«Вполне понятные люди, утрачивая ресурсы, заняли позицию «чем хуже – тем лучше»: Интервью с Ростиславом Филевским о ситуации в «инфекционке»

прочтения: 22964
14.01.2022 17:05

21 декабря Николаевский областной совет уволил Светлану Федорову с должности директора КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных заболеваний». Этому предшествовала длинная череда скандалов и громких заявлений, проверка Государственной аудиторской службы, информация о завышенной зарплате и постоянных требованиях увеличить ее еще и, наконец, проверка комиссии Минздрава, которая выявила массу нарушений в КНП. После обнародования результатов проверки и их публичного обсуждения в областном совете, 42 депутата приняли решение уволить Федорову с занимаемой должности.

30 декабря 2021 года глава Николаевской областной государственной администрации Виталий Ким, согласно норм действующего законодательства, подписал распоряжение о назначении с 31 декабря исполняющей обязанности директора «инфекционки» Ярославы Студзинской. 4 января Ярославу Студзинскую представили в качестве и.о. директора КНП на брифинге в Николаевской ОГА. После этого она вместе с представителями ОГА поехала в больницу, чтобы приступить к исполнению обязанностей директора, однако ее не допустила на рабочее место Светлана Федорова со своими сторонниками. Это стало началом длинного противостояния отдельных представителей административного персонала больницы с новым руководством КНП. Соратники экс-руководительницы и сама Федорова утверждают, что Студзинская, якобы, назначена незаконно, однако ни одного иска в суд по этому поводу на сегодняшний момент так и не подано.

Мы решили записать интервью с юристом Ростиславом Филевским, который сегодня представляет интересы КНП «Николаевский областной центр лечения инфекционных болезней», и задать ему все вопросы, на базе которых возникает большое количество разнообразных манипуляций.

НАМ НЕИЗВЕСТНЫ ЛЮДИ ИЗ МЕДПЕРСОНАЛА, КОТОРЫЕ САБОТИРУЮТ РАБОТУ В БОЛЬНИЦЕ. ЭТИМ ЗАНИМАЕТСЯ МОТИВИРОВАННАЯ ФЕДОРОВОЙ ЧАСТЬ АДМИНПЕРСОНАЛА

Что на данный момент происходит в инфекционной больнице?

– На сегодняшний день, как и за несколько дней до того, происходит хоть и сложный, но рабочий процесс. То есть, предприятие функционирует – функционирует в полном объеме и в полную силу. Пациенты получают всю необходимую помощь под присмотром опытных и профессиональных медиков.

Ростислав Филевский
Другой вопрос, исходя из объективных данных, к примеру, загруженность коек составляет около 20% от общего их количества, что явно не показывает и не может показать успешность и результативность работы такого мощного учреждения. Административные и другие процессы также текут в определенном ключе. На сегодняшний день исполняющей обязанности директора Студзинской Ярославе Васильевне удалось решить ряд первоочередных задач, которые касаются, прежде всего, оформления своих полномочий на основании документов о назначении и на основании документов, которые дают ей право на осуществление ее полномочий, в том числе, административно-хозяйственных и финансовых. То есть, налажены контакты с банковскими учреждениями, с казначейством, с налоговой службой, а также текущие контакты по необходимости с другими субъектами хозяйствования, которые касаются хозяйственной деятельности больницы. Это из позитивного.

Из менее позитивного можно отметить препятствование отдельной группы лиц. Эта группа, могу предположить, достаточно обосновано, мотивирована экс-директором и исчисляется 10-12 людьми, которые по большей части входят в состав административного корпуса этого предприятия. Это не медицинский персонал. Нам неизвестны люди из медперсонала, которые входят в круг тех, кто саботирует процесс работы больницы. Возможно, за исключением руководителя профсоюза (Игорь Гаврилишин, - ПН), который, кстати, не показывал документы, подтверждающие его полномочия, пытался говорить от имени всего коллектива, не давая даже представления о численности профсоюзной организации.

Стоит отметить, что, спустя сутки после записи интервью, стало известно, что Игорь Гаврилишин написал заявление об увольнении из больницы.

Расскажите подробнее о том, насколько законно было назначение исполняющей обязанности руководителя именно облгосадминистрацией, потому что это основная претензия ваших оппонентов – якобы назначать должен собственник, то есть областной совет.

– Все просто. Есть решение областного совета, согласно которому облсовет передал свои полномочия по назначению и.о. облгосадминистрации в межсессионный период. Это логично – после увольнения нельзя оставлять предприятие без руководителя, поэтому, чтобы не проводить комиссию

Ярослава Студзинская
и не назначать сессию, ОГА может сама назначить исполняющего обязанности до проведения конкурса на должность директора предприятия на определенный период. Все то, о чем говорят сторонники экс-директора, – это манипуляция.

Мы убеждены в правомерности этого решения, исходя из чего Ярослава Васильевна приступила к выполнению своих обязанностей, соответствующие распоряжения и данные из реестра были приняты всеми государственными органами, вовлеченными в процесс работы КНП.

Ярославу Студзинскую назначили на срок до двух месяцев. Что дальше?

– По истечению этого периода должен быть принят ряд решений, направленных на то, чтобы назначить проведение конкурса и обеспечить дальше уже занятие и этой должности на постоянной основе.

А что из действий соратников бывшей руководительницы конкретно нарушает закон?

– Первое и вопиющее, что подпадает под нарушение закона – это организация беспорядков, которые подпадают под определение, в том числе, массовых. Мы наблюдали за этим последние несколько недель. И, к сожалению, вынуждены констатировать, что эти беспорядки организовываются группой людей, которые на видео явно видны. Это одни и те же люди, которые по команде, по указке кричат, пытаются применять какие-то меры физического воздействия, запирают двери, уходят, занимаются провокациями. В общем, пытаются всячески дестабилизировать и нарушить общественный порядок. Это первая часть, которая подпадает под уголовную ответственность. И это в разы опаснее нарушение, потому что это объект критической инфраструктуры. Эта больница включена в систему здравоохранения региона. Есть еще нарушения, связанные с превышением полномочий отдельными должностными лицами админперсонала.

Давайте конкретизируем и пройдемся по основным, скажем так, саботажникам. Есть Алевтина Демьяненко – это заместительница по инфекционному контролю, которую в больнице группа людей решила "назначить" исполняющей обязанности. В КНП опираются на то, что, согласно их уставу, они, якобы, могут это делать.

– Категорически нет. Это незаконно. Для того, чтобы это было возможно, это должно быть предусмотрено либо законом, либо коллективным договором, либо уставом КНП. Ни в коллективном договоре, ни в законе, ни в уставе КНП таких полномочий у трудового коллектива нет. Тем более таких полномочий нет у части трудового коллектива. Если трудовому коллективу предоставляется такая автономия и такое самоуправление, должна быть прописана процедура и предусмотрены последствия. Устав утверждает собственник, и ничего подобного в действующем уставе нет, и не было. Все остальное от лукавого. Ряд людей из админперсонала постоянно заявляют, что Алевтина Демьяненко якобы избрана трудовым коллективом. Это ложь, хотя бы потому, что где-то в соцсетях руководителем профсоюзного органа был размещен протокол, по которому не усматривается, что вообще проводились какие-то выборы.

Усматривается, что собралось несколько человек. Вместе с этим обезличено написано, что собралось больше сотни людей, на рассмотрение которых вынесено предложение, чтобы функции и.о. исполняла Демьяненко, и ради этого собрать определенные подписи. Но ни этих подписей, ни каких-либо иных голосований, которые бы или обосновывали, или хотя бы подтверждали просьбу, ходатайство, например, к уполномоченному органу о назначении госпожи Демьяненко на эту должность, никто не видел до сих пор. Этот протокол подписан двумя людьми – господином Гаврилишиным, и, по-моему, господином или госпожой Ткач.

ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ЛИЦА НАСТОЛЬКО ТОРОПИЛИСЬ, ЧТО ПЕРЕЧИСЛИЛИ НАЛОГИ НА НЕПРАВИЛЬНЫЕ СЧЕТА

Есть также бухгалтерия, которая отказывается выполнять распоряжения законно назначенной и.о. директора КНП. К примеру, 10 января Ярослава Студзинская поручила им подготовить документы для выдачи зарплаты. Они выполнили это задание?

- Бухгалтерия очень медленно, но все же предоставляет документы. К примеру, сотрудники уже дали документацию, связанную с закупкой наркотических и лекарственных препаратов. Документов, которые мы запрашивали еще 10 января для того, чтобы 27 выплатить зарплату, еще нет, бухгалтеры очень дозировано дают нам данные по учету рабочего времени персонала. Сегодня (14 января - ПН) мы переоформили документы, чтоб контролировать счета для выплаты по зарплатам – это нужно, чтоб видеть, что зарплата зачислена на карточки получателей, потому что бухгалтерия периодически манипулирует этими вопросами. Но мы решаем это в рабочем порядке.

Отметим, информация относительно сотрудничества бухгалтерии с новым руководством больницы была уточнена в пятницу, 14 января.

Кстати, в отчете облздрава сообщалось, что работникам был выплачен аванс. Подписывала документы о выплате Анна Шабардина. Насколько это было правомерно?

– На самом деле, банк принимает подписи тех лиц, образцы подписей которых предоставлены банку на основании того или иного документа. Как выяснилось, образцы подписей, которые предоставлялись еще в бытность предыдущего руководителя, давали такую возможность. Сейчас категорически нет.

Тогда насколько законна конкретно эта выплата?

– Это очень правильный вопрос, потому что первая выплата имела определенные последствия, их пришлось устранять уже вновь назначенной и.о. директора. Какие? Определенные лица, видимо, настолько торопились сделать соответствующие выплаты, что налоги, в частности, военный сбор и ЕСВ перечислили на неправильные счета. То есть, по неправильным реквизитам. И это говорит о несвоевременной оплате ими налоговых обязательств в бюджет. Эти деньги вернулись, но выяснить это нам удалось только после получения доступа к налоговым счетам несколько дней назад. В итоге нами все же были сформированы соответствующие документы для того, чтобы полностью погасить обязательства, но такие действия повлекли за собой убытки для КНП, которые, как минимум, заключаются в размере пени. Сумма доплаты там немаленькая – 275 тысяч гривен.

А отдел кадров?

– В отделе кадров, на сегодняшний день, один человек и якобы еще один человек находится в социальном отпуске. Так вот, эта сотрудница в один из дней просто собралась и ушла. Получается, что она фактически не выполняла и не выполняет вообще никаких обязанностей, потому что добиться от нее какого-либо документа вообще невозможно. Она говорила, к примеру, что трудовые книжки на руках, личные дела изъяли, хотя подтверждающих документов нет, приказы, якобы, кто-то изъял. Как раз здесь, как и в случае с бухгалтерией, есть признаки дисциплинарных проступков. Если ситуация не изменится, вероятнее всего, будут приняты предусмотренные законом меры.

Отметим, по состоянию на 14 января удалось выяснить, что личные дела, оказывается, находятся на месте, несмотря на то, что до этого начальница отдела кадров утверждала обратное.

А заместители?

– Мне сложно сказать. Во-первых, сколько вообще там заместителей? «Волшебный» отдел кадров и «волшебная» бухгалтерия не могут определиться с тем, есть ли у них штатное расписание, и кто в этом штатном расписании занимает какие позиции, с какими окладами и так далее. Но мы сейчас в процессе разрешения этих вопросов, получения документов, их анализа. Поэтому я думаю, что до начала выплаты заработной платы в конце месяца, если не ошибаюсь, 27 января, мы ответы на эти вопросы однозначно получим. Если процесс выплаты зарплаты не начнется, общественность будет знать, кто является виновником этой ситуации. И ответ будет очевиден – виновником этой ситуации окажутся вполне понятные должностные лица в бухгалтерии и отделе кадров, которые эту ситуацию пытаются создать.

ОНИ БОЯТСЯ, ЧТО ПОТЕРЯЮТ ЗАРПЛАТУ, РАБОТУ, БОЛЬНИЦУ ЗАКРОЮТ, ИХ ПОСАДЯТ

С кем-то из административного персонала установлена коммуникация?

– Определенная коммуникация установлена практически со всеми. Для всех очевидными являются несколько вещей. Как бы кто не манипулировал, есть неизбежность, которая выглядит таким образом, что Студзинская Ярослава Васильевна – законная исполняющая обязанности руководителя. Нравится это кому-то или нет. Причем она признанная всеми официальными органами руководительница.

Вам удалось пообщаться с самим трудовым коллективом?

–Да, но это более ситуативное общение. Оно было спонтанное, мы к этим контактам не готовились. Мои субъективные ощущения от общения – люди запуганы. Люди запуганы даже не ситуацией, а вполне понятными и конкретными угрозами со стороны людей, которых они даже не называют, а говорят: «Вы понимаете, о ком мы».

А какие конкретно поступают угрозы?

– Насколько я понимаю, происходят определенные манипуляции, связанные вот с этими вопросами, которые вы озвучивали до этого. С раскачкой ситуации по правильности/неправильности назначения Ярославы Студзинской, с рассказами, что все вернется на круги своя, надо бойкотировать, надо дестабилизировать, митинговать...

Сколько приблизительно человек из трудового коллектива уже успели с вами пообщаться?

– Ну, десятка полтора-два. Люди делятся своими впечатлениями о происходящем. Для всех это (раскачка со стороны Федоровой, - ПН), безусловно, стрессовая ситуация. Мы неоднократно инициировали, и в беседах с Гаврилишиным, вопрос о том, что администрация постоянно ссылается на то, что она представляет интересы трудового коллектива. Ни одного такого документа мы не видели. Их не предоставили. В коллективном договоре этого нет, в уставе этого нет. То, что они делают, это противоправные действия. Если администрация ссылается на коллектив, и коллектив имеет вопросы, сомнения и предложения, претензии, возможно, какие-то, мы говорили: «Давайте, есть актовый зал, мы можем собраться просто на улице, любое место, любое отделение. Ярослава Васильевна приходит, мы проводим собрание и уходим только тогда, когда будут получены ответы на все злободневные вопросы».

То есть, по факту от коллектива нет заявления о том, что он против назначения и сами врачи, медсестры, санитарки и работники по хозяйственной части свое мнение публично об этом не выражали.

– По состоянию на сегодняшний момент я не видел ни единого факта, ни единого посыла от медперсонала. И отдельно в разговорах с коллективом я не слышал об этом. Насколько я могу судить из разговоров, у людей есть определенные опасения, почему эта ситуация, которая во многом превращается в сюр, вообще может иметь место. Почему так долго не реагировала полиция, например, когда очень долго имело место нарушение общественного порядка? До людей доносились отголоски, но в эпицентре действия как раз вот были те из названных мною 10-12 человек, которые, собственно, и принимали участие в этих беспорядках. Возмущаются только отдельные представители админкорпуса и самое "циничное" во всем этом, что оплачено это все за счет ресурса громады - непомерно высокими зарплатами админперсоналу КНП, которых собрала вокруг себя экс-директор.

Чего боятся сами люди? Что им внушили?

– Они боятся, что потеряют зарплату, работу, больницу закроют, их посадят... Причем, в разных интерпретациях, в разном "миксе", в зависимости от того, на кого рассчитана та или иная информация.

ИМЕННО ОНИ ЗАНИМАЮТСЯ УНИЧТОЖЕНИЕМ ЭТОЙ БОЛЬНИЦЫ

У вас есть предположения, зачем администрация защищает Федорову?

– Из того, о чем можно судить, и та категория людей, которая это делает, это те, чьи обязанности связаны с распределением ресурсов, в частности, денежных средств, их расходованием и так далее. Медперсонала среди этих людей нет. Здесь, для того, чтобы выяснить эту подоплеку, нужно как минимум провести профессиональную проверку этого всего, что относится к компетенции, например, той же Госаудитслужбы. Необходимо провести инвентаризацию товарно-материальных ценностей, чтобы понимать, что есть на учете больницы и что есть фактически. И тогда, я думаю, можно строить не предположения, а вполне обоснованные утверждения, что же имело место в действительности.

Мы продолжаем наблюдать за тем, что происходит в больнице, каждый день это борьба нового руководства с саботажниками. Когда будет та точка невозврата и чем она обернется для них?

– Точка невозврата, наверное, уже пройдена. Как я сказал, на протяжении последних дней была постоянная фиксация и документирование всего происходящего. Однако, Ярослава Васильевна в беседе с коллективом и с теми членами коллектива, которые самостоятельно инициировали такую коммуникацию, с которыми она просто встречалась, всегда озвучивала одну позицию – не будет "охоты на ведьм". Она заинтересована в том, чтобы КНП стабильно работало, чтобы КНП развивалось, и чтобы люди, даже если они допустили те или иные ошибки, в случае их осознания, имели шанс продолжить работу и начать все с чистого листа. Для привлечения к дисциплинарной ответственности есть месяц с момента обнаружения соответствующего дисциплинарного проступка. Однако, я думаю, что ситуация может сложиться таким образом, что соответствующие выводы могут быть сделаны в любой момент.

Какие выводы?

– Применение всех возможных видов ответственности. Это дисциплинарная ответственность, которая может выражаться в виде выговора, либо в виде увольнения. Но первая и, на мой взгляд, самая серьезная ответственность – это уголовная. По состоянию на сегодняшний день есть достаточно видеоматериалов, документов, которые подтверждают наличие уголовных правонарушений, в которых можно четко установить те или иные лица. И это компетенция правоохранительных органов. По этим правонарушениям есть заявление, оно подано 5 января и внесено в Единый реестр досудебных расследований. Мы ждем определенных результатов от правоохранителей, потому что это исключительно их компетенция, мы на это никак не можем повлиять. Мы готовы предоставить все доказательства. Касательно дисциплинарной ответственности, если эти нарушения в ближайший день-два не прекратятся, я думаю, что такая ответственность будет применяться.

Как вы можете оценить влияние происходящего на деятельность больницы? Ведь очевидно, что бесследно подобные события не проходят.

– Я полагаю, что те, кто кричат, что больницу собираются уничтожить, на самом деле пытаются сместить акценты с себя, потому что именно они занимаются уничтожением этой больницы. И в ответ на ваш вопрос - да, это уже сказалось. Такое ощущение, что эти люди руководствуются принципом «после нас хоть потоп». Невозможно медику работать под угрозой того, что есть группа, извините, сумасшедших из числа админперсонала, которые могут качнуть ситуацию в ту или иную сторону. И этот медик, который добросовестно выполняет свою работу, может, например, не получить заработную плату. А акценты в этой ситуации будут, и мы сейчас это понимаем. По состоянию на сейчас, большинством документов КНП завладела группа людей - соратников экс-директора, которая на сегодняшний день сидит и нарушает трудовую дисциплину.

Какими будут ваши действия в отношении тех, кто завладел документами и вам их не предоставляет?

– Мы это зафиксировали, а далее мы привлекаем соответствующую комиссию в лице управления здравоохранения и других сотрудников. И после уже комиссионно проводим исследование в конкретном месте, где эти документы должны храниться. Это все будет делаться, но так или иначе, как вы понимаете, невозможно так быстро все наладить. Все эти вопросы будут решаться по мере поступления.

За все время саботажа в больницу приходят депутаты областного совета. Зачем?

– К нам приходили депутаты от «Слуги Народа» – Антон Табунщик и Игорь Кич, но они единственные, кто пробыл минут 20. Другие депутаты, чьи имена я не хочу называть, это те, кто явно "оппозиционно" настроен к новому руководству больницы и дублирует нарративы экс-директора, занимают очень много времени. К примеру, последние два депутата из «оппозиционных сил» заняли около четырех часов рабочего времени. И так происходит последнее время.

Вы можете просто игнорировать этих людей?

– К сожалению или к счастью, эти люди имеют представительский мандат депутата областного совета. Естественно, эти люди приходят, руководствуясь своим мандатом, говорят, что они очень беспокоятся о судьбе больницы. Это сказал один депутат, а другой пришел с тем, чтобы оказать определенное давление и выразить собственную субъективную оценку происходящему, что все неправильно и так не должно быть. И конкретно этот депутат якобы положит все ресурсы на то, чтобы все присутствующие на тот момент в кабинете, пострадали. Я расцениваю это как угрозы.

Насколько мы понимаем, эти люди, называющие себя «представителями собственника», сейчас только мешают.

– Нет как таковых представителей собственника, есть депутаты областного совета, которые без прямого указания закона не являются представителями собственника. То есть, представители собственника – это специально уполномоченный орган, либо его должностные лица. Депутаты областного совета, в соответствии с законом о статусе депутата местных советов, имеют определенные права, которые они имеют право реализовать. К сожалению, за последнее время мы не видели реализации этих прав депутата, но имели возможность отвлекать нас от основной работы на достаточно продолжительное время. И я предполагаю, что, возможно, кто-то ставит себе это за основную цель. То есть, если не получается каким-то образом дестабилизировать работу откровенно незаконными методами, идут в ход другие инструменты. Эти люди пытаются занять Ярославу Васильевну не основными функциями руководителя, а исполнять функцию коммуникатора с конкретными депутатами. Это сделано для того, чтобы Ярослава Васильевна, возможно, не смогла успеть выполнить ту работу, которую ода должна выполнить, хотя времени на это у нее и так очень мало.

ЭТИ ЛЮДИ ПЫТАЮТСЯ КРИЧАТЬ, ЧТО-ТО ДЕСТАБИЛИЗИРОВАТЬ, НАЙТИ ВИНОВАТЫХ

Как проходит рабочий день в больнице? Лично я на днях увидела два условных лагеря: крыло приемной директора и толпу возле кабинета бухгалтерии. Так происходит все время?

– Это именно та видимость, которую пытается показать экс-директор и ее соратники. То есть, это постановка, которая имеет место каждое утро. Возможно, это, своего рода разминка, возможно людям скучно, грустно или у них такое видение рабочего дня. В промежутке между 8 и 9 часами утра, вместо проведения «пятиминутки», эти люди, по заранее утвержденному сценарию, я так понимаю, пытаются кричать, что-то дестабилизировать, найти виноватых, или выставить таковым, возможно, найти сюжет для стрима, для публикации в социальных сетях и так далее. Вся активность с 8 до 9 утра, в начале рабочего дня. Я предполагаю, что это вызвано тем, что в другое время эти люди, так или иначе понимая, что все-таки деньги им просто так никто не заплатит, а заплатят только за работу – возвращаются на свои рабочие места и нехотя выполняют свою основную трудовую функцию.

Светлана Федоровна приходит каждый день? (На данный момент она находится в отпуске, - прим.).

– Она не всегда приходит. У нее включена функция «летучего Голландца».

Недавно к вам приходил откровенный провокатор, скандальный киевский активист. Чем он занимался после разговора с вами?

– Не хочу никого обижать, но случилось чудо. При обсуждении определенного текущего вопроса, связанного с деятельностью КНП, ворвался человек, который пытался создать определенный антураж вокруг себя. Общался сначала грубым тоном с Ярославой Васильевной, потом переключился на меня. Все его действия были направлены на то, чтобы каким-то образом зацепить людей, заставить общаться их в той тональности, которую он предлагает. Но, не получив желаемого результата, он вышел со словами: «Ты бесишь меня». А потом у человека возник интерес, выражавшийся в прогулке по территории больницы и в привлечении внимания для своего стрима. Насколько мне известно, он еще прошел по больнице и показал, что все работает.

– Разве так должно быть, что человек не имея никаких документов при себе легко прошел в больницу, учитывая, что это объект критической инфраструктуры? Что можно сделать, чтобы в дальнейшем избежать приходов таких активистов?

– Надо понимать, что это КНП и это, все-таки, больница, и каждый имеет право обратиться в лечебное учреждение. И, безусловно, человек, который стоит у входа, не может оценить состояние человека: болен он или не болен. Да, административный корпус открыт и там можно поставить охрану, но это дополнительные затраты, которые, я не думаю, что будут правильно восприняты плательщиками налогов. На сегодняшний день не стоит задача отгородиться от тех, кто не нравится, и пропускать тех, кто нравится. Это коммунальная собственность, которая работает на благо членов территориальной громады. Новая исполняющая обязанности готова к вызовам.

Ну не могут же в больницу, тем более, ту, которая на данный момент занята лечением коронавируса, проходить все подряд.

– Люди «все подряд» не приходят. У нас был случай с активистом, который попал в больницу на две-три минуты. После у нас было еще два совершенно других случая, связанные с депутатами областного совета. Когда приходит человек, занимающий такой пост, по закону пользуется правом неотложного приема. И препятствовать в этом праве руководитель коммунального предприятия не может. И на этом, вероятнее всего, основана манипуляция.

ЗАДАЙТЕ ВОПРОС: «КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?» И ВЫ ПОЙМЕТЕ, ЗА ЧТО ОНА БОРЕТСЯ

Накануне появилась информация от Ярославы Студзинской, что уже появляется коммуникация с медицинским персоналом. По вашему мнению, в целом работа налаживается?

– Насколько я осведомлен, Ярослава Васильевна напрямую контактирует с большинством медицинского персонала больницы. Другой вопрос, что этот медперсонал не хочет пока что демонстрировать этот контакт, потому что он в определенной степени запуган и ждет дальнейшего развития ситуации. То есть, коммуникация хорошая, она была и есть. И то, что сейчас делает Ярослава Васильевна, и в чем я ей помогаю, чтобы не были допущены какие-то элементарные юридические ошибки, связанные с ведением административной части, потому что Ярослава Васильевна, прежде всего, медик и ее основные заботы об этом. Административная и хозяйственная части – это дополнительная нагрузка, которую она обязана вести как руководитель. Она обратилась ко мне за помощью, я ей эту помощь оказываю. При этом тут нужно понимать, что медперсонал, в большинстве своем, занял выжидающую позицию. В основном те, кто качает ситуацию, их 12-15 человек.

– В отчете облздрава сказано, что в больнице закрывали ворота перед каретами экстренной медицинской помощи.

– Сейчас этого нет. Вероятнее, это было с подачи экс-директора. Ярослава Васильевна созванивалась со станцией скорой помощи – никаких распоряжений о том, чтобы «скорую» не направлять и не принимать, не было. На сегодняшний день, если есть соответствующее направление и «скорая» едет в инфекционную больницу, она без проблем въедет на территорию больницы и после в приемном отделении пациента примет медперсонал.

Какие основные угрозы вы сейчас видите?

– Основная угроза сейчас была и остается в том, что вышеназванная группа людей будет оказывать давление подобными манипуляциями на основной медицинский персонал и на материально-техническое обеспечение больницы. Люди, причем вполне понятные люди, утрачивая определенные ресурсы, пытаются подвести все к тому, что чем хуже – тем лучше. То есть, «после нас хоть потоп» и «если мы здесь не будем править, то пусть оно все и умрет». Их, вероятнее всего, не интересует судьба медицинского персонала и пациентов. Это сейчас в больнице загруженность койко-мест 18-20%, но близится весна и есть определённые прогнозы, которые говорят о том, что эпидемическая ситуация может быть очень неблагополучной и основная нагрузка должна упасть как раз на инфекционную больницу. Я ни разу не видел, чтобы члены администрации больницы ходили в лечебный корпус. При этом, «пятиминутки» с Федоровой они проводят. К примеру, Демьяненко же врач. Если вы врач, у вас должны быть пациенты, уделите время им. Мы говорим ей это, а она в ответ: «У меня кабинет здесь и я никуда не должна ходить».

– Зачем, по-вашему, это самой Федоровой?

– Задайте вопрос «Кому это выгодно?», и вы поймете, за что она борется. Ставя себя на ее место, я бы точно сказал, что так бы не делал. Благодаря деятельности этих товарищей, которые кричат, что власть хочет уничтожить больницу, и наносится урон медучреждению. Власть же, наоборот, делает все, чтобы это КНП стабильно работало и развивалось, предоставляя качественную медицинскую помощь пациентам.

Подчеркну, что больницу уничтожают «эти» люди (экс-директор и ее соратники, - ПН), а новая исполняющая обязанности всеми силами старается этому препятствовать. У нее стоит совсем другая задача: восстановить работу больницы, сохранить медицинский персонал, сохранить ресурсы и материально-техническую базу и ее развить.

Беседовала Юлия Акимова, специально для «Преступности.НЕТ»

    Фотофакт