300% «ковидной» надбавки бухгалтерам, списанное оборудование и премии самой себе: В николаевскую «инфекционку» приехал ревизор

прочтения: 55309
25.05.2021 19:10

Любой форс-мажор – это всегда, в первую очередь, о деньгах. Они нужны сразу и их нужно много. Мировая пандемия COVID-19 очень четко определила этот процесс и разделила страны на те, у кого эти деньги есть, и те, у кого их нет. Но сами по себе деньги, особенно когда их много – это отличная возможность проверить, как и целое общество, так и каждую отдельно взятую личность, которой вдруг начинают эти деньги приходить. Большим и хаотичным потоком.

До апреля 2020 года такая личность как Светлана Федорова не имела широкой популярности среди жителей Николаева и области. Ее знали, как главврача Николаевской областной инфекционной больницы, несколько раз она приходила на депутатские комиссии в областной совет, многие говорили, что она хороший врач и, в целом, она создавала о себе довольно приятное впечатление. Стоит ли, в таком случае, говорить о реакции общественности, когда вначале эпидемии COVID в Украине отдельные чиновники и часть «актива» стали называть Светлану Федорову ведущим инфекционистом в области? Сдержанная, спокойная и профессиональная, она вызывала уважение.

А потом началась череда непонятных, а точнее, неприятных ситуаций, на которые уже не получалось смотреть сквозь призму уважения к Федоровой. Первая такая ситуация произошла, когда нам в руки попал список из «таблеток и баночек», который дают пациенту «инфекционки». Реакция Федоровой была на тот момент еще не совсем шокирующей, но уже вызвала небольшое удивление.

«(Мы всех - ПН) строго накажем. Всех, кто имел отношение к списку: медсестер, заведующую, меня. Сижу, пишу выговор. Выговор за то, что работают, как проклятые. За то, что им разбивают головы в маршрутках, за то, что без выходных, за недочеты в законодательствах, за то, что остаются, за то, что молча терпят нападки. (…) Храни Господи моих людей! Родные, Вы- лучшие. Внизу приказ о выговоре. Вот он, но я его не подпишу», - отметила Светлана Федорова.

Светлана Федорова
Тот факт, что обычно всегда спокойная и взвешенная Светлана Федорова неожиданно прибегла к смещениям акцентов и манипуляциям, немного смутил. Но это было только начало.

Потом было еще много разных дрязг – например, откровенная несостыковка жалоб Федоровой о нехватке денег в больнице и официальные ответы от облгосадминистрации о количестве переведенных денег на счет «инфекционки». Постоянные заявления о «тяжком труде медицинского персонала» и неожиданные 300% «ковидных» для экономистов и бухгалтеров медучреждения. Неожиданные и опасные аварии в больнице, которые, как выяснилось позже, были спровоцированы дилетантским подходом к обслуживанию опасного оборудования.

Минимум тремя масштабными скандалами, связанными со Светланой Федоровой, запомнился 2020-год. Этими скандалами можно назвать ситуацию вокруг ремонта «инфекционки» силами «Нибулона», отказ от предоставления журналистам копии контракта главврача больницы и отказ этого самого главврача от передачи городу аппаратов искусственной вентиляции легких. Просто напомню – в первом случае главный инфекционист области самыми нелицеприятными выражениями охарактеризовала Алексея Вадатурского, который полностью профинансировал ремонт и оборудование для больницы, а отказался это делать тогда, когда Федорова в разгар пандемии решила баллотироваться в депутаты. Во втором случае главный инфекционист области охарактеризовала уже журналистов за то, что посмели попросить у нее копию контракта о трудоустройстве. Не буду напоминать, как именно, отмечу только то, что мой, да и не только мой лексикон пополнился тогда парой новых идиоматических выражений, больше подходящих для «не столь отдаленных мест».

Подробно об этом можно прочесть в публикациях: «Коронавирусные уравнения» Николаевской инфекционки: сколько же денег нужно в месяц? и Вам нравится, когда вам плюют в лицо?

Третий же скандал случился тогда, когда городским больницам в разгар эпидемии понадобились аппараты ИВЛ. На тот момент у Федоровой они были – 24 аппарата не использовались, но давать их больницам она отказалась, что вызвало бурную реакцию у всех, включая мэра Александра Сенкевича. Перепалка была предсказуемой – с одной стороны доносились фразы о том, что у кого-то в головах «зашкаливает политика», а сторона-оппонент грозилась «не носить откатов».

В общем, уже к лету ее авторитет, активная поддержка со стороны областной власти и всеобщая любовь общественности возросли до таких масштабов, что становилось немного не по себе. Ни одно слово Федоровой больше не подвергалось сомнению, ни одна цифра – проверке. Сегодня она говорит, что вирус убивает, а человечество под угрозой – все бегут мыть руки и сметают аптечные прилавки. Завтра она выйдет в толпу без маски и перчаток – ее радостно встретят и окружат плотным кольцом всеобщего восхищения. Сегодня она заявляет, что у нее нет денег на зарплаты работникам – общественники в гневе бросаются на власть. Завтра журналисты по факту опубликуют ее контракт и их профессию склоняют по самым неведомым доселе падежам. Тогда стало очевидно, что Светлана Федорова – новоявленный «кумир» для своей сформированной секты. А что происходит с ситуативными кумирами? В какой-то момент им становится мало.

Когда имеешь дело с бюджетными деньгами, рано или поздно к тебе приходят люди, в обязанности которых входит эти деньги посчитать. Они не делают выводов, не выносят вердиктов. Они сухо все пересчитывают, смотрят, насколько траты законны и передают эстафету правоохранителям, если есть что передавать. Это аудиторы и так уж вышло, что у нас в распоряжении оказалась их эстафета. Да, мы получили на руки документ от Управления Южного офиса Госаудитслужбы в Николаевской области с названием «О результатах ревизии КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний». Ревизию инспекторы провели за целый год – с 1 января по 31 декабря 2020 года. И о чем же мы узнаем с самой первой страницы результатов проверки?

В целом, 3,5 миллионов гривен. Это сумма нарушений, которую подсчитали аудиторы. 3,5 миллионов гривен – это немного меньше, чем в самом начале требовала Светлана Федорова на надбавки по зарплатам. А теперь по цифрам.

Первое нарушение, о котором говорят инспекторы – 300% надбавки на зарплаты тем, кто не имеет отношение к лечению коронавируса. Удивительно (нет), но в Госаудитслужбе почему-то сочли неправильным выплату «ковидных» денег заместителю директора по финансово-экономическим вопросам, работникам бухгалтерской службы, экономисту, хозяйственному персоналу, кадровой службе, секретарю-машинистке и еще нескольким работникам больницы. Такие выплаты зафиксировали в отдельные периоды на протяжении апреля – декабря 2020 года, и, в общем, их оценили в 657 тысяч гривен.

Далее. В апреле, мае и декабре Федорова перечислила 300% «ковидной» надбавки детским докторам – инфекционисту, врачу-педиатру, врачу-анестезиологу. Аудиторы отмечают, что необходимость в дополнительном привлечении врачей-специалистов на тот период отсутствовала. В итоге, «лишние начисления зарплат» составили еще 270 тысяч гривен. Помимо этого, Федорова выплачивала 300% зарплаты и самой себе, но не как врачу-инфекционисту, вернее, не только как инфекционисту, а и как директору больницы. Такой себе двойной оклад. Лишние начисления себе надбавок составили 238 тысяч гривен. Помимо этого, директор инфекционки в феврале 2020 года начислила себе еще 25 тысяч гривен премии, по мнению, Госаудита, без оснований и разрешения владельца учреждения – Николаевского областного совета, что также является нарушением.

Еще 486 тысяч гривен ушли на выплату доплат работникам больницы в нарушение одного из пунктов договора с Национальной службой здоровья Украины. Отмечу, что обо всем, что касается 300% надбавок и начислений мы уже писали – вот здесь, например, это все уже есть. Реакция на тот момент была весьма показательной.

Помимо зарплат, ревизия прошлась и по сотрудничеству со строительными фирмами, которые в разное время работали с «инфекционкой». Например, аудиторы выявили нарушение законодательства и условий договора с ООО «Строительная компания «Интербуд» в части приема и оплаты невыполненных подрядчиком работ. 129 тысяч Светлана Федорова заплатила за то, что ей не сделали строители. Еще 40 тысяч она отдала ФЛП Коробейникову, который якобы осуществлял технический надзор за выполненными работами.

Еще 10,7 тысяч гривен Федорова заплатила в качестве налога на добавочную стоимость за «ковидные» товары, хотя, согласно переходным положениям Налогового кодекса Украины, она не должна была этого делать.

А что же с «Нибулоном»? Завод вложился в больницу и провел масштабный фронт работ. Логично, что все эти работы были тщательно зафиксированы документально. Наверное, глупо было бы предположить, что кто-то решит немного поколдовать над отчетной документацией, особенно, зная, насколько скрупулезно к вопросу отчетности подходит Алексей Вадатурский. Или не глупо?

«Суспільною перевіркою повноти оприбуткування в обліку КНП «МОЦЛІХ» наданої ТОВ СП «Нібулон» благодійної допомоги встановлено списання в травні 2020 року на поточні витрати поставлене благодійником устаткування на загальну суму 786,0 тис.грн з ПДВ та не оприбуткування по обліку у вересні 2020 року устаткування, меблів, інвентарю на суму 618,73 тис.грн з ПДВ…».

«Також ревізією встановлено подвійне відображення по обліку підприємства у червні та липні 2020 року отриманих в якості благодійної допомоги від ТОВ СП «Нібулон» робіт з благоустрою території на суму 9,43 тис. гривень з ПДВ…».

Мы не можем утверждать наверняка, но можем предположить – скорее всего, речь идет о том, что «Нибулон» закупил в больницу что-либо на 786 тысяч гривен, а потом эта же сумма была списана со счета на «текущие траты». То же самое и по 618 тысячам. С 9,4 тысячами немного более ясно – в больничных ведомостях продублировано облагораживание территории, которое уже сделал «Нибулон» на эту сумму.


В конце документа сказано, кто несет за это ответственность. Протоколы об административных нарушениях составили на заместителя директора по учету и аудиту, а также на главу тендерного комитета. Сами же результаты проверки уже направили в областную и окружную прокуратуры, в Управление и Департамент стратегических расследований, а также в Следственное управление ГУ Нацполиции в Николаевской области.

3,5 миллиона гривен. Можно быть потрясающим врачом, лечить взглядом, можно собирать толпы поклонников и на их преданных руках заходить в местные советы. Можно обвинять во всем СМИ и всех неугодных, блокировать тех, кто задает неудобные вопросы. Но потом к тебе придут аудиторы, все сухо посчитают и найдут предположительно списанное на 1,3 миллиона оборудование с масками и перчатками, 300% к зарплате для подруги из бухгалтерии и 25 тысяч премии. Для себя.

Какой можно сделать из этого вывод? Деньги, помимо всех своих очевидных достоинств, обладают еще одним очень полезным свойством – они очень хорошо идентифицируют. Светлана Федорова была и, наверное, остается отличным врачом, судя по многочисленным отзывам. Возможно, она неплохой человек. Но идентификацию руководителя больницы она не прошла. И как бы кто об этом в разное время не заявлял, самыми кричащими словами, как ни странно, оказались цифры. Будут ли последствия такими же громкими или в силу каких-то «обстоятельств» все эти нарушения так и останутся без должной реакции? Посмотрим. В конце концов, вопрос: «А кто же сел?» в нашем регионе уже долгое время остается риторическим.

Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт