Бронзовый призер Олимпиады Илья Кваша – о дружбе в спорте, допинг-пробах и многом другом

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 2046 }}Комментариев:{{ comments || 2 }}    Рейтинг:(1232)         

Когда я общаюсь с нашими николаевскими спортсменами, которым удалось добиться высоких результатов в спорте, уже не первый раз мне доводится отмечать их скромность и непосредственность. Таким же оказался и Илья Кваша - титулованный николаевский прыгун в воду, который с радостью согласился пообщаться с корреспондентом «Новостей N». Наша встреча состоялась в водном комплексе «Водолей», где уже двенадцать лет тренируется олимпиец.

В спорт брать не хотели - думали, сильно большой…

- Илья, когда стало известно, что олимпийская медаль у тебя в руках, что ты почувствовал?

- Меня переполняло чувство радости, восторга и самое главное - гордости за свою страну и за свой город. Ну, и за свой спорт, естественно.

- А как ты, вообще, начал заниматься этим видом спорта?

- В восемь лет меня мама привела на прыжки в воду. Брать сначала не хотели. Сказали, сильно большой…

- Как это? Восемь лет - и уже большой?

- Нет, не по возрасту, а по габаритам, по росту. Потом тренер, Гоменюк Сергей Николаевич, взял меня на испытательный срок - месяц. Ну, этот месяц затянулся на двенадцать лет. Уже больше половины своей жизни я отдал этому спорту.

- А когда стало понятно, что ты способен достичь хороших результатов?

- Меня просто взяли, я начал прогрессировать, ну, и решили меня оставить. А первый ощутимый успех пришел в 2003-м году, когда я первый раз выиграл «юношескую Европу», в категории мальчиков 14-15 лет. Тогда уже все убедились, что есть перспективы и есть, над чем работать.

- Такой внушительный результат на Олимпийсках Играх - что он, вообще, дает?

- Твое имя становится выше, почетнее. Судьи более лояльно к тебе относятся. Потому что если ты молодой и тебя никто не знает, судьи всегда судят строго. Через это проходят все спортсмены, которые чего-то достигли. А если у тебя уже есть имя, если ты где-то «засветился», то уже само имя помогает тебе побеждать.

- С кем из известных спортсменов ты познакомился в Пекине?

- Да я, в принципе, ни с кем так особо не общался. У спортсменов, которые занимаются другими видами спорта, свои тренировки, свой график, свой круг общения. Я знаю практически всех из нашей сборной команды. Эта Олимпиада была очень дружной. Вместо того, чтобы быть соперниками, вся команда схватилась друг за друга, болели, переживали. Даже если не на аренах, то по телевизору. Сидели в Интернет-клубах, смотрели.

- Ты завоевал «бронзу» в синхронных прыжках. Почему в одиночных прыжках не сложилось?

- Была очень сильная конкуренция. И я немножечко неудачно, чуть-чуть смазал прыжок - и это сразу «отодвинуло меня». Мне не хватило всего десять баллов, чтобы попасть в финал. Мне было очень обидно. Получилось так, что в «одиночке» я занял 15-ое место. Ну, там настолько все плотно, что ошибаться нельзя. Чуть ошибся - все, уже дальше не прошел.

Проверить на допинг могли в любое время…

- Как ты думаешь, что дает большой спорт человечеству? Наука дает новые изобретения, технологии, а что приносит людям спорт?

- Он объединяет все страны и способствует дружбе между народами. Можно и так сказать. Я, в принципе, не знаю, как в других видах спорта. Но у нас все очень дружно - взаимоподдержка, взаимопонимание. С ребятами из других стран мы общаемся.

- А ты никогда не задумывался над тем, что Олимпийские Игры превратились в соревнования медицины - у кого-то лучше медицина в стране, у кого-то круче допинг?

- (Смеется) Ну, к нашему виду это не относится. Может быть, конечно, это в плавании частично присутствует. Потому что там действительно без употребления чего-либо, на собственном здоровье особо не выплывешь. (Улыбается) Ну, вы видели Олимпиаду, вы видели американца Фелпса. Восемь золотых медалей. Если человек ставит рекорд мира, через двадцать минут заходит, ставит еще один рекорд мира… Не думаю, что у него до такой степени здоровья хватает. Думаю, дело тут не только в здоровье...

- А среди николаевских спортсменов были такие, которых ловили на допинге?

- Среди николаевских - нет. Наши спортсмены рассчитывают исключительно на себя, а не на какие-то там препараты. Но так, конечно же, не везде…

- А как тебя проверяли?

- Меня проверяли на Чемпионате Европы. На Олимпиаде проверили моего партнера Алексея Пригорова. Он сам из Харькова, но уже много лет тренируется в Николаеве. Многие годы прыгаем вместе. Так сложилось, что здесь он практически живет.

- А как проходят эти допинг-пробы?

- Это стандартная процедура, которой может быть подвергнут любой спортсмен. Человека забирают с доктором команды. И берется у него проба мочи. И потом в течение недели выдается результат.

- А это правда, что вас будили ночью, поднимали, чтобы взять пробу на допинг?

- Ну, нас это не коснулось, а вообще были такие ситуации. В антидопинговом центре на нас был план, почасово - то есть, каждый день нас отслеживали, контролировали, где мы находимся, что и как, чтобы в любое время суток могли нас найти. Могли прийти в три часа ночи, проверить тебя на допинг, могли в пять часов утра, в девять часов вечера. В любое время суток. Нужно всегда быть готовым.

- А каких видов спорта это коснулось больше всего? Какие у нас самые «допинговые» спортсмены?

- Больше всего под подозрением оказывается легкая атлетика. У нас же вообще был скандал мировой, когда Блонскую поймали на допинге Жаль, конечно (с грустью).

«Из Николаева никуда не уеду»

- Тебе 20 лет. Ты где-то учишься?

- В Николаевском университете им. Сухомлинского, на факультете физической культуры. Сейчас перешел на 4-й курс. Учусь на стационаре.

- После окончания учебы кем будешь?

- Я сначала хочу закончить этот университет, потом поступить в другое учебное заведение, где можно получить образование, более приближенное к реальной жизни, чтобы после спорта быть востребованным.

- А «более приближенное к реальной жизни» - это ты что имеешь в виду?

- Ну, перспектива работать каким-то физруком где-то там в школе - не самый хороший вариант. Чтобы быть спортсменом и воспринимать этот род деятельности именно как работу (и, соответственно, получать за это деньги) - это нужно ехать за границу. А работать тренером у нас… Оно себя не оправдывает. Тем более, десять лет нужно ждать, пока дети вырастут и начнут показывать какие-то результаты.

- А тебе поступали предложения куда-то уехать, покинуть Николаев или страну и остаться где-то, но не здесь?

- Были предложения в Америку уехать. По-моему, штат Индиана. Но мне так, на словах это сказали…

- А кто предлагал?

- Ну, мне раньше приходило письмо на почтовый адрес с приглашением. Но я на него не отреагировал. А уже непосредственно на Олимпийских Играх ко мне подошел наш пловец, который учится в Америке, и сообщил, что с ним разговаривал главный тренер Соединенных Штатов Америки, и очень хотел, чтобы я переехал в Америку учиться, тренироваться. Потом сказал, что сам подойдет и пообщается.

- А почему ты не отреагировал на предложение уехать в Америку? Может, там лучше, круче...

- Ну, куда я сейчас? Я из Украины никуда не уеду. Да, они обещают очень много. Но есть масса ярких примеров, когда спортсмены, уезжая за рубеж, просто «теряли» себя, как спортсмены, растворялись в общей массе. Допустим, та же итальянская спортсменка Таня Каньетто - она уехала в Америку, пробыла там какое-то время и вернулась обратно. А знаменитая наша Яна Клочкова после Олимпиады в Афинах тоже уехала в Америку, через три месяца приехала обратно. И сейчас, вы видите, она не выступает.

- То есть, ты просто не доверяешь этим красивым обещаниям?

- Конечно. Там совсем другой подход к спортсменам и спорту. Американский спорт и условия тренировок очень отличаются от того, к чему привык, например, спортсмен в Украине. К тем условиям ему уже крайне трудно привыкнуть. Ну и, конечно же, все зависит от тренера. Если попадется хороший тренер, то, может быть, что-нибудь и получится. У нас, например, с понимаем относятся к тому, что ты, например, болен, у тебя что-то болит, у тебя какие-то проблемы. А там это никого не волнует. Ты обязан тренироваться - и все. А если что-то не выполняешь - значит, ты нарушаешь условия контракта.

- Значит, пока ты остаешься здесь, в Николаеве?

- Ну, да. Здесь и тренеры мои, к которым я уже привык, с которыми я тренируюсь буквально с первого класса. Они вложили в меня столько труда, столько нервов. Обучили меня всему, что я сейчас умею. И бросить их, сказать, мол, извините, меня ждет другая перспектива - это не очень, как бы, красиво.

- И, наконец, вопрос из личной жизни. У тебя девушка есть?

- (Смеется) Есть.

- А расскажи о ней. Кто она, как ее зовут, где учится?

- Зовут ее Настя. Анастасия - так, может быть, даже лучше. Она не учится, она работает в ювелирном магазине. Ей 19 лет.

За нас болела вся войсковая часть

- Расскажи о своих родителях.

- Ну, что, обычные у меня родители. Мама на НГЗ работает, она начальник отдела разработки информационных технологий. Папа - инженер-электронщик, работает на ДБМП (Днепро-Бугский морской порт).

- Когда ты занял одно из первых мест на Олимпиаде, были какие-то звонки твоим родителям, родственникам, друзьям? Вот, например, родители Оли Харлан рассказывают, что им сотни раз звонили, поздравляли, восхищались. Как у вас с этим было?

- Да, конечно. У меня родители сами из России. Очень много знакомых там осталось. Со всех регионов России звонили к нам домой, поздравляли. Из Севастополя звонили, потому что у меня там брат.

- Родной?

- Да. Брат - военный. И когда у нас были соревнования, вся военная часть сидела, смотрела. С полковником, генералом. Все смотрели, все болели. Потом все звонили. И даже люди на улицах встречают, поздравляют.

- Узнают?

- Да.

- Расскажи о своих увлечениях. Чем занимаешься в свободное от спорта время?

- Я могу зайти в ночной клуб, но это редко бывает.

- Какие ночные клубы предпочитаешь?

- А у нас их всего два - «Делериум» и «Иллюзион».

- А «Шторм»?

- В «Шторме» редко бываю. Не знаю. Не сложилось у меня со «Штормом». В основном «Делериум», потому что в «Делериуме» друзья, именно из персонала.

- Любишь ночной образ жизни?

- Не скажу, что я его люблю. Но так - бывает, выпадает. Еще бильярд мне очень нравится.

- А в какой школе ты учился?

- В 43-ей. От моего дома там три минуты ходьбы.

- А со школой как у тебя складывалось, учитывая твое увлечение спортом?

- Ну, это было очень тяжело, потому что, когда я учился в школе, тренировки были на полседьмого утра. На первый урок я не попадал.

- Влетало за это?

- Конечно. Вначале, когда не было таких высоких результатов, к директору водили, рассказывали, что так нельзя делать. Но когда первый раз выиграл чемпионат Европы среди юниоров (это был 2003-й год, я учился в 9-ом классе), тогда уже поняли, что все, первый урок «отдыхает». Тогда у меня появилось больше свободы в плане посещаемости уроков… Еще тяжеловато было, потому что приходишь со школы домой после шестого-седьмого урока, у тебя в запасе есть два часа. За эти два часа нужно успеть отдохнуть, сделать все свои дела, собраться с силами. Потом - тренировка до восьми. Приходишь домой где-то в девять. В общем, это было сложно. А потом, когда у нас выпуск был в 11-ом классе, в 2005-ом году, директор плакала, не хотела отпускать.

- Олимпийские Игры позади. Что ты планируешь на будущее?

- Сейчас пока месяц отдыха, потому что усиленные тренировки, да и само участие в Олимпийских Играх забрали очень много сил. Потом - все заново, на Олимпийских Играх моя спортивная карьера не заканчивается. Буду готовиться, развивать свое мастерство.

- В каких соревнованиях ты планируешь принять участие, чтобы мы могли за тебя поболеть?

- Прежде всего - это чемпионат мира в следующем году. Буду готовиться, усердно тренироваться, чтобы показать результат не хуже, чем на Олимпийских Играх. Через четыре года состоится следующая Олимпиада. Буду стремиться к «золоту»…

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги