Информационные войны и Украина. Часть 1

Читают: {{ reading || 0 }}Прочитали:{{ views || 1149 }}Комментариев:{{ comments || 0 }}    Рейтинг:(689)         

По поводу определения понятия «информационная война» написано много книг, сломано немало копий и т.д. Попробуем это сделать и мы. Под информационной войной мы будем понимать совокупность действий, совершаемых посредством передачи информационных сообщений, сформированных и передаваемых таким образом, что они наносят вред вероятному противнику.

Они направлены на подавление его сопротивления и защитного потенциала с целью получения политического, экономического или культурного превосходства. Субъектами информационной войны могут быть государства, межгосударственные объединения, органы государственной власти, коммерческие и некоммерческие организации, а также сообщества и отдельные личности. Объектом воздействия, как правило, является общественное мнение, в особенности групповое мнение людей, принимающих решения, часто объектами являются общественные мнения в среде политических элит. Средство воздействия в информационной войне -- информационное сообщение, направленное по отношению к данной аудитории и обработанное таким образом, чтобы аудитория смогла проинтерпретировать и прореагировать на него должным образом.

Базовой технологией, на которой основано ведение информационной войны, является технология «спиндоктора». Как она работает? Каждое событие, пусть даже вымышленное или опирающееся на непроверенную информацию, является информационным поводом, который можно применить, подав публике факты в той или иной обработке. Стандартно «спиндоктор» применяется в несколько этапов: на стадии подготовки к событию идут фоновые сообщения, косвенно касающиеся какой то тематики, связанной с событием, затем собственно подается информация о самом событии, часто в формате сенсации. Стартовое сообщение «обрастает» новыми подробностями (как реальными, так и вымышленными), в СМИ появляются комментарии участников и очевидцев, мнения экспертов. Далее, при достигнутом эффекте резонанса, когда пик актуальности информации пройден, следует спад количества и качества сообщений, если не появляется принципиально новых данных, которые инициаторы влияния (либо другие заинтересованные стороны) посчитают нужным задействовать. Это приводит к тому, что дальнейшие сообщения на заданную тематику переходят в разряд ординарных, их частота уменьшается, в конце концов, на событие только ссылаются либо вообще его не упоминают. Информационный «выброс» может быть досрочно нивелирован искусственно -- с применением «вытесняющих» тематик либо информационной блокады. Еще один характерный прием -- «спуск» важной информации на такой уровень восприятия, где она становится малозначимой и даже несерьезной. Таким образом, разгорающийся скандал можно либо подавить в зародыше, либо еще больше звеличить резонансный эффект от него, даже не применяя, допустим, техники искажения самой информации.

Классический пример применения технологии «спиндоктора» -- подготовка общественного мнения, как в глобальном, так и в локальном плане, к вторжению США в Ирак. Если вспомнить хронологию конфликта, то можно увидеть, что сначала американские СМИ публиковали заявления чиновников США о том, что Ирак продолжает производить химическое и бактериологическое оружие, несмотря на все санкции (перед этим были несколько прогнозов экспертов о том, что США могут вторгнуться в Ирак, но они не получили широкого резонанса). Хотя в то же время спецкомиссия ООН, возглавляемая Х. Бликсом, заявляла о том, что новое оружие такого типа там не найдено, несмотря на все проверки, США и резидентные СМИ, ориентированные на глобальную аудиторию, продолжали утверждать, что химическое и биологическое оружие в Ираке есть, и поэтому Ирак нужно принудительно разоружить. Дальше начали связывать режим Саддама Хусейна с поддержкой «Аль Каеды» и лично Усамы бен Ладена -- такой «убойный» аргумент, хотя и не выдерживал критики (Хусейн и бен Ладен -- скорее идейные противники в арабском мире, чем союзники, да и Хусейн, насколько известно, поддерживал только Организацию освобождения Палестины во главе с Ясиром Арафатом), оказался очень эффективным. Цель, по крайней мере, для внутренней американской аудитории, была достигнута -- военная кампания была легитимизирована. Однако химического и биологического оружия, как и производственных мощностей, где оно должно было вырабатываться, в Ираке так и не нашли (не считая нескольких забытых складов еще времен ирано-иракой войны).

Большинство политических скандалов в Украине, если анализировать их хронологию, подавались именно по технологии «спиндоктора» - сначала запускаются на уровне «зондажа» предположения о том, что может произойти данное событие (вероятность и описания обстоятельств могут быть различными), далее появляются первые новости о самом событии, которое начинает активно комментироваться, не сходит с экранов ТВ, первых полос газет. Затем событие вызывает все меньший интерес у публики, и его необходимо подпитывать новыми заявлениями, комментариями и прояснившимися подробностями… Если этого не происходит -- скандал либо вытесняется из политической жизни новым скандалом, либо затихает совсем и к нему начинают относиться как к рядовому событию. Мало того, «подготовительная» стадия часто не видна широкой публике, которая, как правило, не вчитывается в аналитические статьи, где может реализоваться эта стадия. Из-за этого всякие политические резонансные события вроде недавнего распада «оранжевой» коалиции воспринимаются общественностью как вполне неожиданные, хотя они просчитывались заранее, в том числе и открыто в масс-медиа.

Явление, весьма похожее на работающий механизм «спиндоктора», но имеющее более «натуральное» (в контексте спонтанности возникновения, трудности управления и предрасполагающих культурных факторов), называется «политическим спектаклем». По Ги Дебору, спектаклем, по сути, является вся публичная жизнь общества, как способ общественного производства, воспроизводящий пространственно-временные связи. Культурными корнями «политического спектакля» является театрализация жизни в европейском обществе -- из истории культуры Европы известно, например, что в Средневековье рядом с «официальным» образом жизни, пропитанным религиозностью и отречением от всего мирского, существовал и «народно-карнавальный» образ жизни, являющийся почти прямой противоположностью первому. Политический спектакль как таковой проявляется в кризисных условиях (по крайней мере, все подтвержденные случаи относятся именно к кризисным явлениям - например, подавление «Пражской весны» в Чехословакии в 1968 году или снос Берлинской стены в 1989, ставшие эпохальными и символическими событиями) и его целенаправленно можно создать только «под ситуацию». Вообще «политический спектакль» довольно трудно отличить от спонтанно возникшей кризисной ситуации, которая на достаточно длинный период времени стала основной тематикой в масс-медиа. Кстати, «цветные революции», подобные тем, которые произошли в Грузии и Украине, имеют все признаки «политических спектаклей» -- «театральность» происходящего, основной акцент на работе с медиа, «картинность» противостояния между оппозицией и властью, по возможности - ненасильственный исход событий, в финале -- смена власти. При умелом управлении «политическим спектаклем» его можно экспортировать в другие страны -- тем более, что в современной геополитике это является одним из наиболее эффективных способов распространения своего влияния. Поддерживая оппозицию финансово и организационно, можно сменить правительство в другой стране извне, не прибегая к другим, более насильственным методам. Последствия такого «экспорта демократии», использующего явление «политического спектакля», не всегда однозначны. В Украине, например, «оранжевая революция», ликвидировав полуавторитарный режим Кучмы (а вместе с тем - разрушила управленческую вертикаль с помощью «компромиссной» конституционной реформы, не создав взамен ничего другого), тем самым усилила влияние крупного бизнеса на принятие решений и зависимость Украины от решений, принимаемых США на глобальном уровне. Ведь основные рынки сбыта украинского экспорта, в частности, металлургии - США и страны ЕС, следовательно, на украинских экспортеров можно «давить» с помощью экономических санкций и таким образом влиять на внутреннюю политику Украины, несмотря даже на то, что большая часть бывшей «оранжевой» элиты лояльна США.

Если «политический спектакль» явно спровоцирован искусственно, то его можно назвать успешно реализованной специальной информационной операцией. Цель такой операции в общем контексте - разрушение устоявшейся гегемонии (как способа достижения консенсуса в обществе - по Антонио Грамши), либо создание новой. Конкретные цели могут быть следующими: смена правящего режима в «интересующем» государстве, смена правящей элиты на более лояльную, смена общественных ценностей и парадигмы мышления, создание очага политической нестабильности. Ключевым объектом влияния в информационных спецоперациях является политическое сознание элитарных групп и интеллигенции, выступающих носителями гегемонии. Если же объектом является политическое сознание неэлитных групп, то в этом плане в большинстве случаев операция сводится к выбросу «компромата», снижающего доверие к элите и шантажу элитарных групп как за счет рассекречивания невыгодной информации, так и за счет нагнетания противостояния между ними. В случае того, если целью является смена политического режима в данном государстве на более лояльный, то информационная операция имеет обычно 3 этапа: дискредитация существующей власти с целью признания ее обществом нелегитимной, поддержка «ручной» оппозиции и приведение этой оппозиции к власти с выполнением условий заказчика информационной спецоперации. Общий механизм таков:

1) вначале подбирается среди элиты группа людей, чье мышление может резко отличаться от остальной элиты (желательно, чтобы эти расхождения лежали в области идейных и политически чувствительных вопросов - вариант «пятой колонны»).

2) начинается «раскрутка» новосозданной оппозиции по классической технологии «спиндоктора» в локальных и глобальных СМИ (причем наибольший эффект внутренняя аудитория ощутит именно от СМИ международного уровня как «более авторитетных») под лозунгами а ля «Преступный режим Х ведет страну Y к катастрофе» и т.д. Внутренние СМИ создаются на средства, либо при поддержке заказчика информационной операции. Сообщения, транслируемые СМИ, часто содержат скрытые инструкции для потенциальных участников массовых акций. Также создается или собирается из уже существующих партийных и общественных организаций политическая инфраструктура, направленная на объединение и «разогрев» протестного электората.

3) провоцируется собственно дестабилизация (в экономике - путем несанкционированной эмиссии валюты, в политике - организовывается какая-то громкая отставка, провокация против оппозиции, возможно - теракт)

4) организуется собственно «бархатная революция» путем мобилизации протестного электората через оппозиционные СМИ и партийно-общественную инфраструктуру. Начинаются массовые акции протеста, которые имеют в основном ненасильственный характер и «театрализованную» форму. Власть преподносится в СМИ как сборище коррупционеров и противников всего прогрессивного. Практически обязательным шагом является интернационализация конфликта, сначала в СМИ, а затем с привлечением международных организаций. Обязательным является проведение досрочных выборов, на которых оппозиция уверенно побеждает дискредитированную и лишенную поддержки власть. Новое правительство так или иначе выполняет задачи заказчика информационной спецоперации (обеспечение доступа на рынки, размещение военных баз, совместный контроль над транспортными коридорами и т.д.)

В одной из следующих статей мы проанализируем с этой точки зрения «оранжевую революцию» 2004 года.

Максим Побокин

-


Комментариев: {{total}}


русскийденьги