На права николаевского подростка посягнула служба по делам детей

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1579 }}Комментариев:{{ comments || 4 }}    Рейтинг:(957)         

Супруги Вышеславские, Людмила Антоновна и Леонид Петрович - опекуны 15-летней внучки Анечки Большаковой (фамилии и имена изменены. - Авт.). Мама девочки умерла, когда ей исполнился год и пять месяцев. Родительское горе словами не описать. С этой болью нужно было не просто жить, а растить и воспитывать внучку. Отец никакого интереса к судьбе Ани не проявлял. Бог ему судья, речь не о нём.

В 1997 году уполномоченными органами местной власти бабушка с дедушкой были назначены опекунами, и суд с этим согласился. Казалось, правовой статус даёт семье право получать помощь, гарантированную государством. Размеры её общеизвестны, но на достойную поддержку никто в нашей стране особо и не рассчитывает.


В начале июня прошлого года Вышеславским пришло официальное уведомление от начальника службы по делам несовершеннолетних Центрального района Валентины Пасичной фактически об отмене опеки. Якобы на основании и во исполнение поручения главы облгосадминистрации. Как выяснилось впоследствии, это была вольная интерпретация документа, так как в письме, на которое начальник ссылалась, именно её службе поручалось установить статус ребенка и защитить интересы несовершеннолетних.


Можно представить, каким потрясением стало внезапное сообщение о признании опеки незаконной для супругов. Обоим уже за 70. Счастье, что рассудка, интеллекта и мужества им не занимать, чего, увы, не скажешь о некоторых местных бюрократах. Благополучную семью они ввергли в круг чиновничьего ада.


«Не усмотрели»...


Началась долгая, изматывающая душу переписка. Вскоре получили письмо из прокуратуры области, в котором подтверждался факт незаконных действий службы Пасичной и нарушения прав ребенка. Казалось, справедливость восторжествовала. Но просто так чиновники, как известно, не сдаются. Даже прокуратуре. Даже закон им не указ. Умеют они, чиновники, улавливать не букву, а некий витающий над буквой «дух» закона, запах которого дано ощутить только им.


Иначе как истолковать один из многочисленных «шедевров» чиновничьей отписки? Цитирую: «Оснований для подтверждения статуса ребенка, лишенного родительского попечения, у несовершеннолетних, которые получили его до вступления в силу Закона «Об обеспечении организационно-правовых условий социальной защиты детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения»... не усматривается». «Не усматривается» - это «да» или «нет»? Это означает, что подтверждать статус не надо, потому что и так все ясно? Или статуса этого нет?


Теперь уже и госпожа Пасичная, и служба по делам детей облгосадминистрации в своих официальных ответах сообщали, что Анна Большакова не имеет статуса ребёнка, лишенного родительского попечения. Ссылались на Постановление Кабмина от 24.09.2008 № 866 «Вопросы деятельности органов опеки и попечительства, связанные с защитой прав ребёнка».


Попробуем разобраться, о чём этот документ. В указанном постановлении прописана процедура первичного установления статуса ребёнка, лишённого родительского попечения. А потом следует раздел, посвящённый устройству таких детей. Одной из форм устройства является опека. Приводится перечень необходимых документов и, собственно говоря, указывается механизм установления опеки решением исполнительного органа местной власти. Далее органам опеки и попечительства следует обеспечивать социальное сопровождение ребёнка, находящегося под опекой.


Так вот, оказывается, статус ребёнка, лишённого родительского попечения, который так беспокоит чиновников, нужен для установления опеки. Но когда таковая установлена, то это и означает отсутствие родительского попечения.


Уже после получения письма из прокуратуры Евгений Парамонов, начальник службы по делам детей облгосадминистрации, сообщил Людмиле Антоновне и Леониду Петровичу: «...по состоянию на это время нет оснований считать вашу опеку над внучкой незаконной». Опять же - двусмысленное толкование! И тут же предлагает опекунам для установления статуса ребёнка, лишенного родительского попечения, обратиться в суд с иском о лишении отца девочки родительских прав. Как будто ему неведомо, что существует понятие «лишение родительского попечения без лишения родительских прав» (в литературе встречается термин «социальное сиротство»), что, собственно, и подтвердил суд ещё в 1997 году. Известно, полагаю, и то, что действие каждого нового нормативного акта не может быть обращено на уже существующие законные отношения.


Супруги Вышеславские терпеливо объясняют чиновникам: «Мы считаем, что принимать решение о направлении иска о лишении отца родительских прав будет либо сам ребенок, либо, как предписывает законодательство, служба по делам детей. По нашему мнению, служба может и сейчас решить этот вопрос. Для этого государство и наделяет ее полномочиями. Зачем же втягивать 15-летнюю девочку в судебные тяжбы? Тем более что для установления статуса ребёнка в лишении родительских прав необходимости нет». Им приходится вновь и вновь повторять: «Всеми соответствующими правовыми актами, которые действовали на момент назначения опеки и были введены и признаны в Украине позднее, предусмотрено, что опека назначается лишь над детьми, у которых отсутствует родительское попечение. Поэтому, признав факт законности опеки, служба по делам детей не может одновременно с этим признавать де-юре наличие родительского попечения, отсутствующего де-факто.


...и сэкономили?


Переписка опекунов с чиновниками продолжается. В январе этого года на заседании Николаевского исполкома городского совета рассматривался вопрос об установлении статуса ребёнка, лишённого родительского попечения, несовершеннолетней Большаковой А. Принято решение направить запрос в Минюст о толковании правовых норм постановления, принятого в 2008 году. Зачем? И при чем здесь Минюст? Если есть закон, есть разъяснения Генеральной прокуратуры, в котором четко говорится: «права несовершеннолетней нарушены», следует восстановить ее в этих правах. Кстати, Вышеславских ни о заседании горисполкома, ни о запросе в Минюст и его содержании не уведомили. А Минюст, к слову, поддержал позицию Вышеславских.


Заметьте, все вопросы по опеке, попечительству, защите прав ребёнка уполномочены решать местные органы власти, а не дяди и тёти в киевских высоких кабинетах. Чего им не хватает: полномочий, времени? У нас что, таких семей, как Вышеславские, тысячи или хотя бы сотни? Нет, всего лишь три(!) в Николаеве. Конечно, жаль, что бюрократы не наделены чувством сострадания к социальным сиротам, детям, которые при живых родителях лишены родительского попечения. Сострадание, вероятно, для кого-то категория абстрактная. Но защищать интересы детей, добиваться восстановления справедливости, действовать в соответствии с законодательством - это ли не прямая обязанность ответственных лиц?


Совершенно прав Леонид Вышеславский, который считает, что в отношении его внучки нарушается статья 52 Конституции Украины, гласящая, что «дети являются равными в своих правах». Безусловно, нарушается и статья 3 Международной конвенции «О правах ребенка», где сказано, что во всех действиях относительно детей первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка. В отношении Анны местные чинуши ведут себя некорректно. Может, радеют за экономию бюджета? Но вряд ли лишение помощи одного ребенка приведет к выходу из финансового кризиса. А вот кризис душевный девочке грозит. Ведь ясно, что два пожилых человека не могут на свои крохотные пенсии обеспечить внучке безбедную жизнь. На что обрекают их работники службы, святая обязанность которой защищать права и интересы ребёнка, лишая их государственной помощи? Почему они взваливают всё на дедушку и бабушку. Сохрани и помилуй от такого социального сопровождения!


Вместо эпилога


Пока материал готовился к печати, областная прокуратура направила новое предписание. В нем четко указано, что «не предусмотрено дополнительного подтверждения статуса детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, для несовершеннолетних, которые получили его до вступления в силу закона. Как на момент назначения опеки в 1997 году, так и после Большакова имеет статус ребенка, лишенного родительского попечения, и не требуется его подтверждения».


Прокуратура внесла предписание с требованием немедленно устранить нарушения требований Закона Украины «О государственной помощи семьям с детьми». Но до сих пор девочка её не получает. Когда получит? Решать чиновникам? Или на них все-таки есть управа...

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги