Воспоминания экс-министра обороны США о поездках в Первомайск

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 4489 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(2693)         

Украина родилась как государство, обладающее около 2.000 единиц ядерного оружия. Если бы Украина их сохранила, это новое государст­во, о котором многие американцы даже не слышали, стало бы тре­тьей самой могущественной на земле ядерной державой после России и Соединенных Штатов и имело бы намного больше ядерных боеголовок, чем Китай, Франция или Соединенное Королевство.


В марте 1994 года тающие снежные сугробы очерчивали холмистые поля вокруг Первомайска. Вертолет украинских ВВС, на котором мы летели, преодолел леденящий ветер и приземлился в грязи на вершине одинокой возвышенности.

Нас принимал генерал Виталий Радецкий - министр обороны провозглашенной два года назад независимым государством Украины - одной из пятнадцати республик бывшего Советского Союза. Здесь, на территории «житницы СССР», этот холм почти ничем не отличался от других, если бы не колючая проволока и бронированные двери, воздвигнутые чуть ли не вровень с ним. Радецкий провел нас через одну из бронированных дверей в бетонный бункер, где на маленьком лифте величиной с телефонную будку мы опустились в тусклый коридор. В конце его размещалась комната скромных размеров - контрольный центр ядерных ракет.

Мы были первыми американцами, побывавшими на объекте, на котором, как объяснил Радецкий, размещалось 700 ядерных боеголовок. Во всю стену командного центра висела карта Соединенных Штатов. На другой карте была изображена Европа. Маленькие точечные огоньки на карте изображали цели ядерных боеголовок, контролируемых из центра. Несколько огоньков были отключены, но большинство по-прежнему светилось.

Два молодых дежурных офицера в военной форме созданных недавно Вооруженных сил Украины стояли навытяжку у кронштейнов по запуску ракет. Койки и самовар свидетельствовали: они устроились здесь надолго. Офицеры явно нервничали. По-видимому, их предупредили, что мы очень важные гости, и они приступили к «демонстрации и объяснениям».

Начали с коммуникационного оборудования, затем последовательно показали, как производится пуск ракет, не выполнив лишь команды нажатия кнопки. Мы следили за отсчетом времени и пристально смотрели на цели, ярко освещенные на карте, - на города в Германии и Англии, Канзасе и Орегоне. На основании данных, которые американская разведка старательно собирала на протяжении десятилетий холодной войны, нам было известно, что на подобных объектах осуществлялся бы пуск советских МБР с ядерными боеголовками, нацеленными на Соединенные Штаты. Мы все анализировали и готовили разработки о том, как поддерживать хрупкий баланс, на котором основывалось ядерное устрашение. И все же никогда баланс страха не казался никому из нас столь реальным и ужасающим, как в этот момент.

Генерал Радецкий повел нас через холм к другой тяжелой бронированной двери. Она была открыта и вела в одну из ракетных шахт, построенных для межконтинентальных баллистических ракет
СС-24 с ядерными боеголовками, контролируемыми из командного центра, который мы только что покинули. Мы заглянули вовнутрь. Раньше мы видели снимки советских МБР, дефилирующих на майских парадах в Москве на Красной площади, видели даже спутниковые снимки ракетных шахт в Первомайске. Но сейчас перед нами предстала сама ракета, которую мы тщательно изучали как профессионалы. На протяжении стольких лет она была объектом оборонных исследований и вызывала большое беспокойство. Теперь ядерный баланс страха времен холодной войны реально закончился.

Мы не увидели десяти ядерных боеголовок, которые обычно должны были находиться в верхней части ракеты СС-24. Согласно трехстороннему соглашению, достигнутому между Украиной, Россией и Соединенными Штатами об уничтожении ядерного оружия Украины, ракеты были погружены на железнодорожный состав и отправлены обратно, на предприятие в Россию, где они были созданы, где их демонтируют и уничтожат. Было понятно, почему на карте с обозначенными целями светились не все огоньки. Американские города уже не были мишенью этих ракет. Нацеленное на них ядерное оружие было устранено. Ядерное разоружение Украины началось.

Украина - государство, рожденное ядерным

Когда распадался СССР, на украинской земле, которая уже не была советской, размещалось не менее 176 межконтинентальных баллистических ракет СС-19 и СС-24. Все они были носителями многозарядных боеголовок, в период холодной войны их называли МИРВ. Ук­раи­не досталась также часть самых современных советских бомбардировщиков и предназначенный для них арсенал ядерных крылатых ракет дальнего радиуса действия. Ук­раи­на родилась как государство, обладающее около 2.000 единиц ядерного оружия. Если бы Украина их сохранила, это новое государство, о котором многие американцы никогда даже не слышали, стало бы тре­тьей самой могущественной на земле ядерной державой после России и Соединен­ных Штатов и имело бы намного больше ядер­ных боеголовок, чем Китай, Фран­ция или Соединенное Ко­ролевство. Это был бы крупнейший откат в истории нерас­прост­ранения ядерного оружия.

Поэтому администрация Клин­тона выдвинула в качестве важнейшего приоритета лишение Украины этого смертоносного наследия. Ключевым было участие России, поскольку боеголовки необходимо было возвратить туда для их ликвида­ции. Нам особенно запомнилось, как происходили первые трехсто­ронние переговоры. В декабре 1993 года мы сопровождали вице-президента Ала Гора на одну из встреч с российским премьер-министром Виктором Черномырди­ным, происходивших каждые полгода. В первый наш московский вечер мы услышали ошеломляющую новость о неожиданной отставке нашего босса - министра обороны Ле­са Эспина. Большую часть времени мы думали о том, что нас ожида­ет, беседовали с друзьями и родными.

После неспокойной ночи мы присоединились к вице-президенту Гору и Строубу Тэлботу - главному советнику президента Клинтона по бывшему Советскому Союзу (поз­же - заместителю госсекретаря США), который посоветовал нам продолжать миссию, как и было запланировано. После отъезда из Моск­вы мы намеревались посетить Македо­нию для инспекции американских войск, выполнявших там миротворческую миссию. Поэтому предложили сначала сделать остановку в Киеве, взять с собой российскую команду и провести трехсторонние переговоры о том, что делать с ядерным оружием. Гор обсудил план с Черномыр­диным, который охотно согласился на это и отправил с нами Тэлбота, а Черномырдин - единственного представителя России Георгия Ма­медова. Мамедов был главным переговорщиком с американцами от СССР, а сейчас - от России, и пользовался у нас уважением. Маме­дов и Тэлбот вместе с нами сели на самолет министерства обороны США. Позд­но вечером мы прибыли в Киев.

На трехсторонних переговорах мы оказались в неловкой дипломати­ческой ситуации: кому какое место занять? В конце концов мы из нее выпутались: американцы сели с одной стороны стола, украинцы - с другой, а Мамедов устроился в одиночестве в конце стола… Очень скоро были определены основные пункты соглашения. Затем Перри уехал, возложив разработку деталей на Картера и других. Наступила полночь, прежняя неуверенность и бессонница начали сказываться на Картере. Вскоре после отбытия Перри он уснул в комнате для переговоров. Об этом с язвительной издевкой ему много раз будут напоминать украинцы и русские, а чаще всего Тэлбот.

В январе 1994 года в Москве Президент Билл Клинтон, Президент Борис Ельцин и Президент Леонид Кравчук подписали трехстороннее соглашение. Но это соглашение о ядерном разоружении Украины вызвало противоречивую реакцию в самой Украине, где некоторые считали, что для обеспечения своей безопасности новому государству необходимо ядерное оружие. К тому же ликвидация его была гигантской и дорогостоящей задачей. Согласно графику, предложенному Украиной, этот процесс занял бы семь лет. Слишком долгий срок для беспокойных постсоветских государств Украины и России. Будет ли полностью осуществлено трехстороннее соглашение? Мы считали, что ответ на этот вопрос имел чрезвычайно важное значение для американской и международной безопасности и требовал максимальных усилий министерства обороны США.

Так спустя несколько месяцев после подписания этого соглашения мы впервые отправились в Первомайск для налаживания сотрудничества с украинскими военными. Спустившись в командный ракетный центр, мы с ужасом ощутили, что не можем упускать предоставленную возможность для осуществления программы превентивной обороны. На протяжении следующих двух лет мы побываем вместе в Первомайске четыре раза, а Картер совершит много дополнительных поездок в рамках огромных усилий, предпринимаемых министерством обороны США и направленных на ликвидацию ядерного оружия в Украине.

Вторая поездка: защита другими средствами

Во второй раз мы возвратились в Первомайск спустя год, в апреле 1995-го, для наблюдения за осуществлением мер, предпринятых годом ранее. Теперь мы видели, как кран поднимал прямо из шахты ракету СС-19 (ядерных боеголовок на ней уже не было). Это было похоже на медленный пуск ракеты. Вскоре огромный объект высотой в несколько этажей возвышался над нашими головами. Это был символ оправдавшихся усилий Пентагона по оказанию помощи Украине в осуществлении работы. Токсичное горючее после удаления из шахт будет закачано в цистерны, доставленные министерством обороны США согласно программам, которые мы проталкивали через бюрократические перепоны и конгресс. Ракету перевезут по железной дороге на расположенный где-то в Украине объект, построенный министерством обороны. Там ее разрежут на металлолом.

Мы отправились в соседний город, чтобы проинспектировать новостройки. Согласно украинскому законодательству, демобилизованных офицеров необходимо было обеспечить квартирами. Без этого нельзя было закрыть военную базу. Однако новое правительство Украины не в состоянии было само построить жилье. Поэтому мы договорились о выделении финансовых средств Министерству обороны Украины для конверсии, согласно проекту американской компании, производства на расположенном поблизости предприятии по строительст­ву военно-морских судов на выпуск сборных жилых конст­рукций. Жилье было предоставлено офицерам, которые ранее занимались охраной и запуском ядерных ракет в Первомайске. Благодаря этой програм­ме можно было одновременно закрыть ядерную базу, прекратить производство нового оружия на этом бывшем советском предприятии и предоставить новые экономические возможности рабочим. Когда мы прибыли, православный священник окроплял место и нас святой водой, а офицер-отставник и его жена с гордостью показывали нам свой новый дом - скромный, но удобный.

Без участия Министерства обороны США эта работа никогда не была бы завершена и ядерное оружие все еще находилось бы на этой холмистой местности. Программа Пентагона в Украине действительно была «защитой другими средствами». Расходы американского оборонного бюджета на эту новаторскую программу были незначительными по сравнению с ассигнованиями на защиту от ракет, которые мы сейчас демонтировали. Тратя доллар за долларом, страна обеспечивала себе, по меньшей мере, такую же безопасность, как благодаря любой другой статье расходов оборонного бюджета.

Ракетные шахты превращаются в пыль

Наша третья совместная поезд­ка в Первомайск состоялась год спустя, в январе 1996 года. Вместе с нами на борту самолета ВВС Украины находились министр обороны России Павел Грачев, преемник Радецкого на посту министра обороны Украины Валерий Шмаров, посол США в Украине Вильям Миллер, командующий ядерными ракетными войсками России, будущий министр обороны Игорь Сергеев, советник президента Украины по национальной безопасности Владимир Горбулин, старший помощник Президента Клинтона в Совете национальной безопасности по бывшему Советскому Союзу Койт Д.Блэкер.

На аэродроме в Умани вблизи Первомайска пилот вслепую совершил чрезвычайно рискованную посадку, опасно приблизившись сквозь пургу и туман к взлетно-посадочной полосе. Крыло самолета зацепило огромный снежный сугроб. В любую другую пору года оно врезалось бы в землю и самолет бы перевернулся. От толчка Перри швырнуло под «стол переговоров», а Грачева - в хвост самолета. Картер, глядя на генерала Сергеева, мрачно подумал, что тот, возможно, последний, кого он видит на земле. Хотя приземление не предвещало ничего хорошего, наша третья поездка в Первомайск оказалась триумфальной.

Там, в пургу и леденящий дождь, три министра обороны - Перри, Шмаров и Грачев одновременно повернули ключи, которые двумя годами ранее могли бы произвести пуск ядерных ракет в сторону Соединенных Штатов. На этот раз воспламенились лишь взрывчатые вещества и взорвалась пустая бетонная шахта для запуска СС-19. Когда мы вспоминаем этот день, мы думаем не о том, что наше приземление едва не кончилось катастрофой. Перед нами предстает шахта с СС-19, распадающаяся в клубах дыма. Благодаря американской помощи и искуссной дипломатии мы устраняли ядерную угрозу, ликвидируя одну шахту за другой.

Четвертая поездка

В четвертый и последний раз мы возвращались в Первомайск прекрасным июньским днем в 1996 году. Мы летели, чтобы наблюдать за тем, как будут окончательно отгружать ядерные боеголовки в Украине для их демонтажа на объек­тах в России. Но официальные лица Украины до последней минуты спорили о том, не оставить ли оружие. Поэтому сначала мы отправились на базу, где украинская армия проводила военные учения вместе с солдатами из Соединенных Штатов, России, Польши и шести других европейских стран по программе НАТО «Партнерство ради мира».

Избрав обходной путь, мы подавали сигнал-напоминание о том, что Украина обеспечит свою безопас­ность, присоединившись к семье европейских народов, а не цепляясь за иллюзорную защиту с помощью ядерного оружия. Наш сигнал был услышан поздно вечером. Как раз перед нашим прибытием в Первомайск последние ядерные боеголовки покинули Украину и пересекли границу с Россией, направляясь на объект для демонтажа.

В Первомайске мы вновь встретились с министром обороны Грачевым и министром обороны Шмаровым. На небольшом холме колючей проволоки и стальных дверей уже не было. Боеголовок и ракет тоже. Бетонная шахта была превращена в щебень и засыпана землей. Вокруг нас простирались перепаханные, засеянные поля. На месте ядерных ракетных шахт, бункеров за контролем над оружием и колючей проволоки теперь цвели прекрасные подсолнухи. Мы подошли к месту, где раньше была крышка ракетной шахты. Три министра обороны посадили там подсолнухи, посеяв новые семена мира.

Авторы: Эштон КАРТЕР, Вильям ПЕРРИ

Эштон Б. Картер - помощник министра обороны США по вопросам политики международной безопасности (1993-1996 гг.)

Вильям Дж. Перри - министр обороны США (февраль 1994 г. -январь 1997 г.)

Картер и Перри совместно осуществляли американский стратегический Проект превентивной обороны, разработанный Гарвардским и Стэнфордским университетами.

Перевел с английского
Аркадий Сидорук

(Перевод - по изданию Ashton B.Carter William J.Perry Preventive Defense. A New Strategy for America. Brookings Institution Press, Washington D.C., 1999)

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность