коррупцией, все кивают исключительно на правоохранительные органы. Но почему же никто не выполняет статью 10 этого, пусть и устаревшего уже, закона? В ней говорится о том, что руководство министерств и ведомств должно устанавливать факты коррупции в своих ведомствах и направлять материалы в правоохранительные органы. Но ни одного такого материала нет. У нас выявляют коррупцию, только когда происходит смена правительства. Ушло правительство в отставку - сразу все его члены становятся коррупционерами, а пока у власти - ни одного.

- Имеется поручение президента проверить информацию о деятельности в Киевской области организованной преступной группировки, с которой связывают Б.Губского. Подтвердилась эта информация?


- У нас было поручение проверить соблюдение земельного законодательства в Киевской области и вероятную причастность к нарушению земельного законодательства ряда народных депутатов, в том числе и Б.Губского. Прокуратура Киевской области передала в суд десятки уголовных дел о нарушении земельного законодательства. Кроме того, Генеральной прокуратурой Украины расследуется уголовное дело о нарушении земельного законодательства в Киевской области. По этому уголовному делу арестованы два лица, вынесены постановления о привлечении в качестве обвиняемых еще шести человек. Они объявлены в розыск. Это дело касается не только земельных отношений, есть там и рейдерские захваты на территории Полтавской и Одесской областей. Это сложное и очень важное для нас уголовное дело. В процессе его расследования проверяется и причастность Б.Губского. Вы сейчас зададите вопрос о том, было ли представление на Губского или нет, потому отвечаю сразу. Я не знаю, откуда Григорий Емельянович (Омельченко. - Ред.) взял, что я направил представление, а затем отозвал его из Верховной Рады? Если бы оно туда пошло, то было бы там зарегистрировано. Представ­ление в Верховную Раду не направлялось, о чем поставлены в известность Владимир Литвин и Григорий Омельченко.

- И что, никакой интриги, связанной с тем, что представление вышло из этих стен и исчезло или, может, вернулось, не было?


- Не было. Вопрос о таком представлении действительно обсуждался на нашем совещании, но самого представления в Верховную Раду не было.

- А Б.Губский фигурирует в этом деле?


- Губский допрошен в качестве свидетеля, и он не является ни подозреваемым, ни обвиняемым по этому уголовному делу.

- Еще о страстях вокруг земли. Возьму на себя смелость утверждать, что прокуратура ввела принципиально новый вид решений по вопросам выделения земельного участка - путем удовлетворения протестов прокуроров. Например, известное дело о выделении восьми гектаров земли на Днепровской набережной (в 100-метровой прибрежной полосе) Международ­ному творческому центру Яна Табачника. В этом случае речь идет фактически не о протесте прокурора на решение Киев­совета, а о протесте одного прокурора (Кудряв­цева) на решение другого (замгенпрокурора, прокурора Киева) - такого же по уровню, ведь оба являются заместителями генпрокурора Украины. И фактически депутатов горсовета поставили перед необходимостью выяснять, кто из этих двух замов главнее - тот, который вносил протест в 2005 году или тот, который в 2007-м? Киевсовет уже рассматривал один протест зама генпрокурора и удовлетворил его, потому рассматривать протест другого зама и принимать другое решение он просто не мог. Хотя и сделал это, бесплатно выделяя определенному лицу земельный участок, рыночная стоимость которого 80 млн. долларов США. Не кажутся ли вам странными такие вещи, и кто из прокуроров ошибся?


- Я знаю эту ситуацию, и мне бы не хотелось, чтобы это выглядело так, будто я защищаю своего зама, но считаю, что здесь прав Кудрявцев. Он внес обоснованный протест, и я его поддержал.

- По поводу дела знаменитого на всю Украину судьи Зварыча любопытным представляется следующее. 2 декабря 2008 г. возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 368 КК (получение взятки в особо крупном размере или должностным лицом, занимающим особо ответственное положение) - от 8 до 12 лет еще и с конфискацией. 7 декабря 2008 г. - предъявлено обвинение. И только девять дней спустя вносится представление о задержании и аресте. В то же время Уголовно-процессуальный кодекс давал возможность внести представление уже 2-го числа - после возбуждения дела, и стопроцентно - 7 декабря. Это что - служебная халатность?


- Я не согласен с вами. Нельзя судить просто по одним датам. Когда мы возбудили это уголовное дело, судья Зварыч жаловался на очень плохое состояние здоровья, падал, терял сознание. Поэтому ему вызвали «неотложку» и отправили в больницу. Врачи назначили курс лечения. Он имеет неприкосновенность как судья. А чтобы обратиться в ВР для получения согласия на его арест, нужно было собрать доказательства.

- Ну а мешочек с деньгами, записи?


- Это оперативно-технические мероприятия, их нужно легализовать в материалы уголовного дела, в допросы, заключения экспертизы и т.д.. Поэтому я не считаю, что тут была служебная халатность. Когда мы собрали все необходимое для того, чтобы обратиться в ВР, я это сделал. Кроме того, учтите, что мы обращаемся к председателю Верховного суда, а уже он направляет эти материалы в ВР. Я благодарен председателю ВС Василию Онопенко - сделали это оперативно.

- А где судья Зварыч теперь?


- Он объявлен в розыск, достоверной информацией о том, где он, мы не располагаем.

- Выступает в прессе ваш заместитель Р.Кузьмин и рассказывает о порноматериалах, на которых зафиксированы развлечения судьи Зварыча. Не имею ни малейшего сочувствия к Зварычу, но существует статья 387 УК - разглашение данных досудебного следствия или дознания.


Часть 2 этой статьи предусматривает, что разглашение данных досудебного следствия или дознания, совершенное, в частности, прокурором, «независимо от того, принимало ли это лицо непосредственно участие в досудебном следствии или дознании, если разглашенные данные позорят человека, унижают его честь и достоинство, - карается штрафом или исправительными работами либо арестом сроком до 6 месяцев». Я уж не говорю о том, что непосредственно сути уголовного дела против Зварыча это не касается и он никого не насиловал, кажется. Как вы реагируете на такие действия подчиненных?


- Ну, прежде всего Р.Кузьмин сам несет ответственность за свои слова и поступки. Но все-таки считаю, что этот факт, возможно, унижал бы честь и достоинство человека, если бы не соответствовал действительности. Но это все задокументировано. И Р.Кузьмин сказал о том, что действительно было. Кроме того, вся эта съемка была оформлена протоколом в соответствии с Законом «Об оперативно-разыскной деятельности». Поэтому я бы не обвинял
Р.Кузьмина.

- На каком этапе находится дело об отравлении кандидата в президенты В.Ющенко? Говорят, уже чуть ли не 800 свидетелей опрошено, это так?


- В прошлом году проведен большой объем работ, выполнено более тысячи следственных действий, в том числе доопрошено большое количество свидетелей - сколько, я не считал.

В том, что факт отравления имел место, у меня, у М.Голомши - заместителя, курирующего расследование этого дела, и членов следственной группы сомнений нет. И этот факт доказан материалами уголовного дела. Мы делаем все для того, чтобы раскрыть это преступление.

- А какова судьба пленок Мельниченко?


- Николай Мельниченко - человек непростой, у него, скажем так, есть своя позиция по этому делу, с ним сложно работать. Но в конце концов, несмотря на разные его требования, в Посольстве Украины в США мы провели все необходимые следственные действия. В декабре прошлого года наша следственная группа выехала туда и в присутствии трех специалистов из двух европейских стран мы изъяли у него оригиналы пленок, устройство, которым он, по его словам, делал эти записи. Постановлением следователя эти специалисты назначены экспертами по делу. С их участием в январе-феврале мы назначим комплексную судебно-фоноскопическую экспертизу. После этого получим результат, который станет основой для последующего продвижения по делу.

Но очень трудно расследовать дело, когда нет основных свидетелей - А.Пукача, Ю.Кравченко.

- Знаменитое дело милицейских оборотней под руководством Гончарова, о котором и мы много писали. Закончено ли расследование дела о покушении на свидетеля-обвиняемого по этому делу?


- Да, по факту покушения на свидетеля, который пребывал под охраной, было возбуждено уголовное дело. Оно расследовалось и расследуется, мы подали соответствующие поручения и СБУ и МВД об установлении лиц, совершивших покушение, но позитивного результата нет. Хотел бы к слову сказать, что органы прокуратуры часто обвиняют - мол, не установили, не нашли. Но мы не занимаемся розыском. Мы работаем, так сказать, на «давальческом сырье» - дали нам человека, мы предъявляем обвинение или говорим, что для этого нет оснований.

- Президент Ющенко, только вступив в должность, уехал за границу и отчитался о деле оборотней, которое как раз передали в суд, как о свидетельстве того, что бандитам все-таки будут тюрьмы. Уже и президентский срок вот-вот истечет, а в деле до сих пор не поставлена точка. Я понимаю, оно непростое, но почему оно так вяло рассматривается в суде?


- Оно действительно непростое. Вы же помните, какой была смерть Гончарова. Ну а влиять на суд мы не можем, мы же теперь не осуществляем надзор, а являемся просто стороной по делу. Более того, судья, рассматривавший дело, к сожалению, умер, поэтому повторно проводится судебное следствие. Впро­чем, надеемся, что по делу оборотней все-таки будет вынесен приговор.

- Мы говорили о судьях и стражах порядка. А вот прокуроры находятся в привилегированном положении, поскольку служебные преступления - это дело прокуратуры. Как прокуратура очищает собст­венные ряды?


- И министр внутренних дел, и председатель СБУ могут подтвердить, что ни разу я как генпрокурор (и так ориентирую подчиненных) не скрывал преступлений, совершаемых нашими сотрудниками, - ни взяточничества, ни ДТП, ни злоупотреблений служебным положением. В прошлом году были зафиксированы пять случаев взяток со стороны наших сотрудников - всех привлекли к ответственности. Два дела на стадии завершения - прокурор Фастовского района, два сотрудника из Львовской области арестованы. Свежий пример - прокурор Бережанского района Тернопольской области требовал деньги. Возбуждено уголовное дело.

Что же касается стражей порядка вообще, то 336 сотрудников органов внутренних дел, 94 налоговика, 17 таможенников, пять работников прокуратуры привлечены к ответственности за коррупцию. И все эти дела, как правило, передаются суду. Мы их не закрываем.

- Неоднократно звучали заявления министра внутренних дел Ю.Луценко о том, что большое количество уголовных дел, возбужденных милицией, не доходит в суд исключительно по вине прокуратуры. Теперь он изменил свое мнение. Что произошло?


- Действительно, были определенные недоразумения с Юрием Витальевичем. Поскольку милиция, случалось, соберет материалы не очень высокого качества и передает их в прокуратуру. Но уже больше года Ю.Луценко не упрекает органы прокуратуры. Более того, на последней коллегии он благодарил органы прокуратуры за выполненную работу и констатировал, что между нами есть взаимопонимание.

- Чем объяснить такие перемены?


- Считаю, что понимание ситуации, специфики работы МВД и органов прокуратуры приходит с опы­том, и это понимание к нему пришло. В прошлом году у нас было взаимопонимание и согласованная работа и с СБУ, и с милицией.

В течение двух последних лет не помню ни одного случая, чтобы к нам обратилась СБУ или милиция по поводу того, что сотрудник прокуратуры или другое должностное лицо берет взятки, и кто-то мог упрекнуть нас, что мы продали информацию.

- Ваша публикация, посвященная тому, что общественность преувеличивает проблему, связанную с пытками граждан, попадающих в правоохранительные органы и систему исполнения наказаний, у многих вызывала возмущение. Вы утверждали, что такие случаи являются одиночными, ссылались на то, что за полгода омбудсмен направила лишь один запрос на эту тему и т.д. Но этот факт плохо характеризует Н.Карпачеву, а не является свидетельством хорошей работы правоохранительных органов.


- Да, у нас есть факты применения недозволенных методов дознания и следствия, и я не хочу этого отрицать. Но это не система. Когда факты подтверждаются материалами, мы возбуждаем уголовные дела. В прошлом году мы возбудили по фактам преступлений 771 уголовное дело против сотрудников органов внутренних дел. 459 уголовных дел переданы в суд. Среди них есть и дела, возбужденные по статье 365 КК (о превышении власти, когда имеют место избиение и другие недозволенные законом методы раскрытия дел). Более того, именно Генпрокуратура подняла вопрос, инициирующий внесение в государственную статотчетность учет таких дел. Ведь официально такой статистики вообще не существует.

- Что вы лично считаете своим самым большим достижением за три года пребывания в должности генерального прокурора?


- В первую очередь то, что нам удалось сохранить себя как независимый надзорный орган и нашу равноудаленность от всех политических сил, несмотря на то, что о нас говорят. Вторым достижением считаю то, что с моим приходом на должность генерального прокурора мы взяли курс на стабильность кадров и придерживаемся его. За все эти годы ни один прокурор области не уволен до истечения пятилетнего срока. Считаю это достижением. Кроме того, одним из наших достижений является активная законотворческая деятельность. Только в прошлом году мы проработали 177 законопроектов, и по каждому представили свои предложения. В этом году мы тщательным образом разработали еще один проект закона о прокуратуре. Надеемся, что вскоре получим новый закон. Там выписаны новые главы, которых никогда не было, - в частности о контроле за органами прокуратуры и международном сотрудничестве. Впервые дано определение, что такое прокуратура. Это очень важный закон.

- Положение прокуратуры в системе власти имеет некую неопределенность, к какой бы ветви власти отнесли ее вы?


- Есть разные мнения. Этот вопрос будет решать Верховная Рада. Я поддержал мнение, что прокуратура должна относиться к судебной ветви власти. Но чем больше читаю, размышляю, тем больше склоняюсь к мнению, что прокуратура как орган с особым статусом вообще не должна относиться к какой-либо ветви власти - ни к судебной, ни к исполнительной.

Официально:

Следственные органы прокуратуры передали в суд более 20 тыс. уголовных дел. При этом в прошлом году существенно уменьшилась количество лиц, которым вынесены оправдательные приговоры, меньше уголовных дел вернулось из судов на дополнительное расследование.


В общем в прошлом году в сфере надзора за соблюдением законов при выполнении уголовных наказаний и других принудительных мер, связанных с ограничением личной свободы граждан, к ответственности привлечено более 10 тыс. должностных лиц, возбуждено 390 уголовных дел, освобождено более 240 незаконно удерживаемых лиц.


Всего в 2008 году суды удовлетворили 79 тыс. исков, поданных прокурорами. По их имущественным требованиям взыскано более 1 млрд. грн., из них в пользу незащищенных слоев населения - 57 млн. грн.


В защиту имущественных интересов государства прокуроры подали 69 тыс. исков, по результатам рассмотрения которых требования прокуроров удовлетворены на сумму более 950 млн. грн.


При осуществлении надзора за соблюдением законов по поводу защиты дел и свобод граждан и интересов государства возбуждено более 15 тыс. уголовных дел, из которых более 11 тыс. (80%) переданы в суд. Привлечены к ответственности более 120 тыс. должностных лиц. По документам прокурорского реагирования возмещено почти 3 млрд. грн., в том числе в бюджет - около 1 млрд.

Автор: Александра ПРИМАЧЕНКО

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность