Сейлемовский «общак» опять хотят поделить, Степа в большой... задумчивости

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2606 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(1563)         

Дабы избежать праведного гнева Фемиды, в конце 90-х годов, во время милицейской зачистки, наиболее активные члены крымских ОПГ подались в бега или, выражаясь по-блатному, «встали на лыжи». Одним из таких «лыжников» был небезызвестный сейлемовский боец Сергей К. по кличке Крюк. Бегал он по заграницам несколько лет, а потом, говорят, вернулся в Крым и потребовал у братвы часть положенных ему «общаковских» денег. В ответ братва развела руками: нет, дескать, «общака» - и начала ломать голову над тем, как избавиться от непрошеного гостя...

Сергея К. по праву можно поставить в один ряд с такими криминальными знаменитостями, как Воронок, Жираф, Пономарь, Вишня... Во времена бандитского беспредела на полуострове, как сообщал тогда ЦОС ГУ МВД Украины в Крыму, Крюк также являлся активным членом ОПГ «Сейлем» (группировка насчитывала 1200 боевиков). Начинали эти люди с банального рэкета, но уже к середине 90-х в их руках были и власть, и деньги. «Сейлем» в те годы, приняв активное участие в уничтожении конкурирующих группировок («Греки», ОПГ Дзюбы), стал главным и единственным соперником «Башмаков». (И соперник оказался достойным: с большими связями и серьезным интеллектуальным потенциалом.) Именно сейлемовские боссы взяли тогда в оборот банковский бизнес, рынок недвижимости и ценных бумаг. Более того, члены этой ОПГ попытались пробраться к власти при помощи всевозможных союзов, обществ, благотворительных фондов, партий и, конечно же, депутатских мандатов. Как уже писала «1К», по данным милиции, на выборах 1995 года в местные советы попали 44 участника преступных группировок. Львиная доля этого «бандитского корпуса» в представительной власти принадлежала «Сейлему». Тогда депутатские мандаты получили такие известные личности, как Сергей Мишак, Александр Калюсь, Александр Коваленко, Валерий и Олег Любичи, Александр Вишняков, Андрей Заболотный, Сергей Галицкий и, конечно же, герой нашего повествования. В общем, чувствовал себя в бандитские годы Сергей К. неплохо.

Так продолжалось вплоть до 1998 года. Тогда была принята поправка в закон, лишившая депутатов местных советов и ВС Крыма неприкосновенности. Как известно, после этого милиция тут же начала войну против бандитов. Одни были убиты, другие арестованы, а третьим удалось скрыться. Среди сбежавших оказался и Сергей К. Тогда ему инкриминировался целый список тяжких преступлений, а также связь с партенитским бандитом Валерием Саньковым по кличке Грузин, подозреваемым в организации серии громких заказных убийств. К тому времени Грузина уже не было в живых - он умер в тюрьме, поэтому на Санькова вешали чуть ли не все крымские злодеяния. Под эту волну рисковал попасть и Крюк, поэтому он вовремя «встал на лыжи», после чего был объявлен в государственный и международный розыск.

Поначалу судьба занесла «лыжника» в Россию, затем в Лос-Анджелес (кстати, здесь он получил гражданство США и сменил фамилию). Первое время он сидел смирно, но в последние годы был замечен в Чехии, Франции, России, в Украине и даже Крыму. По некоторым данным, он периодически посещал наши края. Что поделаешь - зов родины.

В последний раз родина-мать позвала Крюка в 2005 году, чем сильно подставила. Он был задержан в середине марта 2006 года в Симферополе вместе с известным бандитом по кличке Малыш. Задержанному на тот момент инкриминировали хранение оружия, вымогательство и ряд других преступных деяний, в силу чего он, согласно ст. 115 УПК, был помещен в изолятор временного содержания. Прокуратура Крыма тогда также сообщала, что Крюк «обвиняется в вымогательстве, совершенном в составе организованной преступной группы. И судебные органы выбирают для него меру пресечения». Думалось, что такой мерой должен стать арест. Однако наши судебные органы почему-то отпустили Крюка на свободу под подписку о невыезде.

Подайте бедному «лыжнику»

Казалось бы, возвращение Крюка в Крым было совершенно бездумным и рискованным. Однако к тому времени с банды Грузина были сняты многие обвинения, и в заказных убийствах крупных чиновников - Сафонцева, Гольдича и других - подозревали уже совершенно иных людей. Именно поэтому наш герой с совершенно «чистой» совестью решил вернуться на полуостров. Задачей номер один было урегулирование всех неприятностей с законом. Отсрочку он использовал грамотно - начал «наводить движения» вокруг уголовного дела, которое было на него заведено: по информации неофициальных источников, Крюк пытался найти людей, способных выкрасть его и уничтожить. Стоимость данной услуги он оценивал в 300 тыс. долларов.

Деньги немалые, а у Сергея К. их было не так уж и много. Говорят, чтобы подзаработать, он начал объезжать ранее подконтрольных ему коммерсантов с целью снова взять их под «крышу», однако времена были уже не те, и бизнесмены «не велись на развод». Тогда Крюк вспомнил о святая святых - об «общаке». Он пополнял его в свое время и соответственно имел все права на определенную долю. С этим требованием он обратился к бывшим сейлемовцам (хотя бывших, как известно, не бывает). «Бывшие» сделали вид, что согласились, и... начали поступать «не по понятиям». Поняв, что придется делиться с экс-беженцем и властью, и деньгами, и бизнесом, они… сдали Крюка правоохранителям. Откопали заявление некоего гражданина М., который еще в 90-х годах обвинял Сергея К. в вымогательстве. Последнего тут же арестовали, но не тут-то было: гражданина Америки, извинившись, отпустили.

После всего этого «бывшим селемякам» пришлось ломать голову над тем, как быть с докучливым Крюком, с которым совсем не хотелось делиться. И тогда братва начала, что называется, «переводить стрелки» друг на друга. В эту круговую поруку угодил некий Аркадий П. по кличке Моня. Главные «бывшие» заявили, что «общак» держит именно он. Моня же, в свою очередь, «загрузил на бабло» полубандита и афериста Степана Ц. В начале бандитских времен этот человек работал в милиции, потом был уволен и осужден за то, что при допросе убил человека. Кроме этого, Степана несколько раз брали на взятках. После отсидки он подался к бандитам. Работал под руководством Поданева вместе с Геннадием С-ным по кличке Генрих («1К» уже рассказывала об этом человеке в статье о пропаже древней Торы). Кстати, эти экс-менты каким-то образом избежали правоохранительной зачистки конца 90-х, подались в бизнесмены и даже создали совместную фирму, на благо которой трудятся бок о бок и по сей день.

Козел отпущения

И все бы у Степана было хорошо, если бы не Моня. «Старший» стал наезжать и требовать приличную сумму денег - порядка 50 тыс. долларов США. Степан Ц. понимал, что «старших» нужно слушаться, и хорошо осознавал, что может произойти с ним в случае неповиновения, но таких денег у него не было. И тогда Степа предложил Моне очень прибыльный бизнес-проект. Он рассказал сейлемовцу о том, что в Крыму есть большая партия дешевого золотого песка, завезенная с сибирских приисков. Если эту партию выкупить, то ее можно перепродать в Киеве за очень большие деньги. Это Моне понравилось. Он посоветовался с «бывшими», и те, кроме согласия, дали еще и денег на покупку драгоценного металла.

Экспедиция была снаряжена в считанные дни, купленное золото отправили в Киев в сопровождении команды из нескольких человек под предводительством самого Мони. Степан Ц. тоже выехал в столицу, но не вместе со всеми, а поездом. Он словно чувствовал недоброе, а может, не просто чувствовал… В дороге с золотоперевозчиками произошел несчастный случай - они погибли в автокатастрофе. Машина перевернулась, и чудом остался жив лишь Моня. Он, правда, получил серьезные травмы и долго был без сознания, однако все обошлось. Когда он пришел в сознание, то оказалось, что куда-то исчезли и золото, и деньги - около 50 тысяч долларов. Подозрение сразу же пало на Степана Ц.

Говорят, теперь у него большие неприятности. Моня обвинил его в том, что он, дескать, подстроил эту автокатастрофу, и требует вернуть деньги. При этом времени у Степана не так уж и много - счетчик включен. Экс-мент бегает сейчас по банкам в надежде получить кредит, но, как известно, экономическая ситуация в стране нестабильная и банки нынче на кредиты жадные. Поэтому Степа в полном отчаянии: Крюк требует «общак» у «бывших», «бывшие» трясут Моню, а Моня душит Степана Ц. Чем все это закончится, неизвестно. Понятно одно: Степа в большой... задумчивости.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпреступность