«Коронавирусные уравнения» Николаевской инфекционки: сколько же денег нужно в месяц?

прочтения: 33462
20.08.2020 20:05

О пандемии коронавируса в мире говорят уже больше полугода. Болезнь быстро охватила практически все страны и Украина, к сожалению, не оказалась исключением. Можно долго и нудно рассуждать о том, что COVID-19 – это не более чем способ заработка для сильных мира сего, можно верить в теории заговора, а можно смотреть на факты. Никто, безусловно, не даст здоровому человеку проверить инфекционную больницу, но и других доказательств существования коронавируса для любого логически мыслящего человека более чем достаточно.

Больницы оказались, как у нас любят говорить, на передовой. Это чистая правда – ежедневно врачи принимают десятки больных, подключают их к аппарату искусственной вентиляции легких, ставят капельницы, делают уколы. При этом, сами медики не застрахованы от заболевания на 100%, поэтому регулярно и сами попадают в разряд пациентов. Все это в Украине совпало с реформой медицины и началом функционирования Национальной службы здоровья Украины, которая взяла на себя финансирование медицинских учреждений по так называемым пакетам, которые вступили в силу с первого апреля. То есть, по факту, областной и городской бюджет больше не имеют отношения к учреждениям, заключившим контракты с НСЗУ. С этих пор их финансирует Государственный бюджет.

В нашей области пациенты с коронавирусом изначально попадали в Николаевскую областную инфекционную больницу, которая после реформы стала называться «Коммунальное некоммерческое предприятие «Николаевский областной центр инфекционных заболеваний». Главврачом, а с недавних пор и директором Центра является Светлана Федорова, о которой знали многие, а после начала эпидемии в Николаеве и области, узнали почти все. Почему? Потому что Светлана Федорова, помимо своей врачебной деятельности, регулярно записывает всевозможные видео и активно ведет социальные сети. Более того, с марта месяца она стала чуть ли не главным действующим лицом практически на всех сессиях областного совета и депутатских комиссиях. Сегодня на Николаевщине вряд ли можно отыскать тех, кто не слышал ее заявления о том, что областной инфекционке не хватает денег на зарплаты медикам.

О том, что все врачи в Украине должны получать достойную зарплату, и это «достойно» должно выражается даже не в 20 или 30 тысячах гривен, спорить мало кто возьмется - это всем известный факт. Государство уже очень давно относится к медикам дико несправедливо, а между тем, эти люди каждый день спасают нас от болезней.

В самом начале эпидемии коронавируса в правительстве заявили, что медики, имеющие дело с COVID, будут получать 300% надбавки к зарплате и, если бы это везде исполнялось, было бы замечательно. Именно потому, что НСЗУ вряд ли выделил всем украинским больницам, работающим с коронавирусом, деньги на 300%, Светлана Федорова и начала об этом говорить. Но запрошенные суммы от Светланы Федоровой как-то странно менялись с течением времени, а поэтому и заставили обратить особое внимание на эти вопросы.

К примеру, 15 мая, в ходе сессии главврач «инфекционки» заявила, что ей нужно 6 миллионов гривен ежемесячно на выплату зарплат и 300%-й надбавки для тех, кто работает в больнице с пациентами, больными COVID-19. Как истинный руководитель, Светлана Федорова выступала за то, что 300% должны получать все работники ее медучреждения, поскольку даже охранник больницы сравнимый с воином АТО, возле которого пролетела пуля. Шесть миллионов ежемесячно до конца года – это 36 миллионов гривен. Давайте зафиксируем эту сумму.

До вышеупомянутой сессии, на комиссии по вопросам бюджета, 3 мая Светлана Федорова заявила, что ей и семи миллионов гривен не хватило бы на ежемесячную выплату зарплат и 300%-й надбавки своим сотрудникам. Речь о семи миллионах зашла в контексте пакета «COVID-19» от Нацслужбы здоровья, который составлял 6,9 миллионов гривен в месяц с апреля по июнь.

Значит, семи миллионов не хватит, но нужно шесть? Тогда многие обратили внимание на эту странность в разнице озвученных цифр, но ни у кого из депутатов и чиновников так и не хватило смелости, чтобы задать возникший вопрос и услышать логичные объяснения.

Проходит два месяца и уже 13 июля, в ходе комиссии по вопросам бюджета Светлана Федорова просит из областного бюджета для инфекционки уже пять миллионов на зарплаты/доплаты.

— Если никого не штрафовать, платить людям то, что положено, у нас есть нужда в 5,1 миллионах. Что у нас есть от НСЗУ – 675 тысяч, - сказала Федорова.

Новые суммы пока не всплывают, но что больше всего поражает – так это то, что никто не спрашивает, откуда берутся эти суммы. Даже поверхностного анализа хронологии просьб достаточно, чтобы задать вопрос, почему суммы требуемых зарплат уменьшаются из раза в раз. Никто не задает вопросов, никто не просит документальное подтверждение заявленных сумм, никто не интересуется, откуда эти цифры. Поэтому разобраться в этом решили мы.

Еще в мае, в один из самых загруженных коронавирусом на тот момент месяцев, редакция «Преступности.НЕТ» отправила в инфекционную больницу запрос с просьбой предоставить нам суммы зарплат и всех существующих доплат за три месяца – март, апрель и май 2020 года. Не буду вдаваться в подробности того, каким образом ответ был в итоге получен, скажу только то, что это был не один запрос. Светлане Федоровой наше желание документально подтвердить ее просьбы не понравилось, о чем она не один раз выражала возмущение, как у себя на Facebook, так и в ходе своих публичных выступлений.

По итогу, одна из сотрудниц «инфекционки» Анна Шабардина лично привезла нам папку с документами. На фото можно увидеть, сколько тут бумажек – стопка внушительная. Это зарплатные ведомости и, чтобы разобраться в них, нам понадобилось определенное время.

Итак, на май 2020 года в больнице работало 176 человек и 8 сотрудников «внешнего совместителя». Зарплатных ведомостей мы получили практически триста, то есть в полтора-два раза больше, чем количество сотрудников. Это можно объяснить тем, что люди работают на нескольких должностях одновременно, занимая разные ставки. К примеру, у одной Федоровой минимум две зарплатные ведомости. По крайней мере, они подписаны ее фамилией – врач-инфекционист и главврач.

Кстати, в некоторых ведомостях есть имя, фамилия, а иногда даже идентификационный код сотрудника больницы. Сразу оговоримся, так делать нельзя, поскольку ИНН – это конфиденциальная информация, к тому же, в запросе мы указали, что сведения о зарплатах нам можно предоставлять без ФИО. Не могу понять, почему несколько десятков ведомостей все же «подписаны», но это не суть важно в данном конкретном случае.

Гораздо важнее другое. Обратите внимание на зарплатную ведомость. Мы считали только май, как один из самых загруженных на то время месяцев. Таблица поделена на начисление и отчисление.

Начисление и строка «разом нараховано» - это то, что в итоге получает сотрудник. Помимо разнообразных надбавок есть строка – тарифный оклад COVID-19. Он есть не во всех ведомостях, но даже в тех, где он есть, не везде стоит цифра – это значит, что человек не получал повышенную зарплату. По этому принципу мы и решили поделить ведомости – на тех, кто получил оклад с надбавкой за коронавирус и тех, кто его не получил.

Сразу оговорюсь – ведомостей больше 270-и, поэтому все мы отсканировать и опубликовать в материале мы не стали. Если наши подсчеты вызовут у кого-либо сомнения, мы готовы предоставить всю стопку ведомостей каждому желающему.

Итак, сначала мы суммировали зарплаты и надбавки всех без исключения сотрудников, кроме уволившихся до мая, и получили сумму – 3,1 миллиона гривен. Потом отдельно умножили на три зарплаты тех, кто не получил надбавку за коронавирус и добавили получившуюся сумму к общей сумме зарплат/надбавок – у нас вышла цифра 3,4 миллиона гривен. Но для покрытия всех этих выплат, руководителю КНП Светлане Федоровой необходима сумма на 20% больше, потому что со всех начислений сотрудникам, по закону, должен еще отчисляться Единый социальный взнос. Делим сумму на пять и получаем 20% - это 698 тысяч гривен. Вместе получается почти 4,2 миллиона гривен. Тут внимательно – это сумма зарплат с 300-процентной надбавкой для всех без исключения сотрудников «инфекционки» плюс ЕСВ. 4,2 миллиона гривен. Не похоже ни на пять, ни на шесть, и на семь миллионов, правда? Тогда откуда цифры, озвученные Светланой Федоровой? Она округляла 4,2 миллиона до пяти? Неплохо :)

Теперь я бы хотела более подробно остановиться на тех, кто не получает 300% надбавки за коронавирус. Помня слова главврача «инфекционки» о пуле и воине АТО, было бы логично предположить, что, как минимум, людям, которые конкретно соприкасаются с болезнью, Светлана Федорова платит 300% к зарплате. Но нет. К примеру, вот ведомость младшей медицинской сестры санитарки-уборщицы. Здесь есть инфекционная надбавка, но нет надбавки за коронавирус.

Может быть, медсестры-санитарки не получали надбавку за COVID-19? Да нет, вот еще одна ведомость, такая же медсестра-санитарка, с таким же разрядом, даже работающая меньше на 5 лет. У нее есть надбавка. Почему такая выборочность?

Но это все медперсонал, который, по словам Светланы Федоровны, должен получать 300% без исключения (которое, все же, делается). Интереснее обстоит ситуация с тем, кто, так сказать, в тылу. Администрация больницы. Вот, например, исполняющая обязанности главного бухгалтера получает зарплату без оклада за COVID, как минимум, за май. Что произошло именно в мае?

При этом, экономист, который имеет такое же отношение к медикам, как и бухгалтер, получает свои 300% доплаты за COVID.

Таких вопросов много и можно предположить, что сотрудникам умножается только одна из их ставок. Я сейчас имею в виду медиков, потому что экономист, получающий 300% от зарплаты, вряд ли работает санитаркой на четверть ставки. Но тут один маленький нюанс – сама Светлана Федорова, работающая и главврачом, и инфекционистом, умножает на три обе свои ставки. За май она получила, в общей сложности, 74 тысячи гривен.

Спору нет, к счастью, знаю не на личном опыте, но, по словам многих ее пациентов, Светлана Федорова – отличный врач. Но разве тогда не все в больнице достойны получать умноженную на три зарплату? Или «достойных» выбирает сама Светлана Федорова? Тогда от чего зависит выбор?

Надо отметить, что Светлане Федоровой, в принципе, грех жаловаться. И не в ковидные времена она себя не обделяла. В 2020 году перед проведением конкурса на должность директора КНП «Николаевский областной центр инфекционных заболеваний» Светлана Федорова подала декларацию о доходах за 2019 год. Она сообщила, что в 2019 году на должности главврача «инфекционки» заработала 451 тысячу 976 гривен. Это, в среднем, по 37 тысяч гривен ежемесячно.

К примеру, Петр Рымарь – главврач Николаевской областной клинической больницы с уймой отделений и направлений лечения получил за прошлый год в общем 296 тысяч 14 гривен. Это 24,6 тысяч ежемесячно.

Директор КНП «Николаевский областной кожно-венерологический диспансер» Ирина Максимова за 2019 год получила 276 тысяч 989 гривен. Это 23 тысячи в месяц. Директор КНП «Николаевский областной центр медицинской помощи и медицины катастроф» Андрей Самойлов получал в 2019 году около 25,5 тысяч гривен в месяц.

А, работники «скорой», кстати, тоже имеют дело с коронавирусом. Справедливо? Судите сами.

Но не «инфекционкой» единой жива наша область. Вплоть до недавнего времени, когда люди успешно забили на меры карантина, более загруженной, чем больница возглавляемая Федоровой, оказалась больница в Южноукраинске. КНП «Южноукраинская городская многопрофильная больница» долгое время была в «топе» загруженности. К примеру, еще в июле загруженность больницы в Южноукраинске составляла 25%, в то время, как у «инфекционки» была цифра в 16%.

Да, в Южноукраинске всего 36 коек в инфекционном отделении, тяжело сравнивать со 150-ю кроватями николаевской инфекционной больницы, но нужно смотреть на это с точки зрения пропорций. Пропорционально Южноукраинская больница была в бОльшей загруженности, чем «инфекционка». А теперь главный вопрос – вы знаете, как зовут главврача Южноукраинской городской многопрофильной больницы? Я не знала, пока не нашла в интернете. Должность главврача занимала Ирина Доценко, а в конкурсе на директора новосозданного КНП победила Людмила Левченко.

Ирина Доценко и Людмила Левченко, Барометр

Я не знаю, выделяют ли им из городского бюджета деньги или нет. Никто не слышал Доценко в разрезе того, что никому до нее нет дела, но она самоотверженно борется с эпидемией, никто не слышит Левченко с таким же лейтмотивом. Они не выходили на трибуну в сессионном зале, по крайней мере я этого не нашла, не «зажигают» на комиссиях, не ходят на прямые эфиры, не снимают видео с больницы. Если и договариваются с властью о выделении денег на зарплаты, то делают это так, что выражения их изможденных лиц не иллюстрируют новости дня местных СМИ.

Кстати, у больницы в Южноукраинске мы тоже запросили зарплатные ведомости. От них не последовало никакого возмущения и «проклятий» в наш адрес. Они просто предоставили запрашиваемые данные. Для сведения – в больнице на момент июля работало 540 человек, из них 89 врачей и 363 человека медперсонала. Это врачи разных профилей и, судя по всему, надбавку за работу с пациентами с COVID получали только те, кто непосредственно с ними работал. Уж бухгалтеры и окулисты точно не получали 300% к зарплате. Вот, например, врач-инфекционист.

Кстати, обратите внимание, помимо обычной надбавки за COVID, которая, судя по всему, выплачивается из бюджета НСЗУ, в ведомости указана еще муниципальная надбавка за коронавирус. Скорее всего, это как раз та самая помощь из городского бюджета. Ее платят не всем, а только тем, кто работает с пациентами, больными COVID. Спокойно и тихо, без скандалов и слез. Почему? Предположу, что главврач обратился к мэру, а мэр собрал сессию. Депутаты проголосовали и выделили деньги. Все. Не было слез у трибуны, не было истеричных заявлений мэра во всех возможных сетях, не было плавающих сумм. Одна фиксированная цифра и одно необходимое голосование. Но это, безусловно, лишь мои предположения.

А вот зарплата заместителя главврача по экономическим вопросам. Надбавок нет.

А это, собственно, ведомость исполняющего обязанности главврача. Как видите, коронавирусной надбавки так же нет. Возможно, главврач занимала ставку инфекциониста, мы не знаем, но свою зарплату, как главврача она на три не умножала.

Сама же Светлана Федорова, оправдывая свои обращения в областной совет, говорила о том, что НСЗУ не выделяет ей денег в достаточном количестве. При этом, еще в июне, по словам Федоровой, Нацслужба прислала «чуть больше шести миллионов» по пакету COVID за апрель. Кроме того, на момент мая у Федоровой на счетах лежало около 24 миллионов гривен из областного бюджета.

Уже в начале июля главврач «инфекционки», в очередной раз посетив комиссию, сообщила, что Нацслужба их больше не контрактирует по пакету COVID. Всех это, естественно, возмутило. Сразу же после этого заявления мы обратились к директору Южного межрегионального департамента НСЗУ Дмитрию Самофалову, чтобы узнать, почему Нацслужба перестала контрактировать «инфекционку», пациентов в которой не становится меньше. Самофалов был удивлен.

На июль будут отправлены дополнительные условия, так как эти три месяца шли за счет постановления 313, в них определялись три месяца карантина в зависимости от того, как это будет меняться. Сейчас вышло постановление Кабмина 513-е, 19 июня они его подписали. (…) Постановление предполагает, что мы еще на три месяца заключим договор с учреждениями через дополнительные условия, - рассказал Самофалов.

Дополнительные договоры, по словам Самофалова, не публикуются на сайте НСЗУ, поэтому мы послали в ведомство информационный запрос и ждем ответ. Но в комментарии «Преступности.НЕТ» директор ведомства заявил, что предпосылок не контрактировать николаевскую «инфекционку» у Нацслужбы нет. Сама же Федорова чуть меньше недели назад написала, что за июль от НСЗУ таки пришли деньги – их на 200 тысяч гривен меньше, чем в июне.

Я хотела бы подчеркнуть эту мысль еще раз, если у кого-либо из почитателей Светланы Федоровой вдруг возникнут сомнения, я продублирую – никто не ставит под вопрос врачебный талант директора «инфекционки», никто не говорит о том, что врачи должны получать копейки. Я не поклонник реформы «деньги за пациентом» и не очень понимаю, как главврач должен переквалифицироваться в менеджера, хотя, возможно, такая схема и работает. Но никогда нельзя терять голову и, поддаваясь панике, творить себе кумиров, не желая даже задавать вопросы о том, что и откуда берется. Я была свидетелем разговора нескольких депутатов, которые после сессии и выступлении Федоровой о 6 миллионах ежемесячно, говорили друг другу, что не понимают, откуда эти цифры. Но никто не задает вопросов публично! Почему? В нашей области «инфекционка» - это единственное медучреждение, лечащее пациентов с коронавирусом? Почему только Светлана Федорова просит деньги? Почему такие суммы? Почему по итогу подсчета всех зарплатных ведомостей выходит меньше почти на миллион? Почему надбавки начисляют избирательно? И почему, черт возьми, никого это не интересует?

Сегодня количество заболевших растет каждый день. Мы должны быть готовы к новым громким заявлениям, новым цифрам и слезам на тех же лицах. С нашей абсолютно инфантильной властью у руля области заявления будут становиться громче, а обвинения масштабнее. Александр Стадник будет продолжать рассказывать о том, что где-нибудь отыщет 36 миллионов гривен, Светлана Федорова снова будет называть рандомные суммы, а Виктория Москаленко будет продолжать записывать свои кухонные видео и рассказывать о том, как всех спасет. Кроме того, заявления о том, что Светлана Федорова стремится в политику, уже не первый месяц курсируют по городу. И, словно подтверждая их материальность, сама директриса КНП вошла в активный диалог, но теперь уже с городским советом. Сообщения о возможной политической карьере Федоровой выплеснулись из Telegram и сплетен, когда свои предположения об этом выразил мэр Александр Сенкевич. Да, Готэму нужны герои, но герои ли это?

Мы написали эту статью для того, чтобы вы, наши читатели, видя весь этот театр абсурда, подходили к нему с холодным рассудком. Задавайте вопросы, если видите несостыковки, пишите об этом, кричите и спрашивайте. Возможно, только в этом случае люди, сидящие или очень стремящиеся хотя бы постоять у трона, поймут, что народ – не кучка идиотов, внемлющих любой ерунде, а самый главный критик и самый главный ревизор. И тогда обманывать станет опасно.

Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт