Вам нравится, когда вам плюют в лицо?

прочтения: 30091
10.11.2020 14:20

Мы, граждане этой страны, часто забываем, какие имеем права и свободы. Закрывая глаза на Конституцию, мы самоустраняемся и позволяем тем, кого сами же и выбрали, возводить себе провластные пьедесталы, откуда нас и не видно.

Органы местного самоуправления названы так не случайно. Мы – люди, голосуем за депутатов, делегируя им полномочия представлять наши интересы государственной машине на ближайшие пять лет. Мы пополняем бюджет, из которого они берут деньги, чтобы потратить их в наших с вами интересах. Мы даем им возможность нанимать людей, которые будут работать в наших с вами интересах. Они управляют, потому что мы выбрали их управлять.

20 октября наша редакция отправила запрос на получение информации в коммунальное некоммерческое предприятие «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний» с просьбой предоставить копию контракта, который заключен между Николаевским областным советом и директором «инфекционки» Светланой Федоровой.

Светлана Федорова
Виктория Москаленко

Ничего необычного – стандартная информация, которую мы не раз запрашивали у разных директоров разных коммунальных предприятий. Мы не ожидали конфликтов, даже несмотря на одиозные личности обеих подписанток, поэтому удивились, когда контракт нам не дали.

Федорова сообщила о дате подписания (25 сентября) и послала нас в областной совет. В областном совете нам тоже не дали контракт – сказали, что в нем есть конфиденциальная информация, а поэтому документ не может стать достоянием общественности.

Несколько недель, несколько запросов, и вот у нас на руках копия контракта. Нам его дали в Николаевском областном совете.

Сразу обращу ваше внимание на то, с каким предисловием нам дали контракт. Если кратко – юристы попытались натянуть сову на глобус, а точнее нежелание Москаленко и Федоровой «светить зарплату» попытались «натянуть» на действующее законодательство Украины. Нам сообщили, что КНП «Николаевский областной центр инфекционных заболеваний» формирует свои «средства» из местного бюджета, собственных поступлений (это каких?), средств от сдачи в аренду имущества, целевых средств, банковских кредитов, благотворительных взносов… В связи с этим, НЕКОТОРАЯ информация в контракте будет от нас скрыта. Вы уже поняли, что это за информация?

Да, от нас скрыли зарплату Светланы Федоровой. Ни одной цифры о зарплате – ни ставки, ни надбавок, ничего. В контракте есть целое Приложение с таблицей, где расписаны проценты по каждой надбавке, которую будет получать Федорова – таблица пустая. Настолько пустая, что от нас (от вас) скрыли даже номера решений Верховной Рады, согласно которым Федоровой будут начислять тот или иной процент. Скрыли РЕШЕНИЯ ПАРЛАМЕНТА.

При этом, сама же Федорова, накануне ответа нам на запрос, писала у себя в соцсети, что ее ставка, якобы, 30 тысяч гривен, и мол «скрывать ей нечего». Настолько нечего, что в итоге скрыли? Имеют ли они право это делать? Является ли в действительности информация о том, сколько может получать по контракту Светлана Федорова на посту директора коммунального медучреждения, конфиденциальной? Давайте по порядку.

В нашей стране существует Закон «О доступе к публичной информации». Согласно одной из статей этого Закона каждый из вас, украинцев, имеет право знать все о передвижении, трате, использовании бюджетных средств.

скриншот п.5 ст.6 ЗУ "О доступе к публичной информации"

Бюджетные средства – это то, что вы положили в местную или государственную казну. Это то, что забирают у вас с вашей зарплаты и несут в общую копилку. Имеете ли вы право знать, как тратятся эти деньги? Сколько из этих денег идет на оплату труда тем, кого вы нанимаете на службу к себе? Конечно, да. И это логично, в конце концов.

Николаевский областной совет – орган МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ. ВЫ, жители Николаевской области, пять лет назад выбрали 64 депутата и дали им полномочия представлять ВАШИ интересы.Одна из депутатов – Виктория Москаленко, была выбрана главой областного совета. Она, как и остальные 63 человека в областном совете, тоже, в первую очередь, ОБЯЗАНА блюсти интересы жителей Николаевской области.

Коммунальное некоммерческое предприятие финансируется из бюджетов разных уровней – от местного до государственного. Так как медицина у нас в стране, по идее, должна существовать по принципу «деньги за пациентом», условной больнице выгодно лечить как можно больше людей, потому что за людей платит Национальная служба здоровья Украины из Государственного бюджета. Само медучреждение, при этом, не зарабатывает в привычном для нас смысле этого слова. Кроме того, медучреждения не зря названы «КНП», потому что они, в первую очередь, коммунальные. То есть, они являются собственностью громады – нас с вами. Все, что в этих учреждениях есть – коммунальное, с инвентарным номером, потому что куплено за бюджетные деньги. Подчеркну, это не частныелечебные учреждения.

Так вот, когда Москаленко заключает контракт с Федоровой, это не одна властьимущая заключает контракт с другой. Это мы – вы, наши читатели, я, жители этой области НАНИМАЕМ человека на работу. Мы позволяем этому человеку руководить коммунальным предприятием, которое все, целиком и полностью, до последнего шприца и халата, принадлежит нам. МЫ смотрим на квалификацию человека, МЫ проверяем опыт, послужной список и бизнес-план по привлечению пациентов. Как вы думаете, имеем ли МЫ право знать, на каких условиях мы нанимаем этого человека? Как этот человек распоряжается нашим имуществом? Какой у этого человека план? И самое главное – сколько мы готовы платить этому человеку за его работу? Да, мы имеем право знать эту информацию, потому что мы – работодатели. Ни Москаленко, ни 64 депутата, ни НСЗУ – мы с вами. И вы четко должны осознавать этот момент.

Теперь, что же касается «совы на глобусе» от юристов, которые помогли Москаленко скрыть зарплату Федоровой. Пусть вас не смущает перечень из нескольких десятков пунктов того, из чего якобы формируется бюджет «инфекционки». Кредиты в банке? Деньги, полученные от аренды имущества? Благотворительные взносы? Не суть.

И вот вам пример – в 2018 году Верховный Суд удовлетворил кассационную жалобу истца к коммунальному предприятию «Малиновский рынок». Истец требовал перечень сотрудников КП.Рынок, в свою очередь, отказал – якобы, они не получают средств из бюджета, а если не получают, значит могут не давать публичную информацию, поэтому засуньте себе свои запросы, ну вы поняли, куда. Истец пошел в суд и выиграл его, но рынок не сдавался и подал апелляционную жалобу, где уже сам стал победителем. Поэтому истец обратился в Верховный суд. Решение суда однозначно – иск удовлетворить и обязать рынок предоставить информацию. Знаете, почему? Суд очень четко дал пояснение: «Анализ правовых форм и обстоятельств дела дает основания для вывода, что коммунальные предприятия, созданы органом местного самоуправления на основе коммунального имущества, осуществляют свою деятельность от имени территориальной громады, а потому вся прибыль, которая получена коммунальным предприятием от своей деятельности, также является собственностью территориальной громады, то есть является бюджетными средствами (коммунальным имуществом)». Детальнее с делом вы можете ознакомиться в Едином реестре судебных решений.

Неважно, какими средствами оперирует директор рынка. Он зарабатывает их, используя КОММУНАЛЬНОЕ ИМУЩЕСТВО. Неважно, что еще закладывается в средствах, которыми оперирует директор больницы – он (она) делает это, используя коммунальное имущество. А, учитывая тот факт, что Светлана Федорова с апреля обивает пороги областного совета и Николаевской облгосадминистрации с требованием дать денег на зарплату коллективу (и себе, естественно), скажите, имеете ли вы право знать, сколько по итогу Федорова платит себе? То есть, сколько вы будете платить ей, согласно контракту? Контракту, который заключили с ней вы, делегировав эти полномочия временному лицу, время которого, кстати, уже фактически истекло.

Директор «инфекционки» может сколько угодно унижаться и позориться, забывая о своем статусе и периодически переходя на феню.

Я уверена, рано или поздно ей вспомнят все – и оскорбления других врачей, у которых «умирают десятками, а у меня чуть-чуть», и голословные обвинения всех вокруг в желании содрать с нее очередной откат, и громкие слова, кидающиеся в политиков, мэров, журналистов. Коронавирус закончится, а пустая и надутая спесь сбивается очень быстро.

Дело в другом – Федорова дала очень важный посыл, и дала она его не нам, журналистам, она дала его вам – ее избирателям – нанимателям на работу. Почему она не дала ответ на запрос? Как она там выразилась? «А я не даю. Морожусь». Здесь нужно четко разделять рациональный бунт и желание создать образ местной Че Гевары для людей, не желающих углубляться в суть. Так вот, суть в том, что вам, избирателям, говорят: «Я буду депутатом и плевала я на законы страны, в которой я избиралась. Да, в запросе, который мне прислали, ничего такого нет, а свою зарплату я могу хоть сейчас сказать – вот она. Но документально я подтверждать ее не буду. Почему? Не ваше дело».

И Федорова, и Москаленко ведут себя так, как будто одна начальница большой и частной корпорации наняла себе человека в свой частный медицинский кабинет. И этот человек, возглавляя свой частный кабинет, сам решает, кого лечить, а кого отправить в городские больницы. Все же помнят, как директор «инфекционки» отказывалась от пациентов с COVID, потому что они – жители города, а она, якобы лечит только областных. Это нормальное поведение врача? Отказываться передавать незадействованные аппараты искусственной вентиляции легких в другие больницы – это нормальное поведение врача? Нет. Это нормальное поведение политика, который ведет игру против другой политической силы, но не врача, который, в первую очередь, думает о выздоровлении пациентов. По факту, вам – людям, в чьей собственности находится больница, отказывают в лечении, потому что так хочет директор этой больницы. Вот просто так. Вас это не смущает?

Из бюджета НСЗУ «инфекционка» получила 23 миллиона с мая по июль, из областного – 31 миллион, что в совокупности – 54 миллиона гривен. Алексей Вадатурский бесплатно отремонтировал часть корпусов, которые пребывали в состоянии разрухи годами. (Кстати, где все это время была та самая политсила, от которой сегодня директор больницы идет в депутаты, как минимум, пять лет их каденции?)

Больница до прихода "олигарха" Вадатурского
больница после ремонта

Сама Федорова, начисляя себе зарплату, умножала (и, скорее всего, до сих пор умножает) на три обе свои ставки – и инфекциониста, и директора больницы, хотя 300% получают только те, кто непосредственно принимает участие в лечении пациентов с COVID и платить себе, в целом, 600% - немного неправильно. В конечном итоге, зная все это, у вас еще есть вопрос, почему в контракте единственная закрытая информация, помимо паспортных данных – зарплата директора «инфекционки»?

Цифры мы получим – рано или поздно. Мы двигаемся по привычной для нас схеме – подали в суд, написали омбудсмену по правам человека и еще сразу в несколько разных структур, названия которых мы пока не будем упоминать. Теперь мы точно знаем, какой именно параграф контракта хотели скрыть, и спасибо большое за то, что сами акцентировали на нем внимание.

Я повторюсь и напишу то, с чего начала – мы, граждане этой страны, часто забываем о том, какие у нас права и свободы. Но, самое главное, о чем мы забыли – это наша с вами собственная зона ответственности. Мы отвечаем за Украину, и какой мы хотим ее видеть. Мы отвечаем за алчных и дорвавшихся до власти, мы отвечаем за последствия, разворованный бюджет, незадекларированные коттеджи и разруху вокруг. Знаете, почему? Потому что, каждый раз, когда нам плюют в лицо, мы вытираемся и продолжаем делать вид, что это к нам не относится. Но к нам это относится, напрямую, к каждому из нас. И лично я не хочу, чтобы мне плевали в лицо. А вы?

Автор: Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт