Шапито-шоу

прочтения: 18375
21.11.2020 19:22

Глубочайший кризис в госфинансах уже наступил, и времени хоть что-то исправить практически не осталось, пишет в своей статье в «Зеркале недели» Юлия Самаева.

Выполнение госбюджета провалено. Нам уже не хватает денег даже для финансирования «защищенных» расходов, то есть на пороге проблемы с выплатами зарплат и соцпомощи. Так, по данным Госказначейства, за десять месяцев этого года не профинансировано расходов госбюджета на 95,7 млрд грн, из них «защищенные» статьи — 34,4 млрд, еще минус 26,8 млрд грн — расходы из Специального фонда госбюджета. То есть в сумме правительство на конец октября недосчиталось 122,5 млрд грн для выполнения расходной части госбюджета. К этим деньгам логично добавить 298 млрд грн бюджетного дефицита, изначально заложенного в госбюджет после апрельского пересмотра. Найти такие деньги сложно даже в хорошие времена, что уж говорить о кризисных.

В условиях сокращения экономики не помогают даже стахановские темпы, которыми налоговая наполняет бюджет. Вся надежда, как всегда, на займы. Но желающих давать нам в долг немного. По данным того же Госказначейства, за девять месяцев от продажи гособлигаций в бюджет привлекли 220 млрд грн, а у внешних кредиторов заняли еще 179,6 млрд. При этом выплатили по старым долгам за это же время 330,6 млрд грн и еще 98,4 млрд отдали за обслуживание долгов. То есть отдали больше, чем заняли. Минфин повышает ставки, НБУ раздает госбанкам ненужный рефинанс, чтобы те его потратили на выкуп госбумаг, но даже эмиссия, которой все так боялись, не удается. НБУ выдал банкам 16 млрд грн рефинансирования якобы для поддержания ликвидности, с которой у банков на самом деле проблем нет. И буквально сразу же Минфин, повысив ставки, провел аукцион по ОВГЗ, но привлечь смог только 2,5 млрд грн — банки решили деньги придержать. И если бы это был первый такой провальный аукцион, но нет, спрос на государственные ценные бумаги давно пошел на спад, а мы еще в феврале предупреждали, что избыточные надежды на этот источник финансирования чреваты серьезными проблемами для госфинансов. Увы, за это время альтернативных источников для финансирования наших расходов так никто и не нашел.

Что еще хуже, мы точно останемся без поддержки внешних кредиторов до конца года, если не будем действовать быстро и правильно. А нынешняя власть умеет только медленно и неправильно.

Конечно, офис президента уверяет нас, что Украина выполнила все маяки МВФ, и считает, что созвон Владимира Зеленского и директора-распорядителя МВФ Кристалины Георгиевой — это прорыв в переговорах, а назначение Оксаны Маркаровой послом Украины в США заменит реальные реформы. Где в таком случае деньги, господа? Где два транша от МВФ по 700 млн долл. каждый? Где 1,4 млрд долл. от ЕС и еще 700 млн долл. от Всемирного банка?

Кажется, мы знаем ответ. Они забуксовали из-за кризиса в судебной системе, отката антикоррупционной реформы, олигархизации экономики вместо деолигархизации, убогого бюджетного планирования, политического кризиса и отсутствия хотя бы попыток все эти проблемы решить. Если бы проблемы заключались только в провальных коммуникациях власти на грани глупости и хамства, было бы проще. В конце концов, МВФ работает почти с двумя сотнями стран мира и разное видал. Но нынешняя власть ежедневно «не словом, а ділом» подтверждает свое нежелание выполнять подписанный Меморандум о сотрудничестве.

В офисе президента знали и о надвигающемся «конституционном» кризисе, и о глобальной проблеме в судебной системе, но игнорировали проблемы. Знали о необходимости продолжать антикоррупционную реформу, но кому ж это выгодно? Вполне ожидаемой была и реакция наших партнеров на неуемное желание ОПУ вмешиваться в работу НБУ, но и она их не остановила. Им известно, что за картельными распилами на «Большом строительстве» давно и внимательно следит большой брат, собирая компромат на всю верхушку ОПУ, но кто ж их боится. Там в курсе, что реформа фискальных органов, забуксовав на таможне, скатилась в полное безвластие, но им неинтересно. Им докладывают о том, как растут и крепнут монополии отдельно взятых олигархов, сами же ставленники ОПУ из Антимонопольного комитета, но ничего не сделано и тут. А еще в офисе президента наверняка слышали о том, что дефицит госбюджета будущего года раздули до невероятных размеров, а депутаты «Слуги народа» подали в него поправок еще на два таких же бюджета, но кто ж их усмирит — «це ж народовладдя». Пожалуй, это топ структурных маяков, которые власти сознательно провалили, продолжая уверять и себя, и окружающих, что Украина все выполняет. Но, поверьте, есть и другие.

О глубине нынешнего кризиса говорит то, что в ОПУ, зная о всех наших финансовых проблемах, всерьез обсуждали отказ от сотрудничества с МВФ, потому что кто-то нашептал им, что можно одолжить деньги у Китая без всех этих ненужных реформаторских «обязов». Жаль, не предупредили, что для того, чтобы взять что-то у Китая сегодня, переговоры с ним надо было начать за два года до того, как Зеленский стал президентом. А чтобы получить хоть какой-то профит от сотрудничества с Поднебесной, надо и самим быть китайцами. Да и не будем забывать, что этот сценарий предполагает моментальное ухудшение отношений с США, с прямыми негативными последствиями в сферах обороны, безопасности и сдерживания российской агрессии.

На заседаниях фракции на полном серьезе поднимался вопрос дефолта Украины, причем не столько из-за финансовых проблем, а просто чтобы избавиться от надоедливого кредитора. К счастью, теперь уже реальное отсутствие денег привело всех в чувство.

Конечно, кто ж не мечтает о золотых временах, когда Украина сможет самостоятельно финансировать свои расходы, обретет субъектность и избавится от внешнего управления. Но можем ли мы это сделать сейчас? Кто это внешнее управление заменит? Зеленский, растерявший за полтора года и доверие, и поддержку? Ермак с братом? Может, Шефир, взявший шефство над дорожным картелем и готовый за 33% «порешать» в судах в ущерб государственным интересам? Может, сразу Ахметов с Коломойским, крепнущие при нынешней власти день ото дня? Или правительство, провалившее все возможные реформы и не умеющее планировать ни доходы, ни расходы?

Все плохо настолько, что этих даже заменить некем. Адекватные люди просто не хотят в этом «шапито» участвовать. Поиск каждого нового руководителя — головная боль и выбор без выбора, и не столько потому, что у нас не осталось грамотных специалистов, сколько потому, что никто из них не хочет сотрудничать с настолько токсичной властью. При таком ассортименте невольно запросишься под внешнее управление. Даже если все хорошо. А у нас все плохо.

Минимальная возможность решить наши проблемы — получить хотя бы 700 млн долл. от МВФ до конца года, для чего необходимо не только в начале декабря принять бюджет следующего года с адекватными показателями и сокращенным до разумных пределов дефицитом, а также законодательные изменения, гарантирующие нормальную независимую работу НАБУ, САП и НБУ, и решить вопросы с электронными декларациями и КСУ. Все это ложится на плечи парламента, монобольшинство которого давно превратилось в товарную биржу купли/продажи голосов в интересах любого платежеспособного клиента. То, что из обоймы выбыл заболевший спикер Дмитрий Разумков, только ослабляет наши шансы на успех, так как до этого момента только ему и удавалось получать желаемые результаты от народных депутатов.

Дополнительные риски — предстоящие на следующей неделе суды. 24 ноября Геннадий Боголюбов будет требовать возврата ему доли в Приватбанке, а 26-го — того же будет требовать его партнер Игорь Коломойский. Если судьи примут решения в пользу бывших собственников банка, признав его национализацию недействительной, этот факап не компенсируют даже парламентские старания. А по несчастливому стечению обстоятельств, с судебной реформой у нас все так же плохо, как с остальными.

Но даже если все получится, и мы успеем «разморозить» сотрудничество с фондом до католического Рождества, нам все равно предстоит пройти довольно длительный кризисный период. Количество заболевших увеличивается ежедневно, и никакой карантин «выходного дня» этот прирост не остановит. С большой вероятностью стране все равно придется объявить локдаун, чтобы хоть немного разгрузить медицинскую систему. Для экономики это будет мощный удар, мы опять потеряем часть ВВП, многие «чувствительные» к карантинным ограничениям отрасли понесут огромные убытки, вырастут бедность и безработица. Предыдущий карантин стоил нам 5,5% экономического роста, и, в отличие от предыдущих кризисов, доходы населения просели резко, загнав за черту бедности самых незащищенных — жителей сел и маленьких городков. К этим же эффектам мы должны готовиться и в этот раз, уже выискивая среди наших скудных доходов средства для поддержания хотя бы потребительского спроса — нашего единственного драйвера экономического роста. Даже при самом благоприятном стечении обстоятельств новый бюджетный год мы начнем с глубокого кризиса в большинстве сфер. Было бы любопытно увидеть видеоблог президента на эту тему.

    Фотофакт