Тесты: зачистка рынка?

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1212 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(727)         

Почему внешнее независимое тестирование стало обязательным именно в этом году? Похоже, это один из немногих вопросов, который до сих пор не был поднят приверженцами и противниками самой грандиозной реформы украинского образования.

А между тем, от этого зависит, с какой целью внедряется новая система оценивания абитуриентов, и какое ее ожидает будущее

Прежде всего, еще раз перечислим факты, известные всем.

1. Внешнее независимое оценивание (ВНО) качества знаний - одно из требований Лиссабонской международной конвенции 1999 г.

2. В Украине переход к ВНО мотивировался, прежде всего, необходимостью борьбы с коррупцией в образовании.

3. Качество самих тестов вызвало массу упреков и обвинений.

4. Тесты перескочили с уровня эксперимента для считанных процентов выпускников на обязательное требование для всех именно в 2008 году.

И, наконец, пятое и последнее: именно в этом году (впервые!) количество выпускников вдвое меньше, чем количество лицензионных мест в вузах.

При этом организаторам удалось проделать (без шуток) колоссальную работу: в условиях хронической «властной недостаточности» выбить 41 млн бюджетных гривень, создать национальную структуру, сломить сопротивление ректорского цеха, заручиться поддержкой или нейтралитетом ведущих политических сил, построить полмиллиона выпускников и миллион родителей плюс десятки тысяч преподавателей и чиновников образования…

Прекрасно отдавая себе отчет в том, насколько управляемым и чиновно-послушным является все учительское сословие, должен заметить, что последним подобным успешным реформаторским проектом было создание пресловутой Тендерной палаты Украины. Нет-нет, это ни в коем случае не намек. По крайней мере, пока. Просто признание организаторских талантов.

Вернемся к нашей теме: почему именно сейчас? Ведь ради этого организаторы не только «горы сворачивали», но и «граниты грызли». Заявление Игоря Ликарчука в интервью УП о том, что ВНО показало «огромное количество ошибок в учебниках», видимо, было призвано переложить ответственность за наличие в тестах значительного количества брака: вопросов, на которые невозможно дать правильный ответ, некорректно поставленных и т. п. Однако эта же фраза указывает, что тесты составляли, как минимум, не специалисты по данным предметам. Это уже странно. Конспирация, конечно, дело святое, но неужели было невозможно найти пять-шесть порядочных учителей-предметников? Будь я циником простодушным, я бы предположил, что некая группа «допущенных к телу» инициаторов не собиралась делиться гонораром с «рядовыми» учителями-методистами. Но еще раз повторюсь: талант и навыки организаторов заставляют отнестись к ним с гораздо большим… уважением.

Остается одно: очень спешили запустить тестирование именно в этом году, подбирать исполнителей было просто некогда.

Почему? Пришел срок последнего боя с коррупцией? Ну да, школы и вузы - это истинный оплот взяточничества, куда там судам, милиции, горисполкомам, министерствам и всем прочим. Беда в том, что «независимое тестирование не решает проблемы коррупции». Это не мои слова, это сказал Альгирдас Забулионис, консультант USETI (Программы содействия независимому тестированию в Украине), человек, много лет занимающийся вопросами внедрения и совершенствования тестирования в разных странах СНГ.

«С коррупцией должен бороться не УЦОКО (Украинский центр оценивания качества образования), а соответствующие органы! Это проблема общества, а не экзаменов», - заявил А. Забулионис в интервью газете «Зеркало недели».

С ним трудно не согласиться любому украинцу, мало-мальски ориентирующемуся в реалиях своей страны. Значит, избирательные бюллетени (те же крестики в нужных квадратиках) у нас и подделывают, и подбрасывают, и считают неправильно. А тесты - ни-ни? Или базы данных УЦОКО будут защищены лучше баз налоговой и таможни?

Обратитесь в любую приемную комиссию любого вуза, и вам расскажут любопытные вещи. Как известно, каждый сертификат содержит две оценки - по 200-балльной и 12-балльной системе. Пересчет из одной систему в другую достаточно сложен, и производится по специальным таблицам. Вузы не имеют права принимать сертификаты с оценкой ниже, чем 124 балла и «4» по школьной системе. Поэтому во многих приемных комиссиях эти оценки (от греха подальше) пересчитывают. Как мне сказали, едва ли не каждый десятый сертификат содержит неправильный перевод из одной системы в другую! Скажем, по баллам должна стоять «шестерка», а стоит «пять». И наоборот, оценка - удовлетворительна, а количество баллов ниже 124-х. После этого сложно поверить в безукоризненное качество проверки тестов. Но речь не о том. Тревогу вызывает другое обстоятельство: приказ Минобразования недвусмысленно ставит требование принимать лишь тех, кто имеет не ниже 124 баллов и (!) «4». Как поступать с парнем, получившим по украинскому языку 125 баллов и «тройку»?

Чем примечателен 2008 год? Это первый год «большой демографической ямы». Как уже сообщалось, в этом году николаевские вузы располагают 21 тысячей лицензионных мест. Выпускников же в этом году - ровно вдвое меньше. Понятно, что далеко не все после 12-го класса готовы учиться в институтах (академиях, университетах и пр.), правда, есть еще выпускники прошлых лет и иногородние. Но обязательное тестирование по украинскому языку в Николаевской области прошло 11,5 тысячи человек. Повторное тестирование добавит к этому списку тысячу-полторы, но общей картины не изменит. Кроме того, есть вузы Киева, Одессы, Харькова и иных университетских центров, охочие до умных и платежеспособных клиентов. Платежеспособных. Слово, дающее ключ ко многим загадкам. Рынок высшего образования - один из самых крупных в стране, и еще лет пять назад считался одним из наиболее прибыльных. Причем «белые» и «серые» средства исчисляются миллиардами гривень, да и суммы «черного нала» - в совокупности - вызывают искренний интерес.

Демографический спад может этот рынок серьезно обескровить. Возникает острая необходимость зачистить рынок. От кого? Смешной вопрос: от слабых. Вы скажете, от вузов, имеющих слабую кадровую и материальную базу, дающих плохое образование? Наши чиновничьи структуры вообще слабо приспособлены для решения таких задач. Лицензии выдаются не на один год, исполнять их требования, чисто формально, не так уж сложно. Вспомните, за два года Минобразования в Николаеве сумело закрыть только пару филиалов, уже совершенно… неформатных. Остальных все равно слишком много. Другое дело теперь - из-за нехватки абитуриентов большинство провинциальных вузов будут брать все сертификаты, в том числе со спорными, граничными оценками. Чем не повод для «предметного» разговора с ректором или владельцем? Кстати, Минобразования теперь требует еженедельно подавать отчет о том, сколько и каких сертификатов принял каждый вуз.

Честно говоря, хотелось бы говорить о другом: какое образование формируют наши тесты? Понятно, что очень скоро учителя будут адаптировать содержание своих уроков (и платных консультаций) к требованиям тестов. Но что важнее для общества: чтобы главным в курсе истории были даты смены гетманов или понимание исторических процессов? Мы ожидаем от будущего студента (и специалиста) умение выбирать правильный ответ из многих, или формулировать свою мысль и доказывать ее?

Наконец, результаты независимого тестирования - это уникальный объективный рейтинг школ города, и не пора ли поэтому сделать их публичными - без фамилий, со средней оценкой для каждой школы?

Но сами организаторы ВНО вывели его из сферы профессиональной дискуссии о целях и качестве образования, представив эдакой антикоррупционной панацеей.

Поэтому статья вышла такой, как есть. Украина пережила уже несколько попыток создания централизованных структур, не несущих никакой юридической и публичной ответственности, но подминающих под себя миллиардные финансовые потоки. Причем те, которые ранее оставались в распоряжении локальных элит. Тендерная палата - самый громкий и успешный, но далеко не единственный из таких проектов. А теперь мы имеем УЦОКО - непрозрачную (секретность!), непубличную структуру, от деятельности которой зависит грандиозный рынок высшего образования. И тестирование - без внятно обозначенных целей, под сомнительными антикоррупционными лозунгами, внедряемое в нашу жизнь стахановскими темпами. С этой точки зрения зачистка рынка представляется всего лишь деятельностью благородных идеалистов-санитаров.

Да, весь цивилизованный мир живет с внешним независимым оцениванием. Но мы обладаем уникальной особенностью находить общеизвестным вещам уникальное применение. Из того, как будут использованы результаты тестов этого года, станет ясно: для чего и кому они понадобились.

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги