Последняя надежда Гитлера так и не стала первым советским авианосцем

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1403 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(841)         

Советский военный флот и авианосцы... На протяжении длительного времени эти понятия были несовместимыми. Но несмотря на их фактическое рождение, свершившееся к исходу 60-х годов прошлого столетия, первенцы были «гадкими утятами» в сравнении с американскими и английскими авианосцами, которые к тому времени уже прочно вошли в пору зрелого совершенства.
В истории же отечественных авианосцев первая «вводная» глава начинается с вертолетоносца «Москва», который еще не был полноценным авианосцем. Да и последующие мы скромно называли «аианесущими крейсерами». Хотя, по иронии судьбы, да и самой истории, Советский Союз обзавелся настоящим авианосцем задолго до этого - еще в 1945 году, - когда «в руки» Красной Армии попал уникальный трофей - германский авианосец «Граф Цеппелин». Который мы побыстрее «постарались»... уничтожить.

ПЛАНОВ ГРОМАДЬЕ

Принято почему-то считать, что в СССР тогда об авианосцах не думали, но это не так. Впервые авианосцы попали в план строительства боевых кораблей в 1937 году. Всего предлагалось построить два авианосца - для Северного и Тихоокеанского флотов, поскольку на этих театрах сложнее всего было организовать авиационное обеспечение линейных сил. Однако этот план, как и все последующие предвоенные планы, утвержден не был. Последний раз перед войной эти корабли включали в программу судостроения ВМФ на третью пятилетку (1938-1942 гг.), где закладка первого авианосца планировалась в 1941 году, второго - в 1942 году, а сдача - в четвертой пятилетке.
Даже во время войны, в начале 1943 года рассматривался вопрос о переоборудовании крейсера «Красный Крым» в гидроавианосец, вооруженный двенадцатью самолетами. Однако подобные планы на Черном море с его судостроительной базой в 1943 году были просто несерьезны.
Тем не менее проект советского авианосца в предвоенные годы все же был создан! Занимались им в инициативном порядке в ЦНИИ-45 (сейчас ЦНИИ имени академика А. Н. Крылова). Там к маю 1939 года разработали предэскизный проект авианосца малого водоизмещения, в котором предлагалось широко использовать корпус и механизмы легкого крейсера.
В предвоенной же фашистской Германии уже строили свои авианосцы. К началу войны с СССР готовность «Графа Цеппелина» составляла 85%, началось формирование экипажа и авиагруппы.
Кстати, побывавшая в Германии в 1939-1940 гг. советская торгово-закупочная комиссия под руководством наркома судостроительной промышленности И.Т.Тевосяна посетила строящийся «Граф Цеппелин». Советские представители выразили предложение об его покупке, либо, в случае невозможности таковой, приобретения заказа на строительство второго корабля, получившего к тому времени название «Петер Штрассер», для советского флота. Но немецкая сторона не проявила желания продавать авианосцы. Хотя в апреле 1940 года официально строительство «Графа Цеппелина» прекращено, а второй корабль разобрали на стапеле. Причина, как считают специалисты, - ожидание быстрого завершения войны; фюрер решил продолжить строительство авианосца... после окончания восточной кампании.
Однако блицкрига не получилось, и в марте 1942 года последовал новый приказ - достроить в кратчайший срок. К этому времени авианосцы уже продемонстрировали все свои многогранные качества, и потребность в них стала очевидна для всех воюющих морских держав.
Однако время было упущено, хотя немцы старались использовать все возможности. Когда летом 1940 года Париж заняли германские войска, к ним в руки попали отделение планов и архивы французского флота. Эта была чрезвычайно ценная добыча, поскольку в захваченных документах имелись обоснование и техническая документация на авианосец «Жоффр».
Его французы заложили в Сен-Назере 26 ноября 1938 года, и к моменту капитуляции Франции корабль все еще находился на стапеле. В конце 1941 года вспомнили о «Жоффре». Почти год предпринимались попытки возобновить работы, но в конце концов от них отказались, и в ноябре 1942 года приняли решение разобрать корабль на металл. Причин тому много, но, по-видимому, главная из них заключалась в том, что подобные корабли воистину строит вся страна, и немцы не смогли в условиях оккупации скооперировать десятки французских фирм для создания столь сложного объекта.

УНИКАЛЬНЫЙ ТРОФЕЙ

Наступающие советские части захватили «Граф Цеппелин» в Штеттине, где корабль с апреля 1943 года стоял в протоке Одера на приколе. Когда советские войска ворвались в город, специальная немецкая команда капитана 1-го ранга Калера с помощью взрывчатых устройств успела-таки повредить корабль, выведя из строя турбину и электрогенераторы. Через образовавшиеся трещины в корпус попали тонны воды, и корабль оказался в притопленном состоянии.
Но в августе 45-го силами аварийной службы Балтфлота он был поднят и включен в состав Советского ВМФ. Казалось, что в целом немецкий опыт вполне мог дать советскому руководству возможность резко сократить отставание в авианосцах от тех же американцев.
«Граф Цеппелин» даже по нынешним меркам был крупным авианосцем - его длина составляла 250 м, водоизмещение - 25 000 т, высота борта - 22 м, а длина и ширина полетной палубы соответственно - 241 м и 31 м.
Внешне этот корабль выглядел для того времени вполне традиционно, чего никак нельзя было сказать об отдельных инженерных решениях. Немцы создали авианосец-крейсер, наделенный способностью вести с противником прямой огневой бой. На стадии проектирования его планировалось вооружить 203-миллиметровыми орудиями, но впоследствии калибр был уменьшен до 150 мм. Авианосец получил броневую защиту класса легкого крейсера, в частности бронированную палубу и бортовую вертикальную броню переменной толщины. При этом сама полетная палуба была задумана таким образом, чтобы усиливать общую прочность корпуса.
Наиболее же интересной частью проекта «Цеппелина» была авиационная. Взлет самолетов с палубы должен был производиться с помощью двух пневматических катапульт, в то время как на других авианосцах подобных устройств еще не было. И у американцев, и у англичан, и у японцев самолеты взлетали только с самостоятельного разбега. Катапульта же позволяла нарастить вес боевой нагрузки стартующего самолета.
Еще одной интересной деталью техники взлета с «Цеппелина» оказались стартовые тележки, обеспечивавшие сцепку самолета с катапультой во время разгона. Тележки соединялись с самолетом еще в корабельном ангаре и вместе с ними лифтами подавались наверх. Там тележка с летательным аппаратом должна была передвигаться по рельсам силой тяги самолетного винта на свободную катапульту. В результате выигрывались время и скорость старта, поскольку тележка была рассчитана на моментальное соединение с катапультой. После отрыва от палубы «своего» самолета тележка возвращалась в ангар по наклонным цепным транспортерам.

УРОК ЖИВУЧЕСТИ

В свое время немецкие специалисты очень внимательно изучили русский опыт при разделке проданных им (по недомыслию или с умыслом) линейных крейсеров «Бородино», «Наварин» и «Кинбурн». Этот опыт пригодился им при проектировании и постройке линкоров типа «Шарнхорст», а затем и «Бисмарк». «Цеппелин» можно было отремонтировать и использовать в качестве испытательно-учебной платформы при создании собственных авианосцев. В условиях тогдашней жестко централизованной власти для этого достаточно было принять одно принципиальное решение. Именно так предлагал сделать адмирал Н. Кузнецов - давний сторонник идеи строительства авианосцев. Его предложения поддержал Наркомат судостроительной промышленности, а ленинградский Балтийский завод дал согласие на производство всех необходимых работ. Однако советское руководство поступило иначе. По решению правительства (постановление от 19 марта 1947 года) трофейные корабли, доставшиеся Советскому Союзу в поврежденном состоянии, подлежали уничтожению. Кузнецов оказался в опале, новый же командующий флотом адмирал И. Юмашев предложил провести вышеозначенное уничтожение с «пользой» для дела. Некоторые исследователи предполагают - для отработки ударов по американским авианосцам.
В «день казни», 16 августа 1947 года, авианосец, переклассифицированный к тому времени в несамоходную баржу, вывели на морской полигон. В продолжение этого эксперимента на корабле подорвали 24 заранее помещенных на нем боевых заряда (в том числе фугасные авиабомбы весом от 100 до 1 000 кг и 180-миллиметровые снаряды морских орудий). После перерыва во взрывах, который был использован для изучения повреждений, по кораблю отбомбилось 25 бомбардировщиков «Пе-2» (целый полк!), которые сбросили еще около 100 бомб. В цель, правда, попало только 6. Авианосец остался на плаву и после этого удара. Напоследок вогнали в него 2 торпеды, и только тогда «Цеппелин» затонул.
Проведенный эксперимент явился подлинным «уроком живучести». Если учесть, что атакующие силы «работали» в полигонных условиях, при хорошей погоде, по неподвижной большой цели, не встречая при этом ни зенитного огня, ни противодействия палубной авиации, что было бы естественным элементом реальной боевой ситуации, то «Цеппелин» продемонстрировал просто фантастическую живучесть. Вместе с ним надолго «утопили» и ключ к решению многих проблем, связанных с созданием авианосцев и большого флота будущего.

НАЧНЕМ С НАЧАЛА...

Поразительно, но факт. После войны советские специалисты, обнаружив значительное отставание в ряде ведущих военно-технических областей (ракетостроение, реактивная авиация, вертолетостроение, радиолокация, гидроакустика, подводное и надводное кораблестроение и др.) с огромным энтузиазмом, можно сказать, с жадностью принялись изучать, использовать, в ряде случаев просто копировать и воспроизводить трофейные или ленд-лизовские образцы (боевые ракеты Фау-1 и Фау-2, бомбардировщик Ту-4, подлодки пр. 613 и др.), что позволило впоследствии довольно быстро или очень быстро выйти на мировой уровень или занять лидирующее положение в мире. К сожалению, с авианосцем - принципиально новым, совсем неизвестным кораблем - такого не случилось. Даже самый неудачный, варварский вариант его «утилизации», описанный выше, давал обильный материал для раздумий, анализа и прямого использования в проектировании.
Именно так поступили специалисты ЦНИИ военного кораблестроения (ЦНИИ ВК или 1-го института ВМФ) при разработке проекта отечественного авианосца в начале 1950-х гг. В какой-то степени, но уже в меньшей, материалы по «Цеппелину» учитывались и при разработке более позднего проекта авианосца, который «зарубили» уже при Н.С. Хрущеве. Когда же началась эпоха строительства «океанского ракетно-ядерного» флота, об «Графе Цеппелине» уже и не вспоминали. Начали с нуля.

-


Комментариев: {{total}}


русскийпроисшествия